Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Компьютер книге не конкурент

10.01.2004
2004 год в Челябинской области объявлен годом детского чтения

Лидия ПАНФИЛОВА
Челябинск

Ольга Мяэотс - заведующая детским отделом Всероссийской библиотеки иностранной литературы имени Рудомино, переводчик со скандинавского - представляет Россию в международной ассоциации библиотек. В Челябинск она приехала по приглашению института дополнительного профессионального образования Челябинской академии культуры и искусств. Цель приезда - встреча с детскими библиотекарями и презентация нового издательского проекта "Мы вместе", реализованного при содействии института "Открытое общество", в котором Мяэотс выступила как переводчик, издатель и пропагандист детской книги.

- Ольга Николаевна, дети стали меньше читать во всем мире или только в России?
- Не меньше, а иначе. Идет соревнование с радио, телевидением, Интернетом.

2004 год в Челябинской области объявлен годом детского чтения

Лидия ПАНФИЛОВА

Челябинск

Ольга Мяэотс - заведующая детским отделом Всероссийской библиотеки иностранной литературы имени Рудомино, переводчик со скандинавского - представляет Россию в международной ассоциации библиотек. В Челябинск она приехала по приглашению института дополнительного профессионального образования Челябинской академии культуры и искусств. Цель приезда - встреча с детскими библиотекарями и презентация нового издательского проекта "Мы вместе", реализованного при содействии института "Открытое общество", в котором Мяэотс выступила как переводчик, издатель и пропагандист детской книги.

-- Ольга Николаевна, дети стали меньше читать во всем мире или только в России?

-- Не меньше, а иначе. Идет соревнование с радио, телевидением, Интернетом. И мы, библиотекари, должны не отрицать эти виды передачи информации, а определить свое место в новом раскладе сил, занять в нем свою нишу. С другой стороны, для серьезного изучения проблемы детского чтения нужна национальная программа, с помощью которой можно объективно оценить ситуацию, вызвать адекватную реакцию общества, ответить на вопрос, что именно мы теряем при переходе, скажем, от традиционной книги к электронной и как восстановить утраченный баланс. Простые, заметные невооруженным глазом выводы можно сделать уже сейчас: к примеру, у нас нет подростковой книги. Российские дети читают в младшем школьном возрасте, потом начинается мертвый сезон, и только 16-летними они начинают возвращаться к книге, причем сразу принимаются за Коэльо, Мураками и Ричарда Баха.

-- Но все-таки принимаются?

-- Конечно, потому что во все времена перед молодым человеком встают вопросы, что это за мир, в котором ему предстоит жить, для чего он существует и т.д. Наиболее полные ответы на эти вопросы дает книга.

-- Что, по-вашему, нужно, чтобы чтение стало общенациональной потребностью?

-- Мы должны осознать самоценность книги. Она дарит радость не потому, что несет человеку определенную совокупность знаний. В основе этой радости более глубокие психологические мотивы. А мы очень долго смотрели на книгу, чтение да и на само детство с чисто утилитарных позиций - как на период ученичества, впитывания определенных социальных норм и правил. Книга возвращает ребенка в родную среду обитания, в которой детство является уникальным даром, чудом жизни. Это ощущение радости - одно из основных свойств чтения, потому что книга пробуждает в человеке лучшее. Подчеркну, на первом месте радость, потом все остальное.

Эта мысль особенно актуальна сейчас, когда положительные эмоции от общения с книгой и другими носителями информации утрачиваются. У нас нет государственной политики защиты детей от негативного воздействия СМИ, видеопрограмм, ТВ. Нигде в мире не показывают в дневное время фильмов со сценами насилия и секса, иначе владельцев телеканалов ждут судебные разбирательства, штрафы, удар по авторитету фирмы. И только в России это в порядке вещей:

-- Всегда ли, по-вашему, книга будет удерживать первенство среди других носителей информации?

-- Книга сложнее по структуре, насыщеннее, богаче возможностями. Но уже звучат прогнозы, что по мере развития компьютерных технологий будет расти конкурентоспособность электронных книг. Сейчас эта отрасль находится примерно на таком же уровне, на котором находился кинематограф эпохи братьев Люмьер. Сегодня мировое кино шагнуло далеко вперед в плане художественного и эмоционального воздействия. Не исключено, что то же самое будет с электронными изданиями. Впрочем, сравнение условно, потому что для его корректности нужно допустить, чтобы электронная книга тоже была искусством со всеми присущими ему признаками и особенностями. А искусство - дорогая, штучная вещь.

-- В каких странах наиболее успешно решается проблема приобщения детей к чтению?

-- Она и в России неплохо решается, в основном благодаря энтузиазму и кропотливой работе отечественных библиотекарей. Но у нас проблема заключается в том, что изменился рейтинг профессий, традиционно популярных в советское время. Мы перестали любить милиционеров и опасаемся врачей, авторитет которых еще недавно был непререкаемым. Увы, значительно снизилась и общественная привлекательность профессии библиотекаря. А вот в США всеми средствами поддерживается мысль, что библиотеки священны. В этом уверены все - от высоколобого интеллектуала до дворника, а директор Национальной библиотеки Америки входит в президентский совет. В Великобритании прошлый год был объявлен национальным годом чтения с мощной рекламой, огромной финансовой поддержкой, вниманием общественности и в течение года людям внушалась мысль: читать - это здорово, модно, престижно. В Германии для приобщения детей к чтению библиотекари на день арендовали один из поездов в метро, идущий по кольцевому маршруту, и проводили там встречи со своими читателями, рассказывали им о новых книжках, читали из них отрывки, вводили элементы шоу. Администрация метрополитена сочла это очень выгодным для своего ведомства и выступила спонсором следующей аналогичной акции.

-- То есть технологии приобщения к чтению в мире уже существуют?

-- Конечно, и далеко не всегда для их осуществления требуется много денег. Учитывая, что дети учатся на примерах, в США масса плакатов, на которых звезды эстрады, известные политики, жена президента Буша изображены с книгой в руках. Очень популярна программа "Читающий папа", в рамках которой семейным чтением руководит именно глава семьи, а сыновья берут с него пример и таким образом к книге активно приобщаются мальчики, традиционно читающие меньше, чем девочки. Мне очень нравится такая английская программа: заключенным из числа мужчин предлагалось выбрать любую детскую книгу, начитать ее текст на пленку и отправить своему ребенку в качестве подарка. Программа достигает сразу несколько целей: напоминает заключенному, что у него есть другая жизнь и люди, которым он дорог, а дети, которым все говорили, что их отец плох, получали подтверждение обратного,- что он хороший и мудрый. Книга, прочитанная голосом отца, объединяет семью. Кстати сказать, всякое чтение литературного текста, а в особенности чтение вслух взрослого своему ребенку, - мост, соединяющий представителей разных поколений. Читая книгу, вы наполняете ее своими интонациями, вкладываете в нее частицу собственного опыта и представлений о жизни. Чтение вслух - это всегда диалог с ребенком.

-- Сохранила ли детская литература свои позиции на рынке?

-- Если говорить о мировой детской литературе, то она сегодня развивается, пожалуй, даже интереснее, чем взрослая, к тому же она менее формализована. Взять для примера произведения нобелевского лауреата Исаака Башевис Зингера, который на склоне лет стал писать удивительные вещи для детей. У нас в России новых имен нет. За 10-15 лет мы утратили позиции, которые когда-то занимали. У нас больше нет той заботы государства о детских писателях, которая, может быть, в чересчур идеологизированной форме, но, безусловно, была раньше. И нет профессии детского писателя, потому что он уже не может прожить без халтур и приработков. В результате мы теряем то, чем еще недавно гордились. Причем вместе с профессией детского писателя теряем и историю детской литературы, особенно периода 20-30-х годов, которую выбрасывают из учебных программ. У нас нет национальной коллекции детской книги. А главное - нет интереса к предмету. Не так давно я участвовала в работе выставки детской книги в Мюнхене и не без горечи отметила, что она вызвала такой общественный интерес, какого не вызывала ни одна аналогичная выставка в Москве:

-- Какие еще проблемы, связанные с детской литературой, вы бы отметили?

-- Мы ничего не говорим детям о том, что они живут в многонациональной стране. Дореволюционная детская литература в значительно большей степени воспитывала в детях толерантность и интерес к чужой культуре. Была, например, такая популярная детская книга, рассказывающая о том, как девочка отправилась на поиски своего отца во Владикавказ и по мере своего путешествия встречалась с представителями разных национальностей, населявших Россию, и их интересными обычаями.

-- Можно ли по характеру чтения судить о характере человека?

-- Конечно. Мне всегда хочется знать, что читает народ в общественном транспорте, в очереди в химчистку и кинотеатр. Это - точный срез, говорящий о вкусах, привычках, устремлениях людей. Я с интересом восприняла информацию о том, что наступивший 2004 год объявлен на Южном урале годом детского чтения. В мире с большой серьезностью относятся к подобным проблемам. Например, когда в Германии, которая всегда считалась одной из самых читающих и интеллектуальных стран, огласили результаты тестов по технологии чтения, в которых немцы заняли 23-е место из 32, страна пережила культурный шок, а министр образования подал в отставку...

Комментарии
Комментариев пока нет