Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Израиль МАТОВСКИЙ: "Игру без правил не выношу"

14.01.2004
Клятве Гиппократа должно быть верным в любые времена

Нина ЧИСТОСЕРДОВА
Челябинск

Этого человека в здравоохранении Челябинска знают все. Потому что он работает в нем почти 60 лет. Врач по специальности, за свою жизнь он ввел в эксплуатацию столько новых больниц - ни одному строителю не по силам. Пять написанных им книг читаются, как захватывающие романы. Только что увидело свет еще одно его сочинение - первая в истории России энциклопедия больницы.

Клятве Гиппократа должно быть верным в любые времена

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Челябинск

Этого человека в здравоохранении Челябинска знают все. Потому что он работает в нем почти 60 лет. Врач по специальности, за свою жизнь он ввел в эксплуатацию столько новых больниц - ни одному строителю не по силам. Пять написанных им книг читаются, как захватывающие романы. Только что увидело свет еще одно его сочинение - первая в истории России энциклопедия больницы. И в свои 80 Израиль Матовский - заслуженный врач России, кандидат медицинских наук - по-прежнему первопроходец, занимается вещами, потрясающе интересными.

Но начну с удивительного проекта Матовского, который и по сей день является единственным в России.

В семью пришла беда. Одного за другим Израиль Моисеевич похоронил маму и отца. Для любящего сына это был страшный удар. Впервые в жизни он не мог работать, все валилось из рук. И тогда ему дали путевку в Кисловодск.

Сколько путевок выписывал он людям, будучи председателем профкома в больнице ЧТЗ. Но себе - никогда! Он даже подумать об этом не мог. И вот теперь впервые в жизни ехал отдыхать в санаторий.

Самое большое впечатление на него произвела... водолечебница.

-- Вот бы и у нас в Челябинске открыть нечто подобное! - загорелся он. - Прекрасные грязи рядом, на озере Горьком. Можно лечить людей прямо в городе.

Эта идея не оставляла его и дома. Но где взять деньги на такую стройку? И Матовский в буквальном смысле слова пошел с шапкой по кругу, доказывая директорам заводов преимущества лечения их работников без отрыва от производства.

Любому другому бы отказали с порога да еще и осмеяли бы за "бредовую идею". Но у Матовского была заработанная десятилетиями репутация. С именем заведующего Тракторозаводским райздравотделом было связано беспрецедентное в те тяжелые послевоенные годы строительство роддома, хирургического корпуса, создание детской больницы N 1. Потом ему как заместителю заведующего горздравотделом было поручено утвердить в Госстрое проект больницы скорой помощи. Он сумел добиться приема у начальника Госстроя, доказать острую необходимость такой больницы для Челябинска.

Когда год за годом получается хорошо, то как бы уже и невозможно сработать плохо. Репутация дорогого стоит. За нее платят уважением, возможностями, правами. И директора ЧТЗ, кузнечно-прессового, заводов имени С. Орджоникидзе, Колющенко, которых обходил Матовский, подписывали договор о выделении средств на строительство водогрязелечебницы на долевых началах. С этим договором он отправился в горисполком.

Так было принято постановление городских властей. Под новую стройку выделили площадку в центре города, между школой N 98 и баней. А это значило, что не нужно было строить новые коммуникации, что сильно удешевляло стоимость работ.

Израиль Моисеевич пошел со своей идеей к руководителю "Челябинск-гражданпроекта". И институт за свой счет изготовил всю техническую документацию на новое здание.

И хотя на стройку все время не хватало денег, дело двигалось. Матовского вызывали в горисполком:

-- В облсовпроф поступили федеральные средства на санаторий. Забирай их на свою лечебницу.

-- Нет! - отстаивал он свое детище. - Мы возводим санаторий на долевых началах. Значит, лечиться в нем будут все и бесплатно.

Профсоюзные путевки даже по тем временам стоили немалых денег.

На завершающем этапе недостающие деньги все-таки выделил гор-исполком. Но каких нервов, сил, терпения стоила Матовскому его идея!

В 1974 году грязелечебница вошла в строй. Это было первое в Челябинске лечебное учреждение, построенное за счет кооперации средств предприятий. Это первая и по сей день единственная водогрязелечебница России, принадлежащая местному здравоохранению.

Уютный, любовно отделанный корпус по своему оборудованию и лечебным возможностям не уступал южным санаториям, но в отличие от них был бесплатным. А добраться до него можно троллейбусом. Так что тысячи челябинцев в первый же год оценили "идею Матовского". Поликлиника стала достопримечательностью Челябинска, которую с гордостью показывали всем почетным гостям города.

-- В период перестройки санаторий, построенный на народные деньги, превратился в общество с ограниченной ответственностью (ООО), и лечение здесь в основном стало платным, - с горечью констатирует Израиль Моисеевич.

Человек добрый и достаточно мягкий, он не приемлет коммерциализации медицины. Клятва Гиппократа и лечение за деньги в карман для него и сегодня вещи, абсолютно несовместимые, невозможные. Будучи главным врачом первой горбольницы, он без всяких объяснений увольнял сотрудников "за любую коммерцию". И в этом был совершенно бескомпромиссен.

Однажды пациент пожаловался ему на терапевта, который продавал всем своим больным мумие. Это была опытная, хорошая врачиха. Причем муж ее работал в обкоме партии. Но это не помешало Матовскому подписать приказ об увольнении.

Конечно, ему звонили "сверху". Сначала уговаривали, потом давили и пугали. Но от своих принципов этот упрямый человек никогда не отступался.

В больнице помнят другой случай: блестящий хирург начал пить. Сначала на дежурствах, потом пьяным пришел в операционную. Узнав об этом, Матовский тут же подписал приказ об увольнении. Сам блистательный Крижановский пришел к главному врачу защищать хирурга:

-- Да как вы можете? Вы же знаете всю его семью. У него двое детей, подошла очередь на квартиру...

Израиль Моисеевич дал хирургу квартиру, но из больницы его выгнал.

И в этом поступке - весь Матовский. Двери его кабинета всегда были открыты, в помощи, поддержке он не отказывал никому. Просил, выбивал для своих сотрудников сотни квартир, мест в общежитиях, путевок.

-- Но игру без правил - увольте, не выношу!

Трудно даже просто перечислить все, что он сделал для челябинцев за 18 лет работы в горздраве. Он брался за самые больные проблемы. Одной из них была работа с подростками, которыми не занимался никто - ни терапевты, ни педиатры. И тогда он создал специально для них городское подростковое отделение со стационаром и собственным санаторием, где летом оздоравливали допризывников.

Помещений для подростков, как водится, никто не выделял, и Матовский просто захватил пустующее здание. Причем вещи в него загружали через окна. Конечно, скандал был бы неминуем и не избежать бы его инициатору серьезного наказания, если бы опыт Матовского не одобрил Минздрав, его использовали Минск, Свердловск, Кишинев и другие города Союза. А победителя кто же судит?..

Израиль Моисеевич внедрял новые идеи. По его инициативе в Челябинске была открыта студенческая поликлиника, создана профпатологическая служба, где учились врачи всего СССР. Он организовал первую хозрасчетную поликлинику профосмотров, действующую и по сей день, создал собственное автохозяйство горздравотдела, которое выполняло заявки всех больниц. Матовский организовал первые в СССР автополиклиники на колесах, когда прямо в далекую деревню или на стройку приезжал "Икарус" с рентгеновской и стоматологической установками, узкими специалистами, которые осматривали и консультировали людей из глубинки.

Он рассказывает и еще об одном потрясающем опыте - оздоровления малышей. В послевоенные годы многие жили в подвалах, бараках, дети были ослаблены, отставали в физическом развитии. В 1949 году Матовский предложил руководителю ЧТЗ С. Скачкову передать детям две директорские дачи на озере Смолино. Летом здесь только за одну смену отдыхало до 400 малышей от года до трех лет, в порядке исключения брали и одиннадцатимесячных. Заведовали этим лагерем Дора Дмитриевна Петрова и Елизавета Семеновна Афанасьева, они работали самоотверженно и воспитателей подбирали себе под стать. Годовалые дети на даче начинали ходить, говорить... Родители после отдыха не узнавали своих малышей. Вслед за ними и детские сады ЧТЗ начали вывозить ребятишек на дачу, но только с четырехлетнего возраста. И тоже эффект был потрясающим.

-- Сегодня здоровье детей тоже оставляет желать лучшего. Так почему бы не воспользоваться забытым полезным опытом? - говорит Израиль Моисеевич.

Удивительную жизнь прожил этот человек, который в самом скучном деле умеет находить интерес, видит творческий потенциал и никогда ничего не боится. Этому его научил фронт. Сразу после окончания Киевского мединститута, эвакуированного в Челябинск, Матовский попал в полевой госпиталь, предыдущий состав которого полностью вырезали японцы. А потом были бескрайние степи Монголии, Чита, где он принял кожно-венерологический госпиталь. В Германию попал вместе со второй танковой армией, где служил венерологом. Ведь армия наша изнемогала от сифилиса, других вензаболеваний, это был страшный бич, пришедший к нам с Востока, о котором никто не смел говорить.

Вернувшись в Челябинск, 25-летний фронтовик был назначен заведующим Тракторозаводским райздравом.

-- Неужели вам никогда не мешала пятая графа? - спросила Матовского.

-- В 1953 году, когда кипели страсти вокруг "дела врачей", я сам написал заявление об увольнении.

На сессии райсовета он демонстративно сел в первый ряд: пусть, увольняя, в глаза мне скажут, что плохого я сделал для района. Ни одного дурного слова он так и не дождался. Был уволен и на полгода отправлен учиться, повышать квалификацию.

Потом его вызывали в райком КПСС, уговаривали вернуться. Избрали депутатом, членом райисполкома, но на старое место он так и не пошел.

27 лет работает Матовский в горбольнице N 1. Одиннадцать из них был ее главным врачом. Здесь он вновь взялся за невиданное строительство. Начал с девятиэтажной поликлиники на 2000 посещений в смену.

На Матовского работала его безупречная репутация. Каких только новшеств ни появилось на строительстве этого красивого здания - их использовала потом медицина всей области. А Матовский строил дальше: пищеблок, пятиэтажный переход между корпусами, где разместились АТС и библиотека.

Только что музей истории медицины, который он создал 16 лет назад, переехал в еще одно новое здание больницы. Недаром говорят: переезд - все равно, что пожар.

-- А нам новоселье в радость! - смеется этот неугомонный человек. И ведет показывать новую экспозицию. Он и музей сумел превратить не в склад отслуживших свой век вещей, а в место постоянного общения. Со всей России приезжают сюда бывшие челябинцы, которых он разыскивал по всей стране. Всем гостям музея Матовский рассказывает о самоотверженных челябинских врачах, таких, например, как Жуковский, который на себе испытывал холерный вибрион, или Синяков, оперировавший своих больных в фашистском концлагере. После его экскурсий в книге отзывов появляются такие строчки: "Спасибо вам, теперь я знаю, что тоже буду врачом", "Хочу быть хоть чуточку похожа на тех героических докторов, о которых узнала в вашем замечательном музее". Ради этого стоит работать даже в 80 лет. n

Комментарии
Комментариев пока нет