Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Градоначальник

16.01.2004
Он ценит книги, свой город, но больше всего любит делать и принимать подарки

Виктор РИСКИН
Озерск

Вздохи библиотекаря
О чем с Анатолием Подольским можно говорить бесконечно, так это о книгах. Тем более, что обстановка располагает: чуть ли не каждая стенка его квартиры закрыта стеллажами с многотомными изданиями. Один из шкафов даже вынесен на балкон.
Домашняя библиотека в 5000 книжных единиц, право, впечатляет. Однако наш собеседник ценит не количество: Попали как-то на его полки редкие вещи - трехтомник Некрасова 1864 года издания и Добролюбов с Достоевским конца XIX века (подарок коменданта администрации, отставного офицера Виктора Алексеевского).

Он ценит книги, свой город, но больше всего любит делать и принимать подарки

Виктор РИСКИН

Озерск

Вздохи библиотекаря

О чем с Анатолием Подольским можно говорить бесконечно, так это о книгах. Тем более, что обстановка располагает: чуть ли не каждая стенка его квартиры закрыта стеллажами с многотомными изданиями. Один из шкафов даже вынесен на балкон.

Домашняя библиотека в 5000 книжных единиц, право, впечатляет. Однако наш собеседник ценит не количество: Попали как-то на его полки редкие вещи - трехтомник Некрасова 1864 года издания и Добролюбов с Достоевским конца XIX века (подарок коменданта администрации, отставного офицера Виктора Алексеевского). Полюбовался на них Подольский, а потом задумался: вправе ли он один распоряжаться раритетами? Тут же позвонил в центральную библиотеку, предупредил, чтобы ждали.

-- Вышла ко мне молодая женщина, заведующая отделом букинистики, - рассказывает Подольский. - Поинтересовался, какая у них самая старая книга? Она назвала пару изданий, датированных началом ХХ века. Протягиваю ей Некрасова. Она как глянула, так и ахнула.

Читать Анатолий Николаевич пристрастился с детства. Жил тогда он в Тамбовской области. Учился хорошо, за что и поощрили первой в его жизни книжкой "Подвиг Семена Дежнева". К ней прибавился подарок сестры - учебник "История средних веков". А уж когда в 1948-м организовали библиотеку, то более увлеченного читателя, чем 12-летний Толя, во всей деревне не было.

Парень едет из Тамбова

Но вовсе не книжным мальчиком рос будущий главный автоинспектор Озерска и городской голова. Уже в 19 лет выпускника Тамбовского автомобильного техникума распределили в Красноярский край на строительство Канско-Ачинского топливно-энергетического комплекса - КАТЭК. Работал всего ничего - месяца четыре, зато прошел первую школу настоящей, взрослой жизни.

-- Выпало мне, по сути, парнишке, командовать колонной в 90 машин, - рассказывает Анатолий Николаевич, - а водителями там мужики под 50 лет. Да не простые, а заключенные, враги советской власти, выловленные после войны в лесах Западной Украины. Мне знающие люди и подсказали: ты, мол, своим начальственным положением не кичись, а прислушивайся к советам "бугров". Я так и поступал. И в дальнейшем выработал для себя такую практику: выслушивать мнение других и доверять людям.

Парень, приехавший из Тамбова, делал стремительную карьеру: Нет, уже не в Красноярском крае, а в "сороковке", где его, энергичного, волевого и на редкость трудоспособного, определили в техноруки, а затем в начальники крупнейшего гаража на две сотни машин:

В воскресенье, 29 сентября, Анатолий Николаевич проверял работу дежурных в автохозяйстве. Диспетчерская представляла собой подобие полуземлянки, где стоял недавно купленный на общие деньги радиоприемник "Балтика".

-- Перед заходом солнца, - вспоминает Подольский, - как вдруг что-то ахнуло! Если по прямой, то от нас до места предполагаемого взрыва было километра полтора. В землянке посыпались стекла, дверь сорвало. И, что самое обидное, упал с тумбочки новенький приемник. Мы выскочили посмотреть и увидели, как на горизонте, на фоне садящегося солнца поднималась какая-то розовая густая пелена. Мы ничего не поняли, и через некоторое время я поехал в свою гостиницу - собираться на спектакль, который шел в тот вечер в нашем театре. После спектакля перекусил в столовой и лег спать. В начале первого раздался стук в дверь:

И началась эвакуация людей с загрязненной радионуклидами территории промплощадки.

Словом, работы хватало.

Смена мундира

Так бы и состоял Анатолий Николаевич в должности автомобильного начальника, если бы не начали его усиленно сватать в ГАИ. Переходить, честно говоря, особо не хотел.

Новый сотрудник госавтоинспекции, а вскоре и ее начальник поставил себя сразу. Он взял за правило: ни одного случая нарушения не спускать никому. И неважно, кто его допустил - простой шофер или водитель-любитель в ранге большого начальника. Разумеется, были скандалы, разбирательства, жалобы и прочее. Но Подольского поддерживал тогдашний председатель горисполкома Николай Яковлевич Ермолаев. Он же и предложил ему место для строительства нового здания ГАИ. Прежде инспекторы ютились в четырех небольших кабинетиках на улице Ленина. Место назвал хорошее, на улице Комсомольской. Другой бы на месте Подольского ухватился за предложение с радостью. Еще бы - лесопарковая зона. Но, видно, уже тогда жил в нем истинный градоначальник, радеющий не за свои сиюминутные интересы, а за весь город в целом.

-- Я ему возразил, - говорит Анатолий Николаевич, - напомнил, что у горожан сейчас семь тысяч машин, а со временем их будет больше. Представьте себе, во что превратится лесопарковая зона, когда туда двинется вся эта армада на регистрацию, снятие с учета и техосмотр. Короче, порекомендовал площадку за городом со стоянками на 50-60 машин.

Но не эта предусмотрительность и прочие новации нового главного гаишника вызывали у горожан и руководителей местных предприятий неподдельное уважение, а то и изумление. Наверное, до Подольского никто не отваживался на подобные эксперименты, кроме Даниила Александровича Семенюка, который и передал ему коллектив ГАИ.

Где, скажите, раньше, да и теперь вы встретите человека в форме, который вместо того, чтобы при техосмотре жучить водителей и доводить их своими придирками до микроинфаркта, ходил вдоль выстроенных в линейку машин и жал руки шоферам? Поздравлял их с прохождением техосмотра, который они (вдумайтесь!) не проходили!

-- А зачем? - не понимает нашего удивления Подольский. - Вот подъезжает машина. За рулем водитель, он же депутат областного Совета. Мы ему доверяем государством командовать, а тут - автомобиль. Подхожу, спрашиваю: "Как машина?" Отвечает, что в порядке. Я ему пожимаю руку и желаю счастливого пути. И на таком доверии потом целые колонны пропускали. И не было случая, чтобы кто-то подвел. Наоборот, к такой "ревизии" готовились особенно тщательно. Выгода прямая - ни мы, ни водители не тратили массу времени на прохождение техосмотра. А колонны и гаражи устроили целое соревнование за право проходить проверку готовности автотранспорта без: проверки.

Верить на слово! Опасная эта затея. Но Подольский следовал такому правилу не только при техосмотре. Так, он первым поддержал только что прибывшего в Озерск на должность начальника ЮУС Геннадия Середу. Был тогда Анатолий Николаевич членом городской госкомиссии. Как раз в 87-м сдавался комплекс автотранспортного предприятия. Некоторые члены комиссии отказывались подписывать акт сдачи объекта, ссылаясь на действительно имеющиеся недоделки. И спросил Подольский Середу: "Сколько времени потребуется вам для устранения этих недостатков?" Тот ответил: "Месяц!" "Товарищи, - обратился к комиссии Подольский, - Геннадий Максимович прибыл к нам из Чернобыля. До этого строил атомную станцию в Снечкусе. Неужели мы откажем ему в доверии?" Взял и первым поставил свою подпись в приемочном акте.

Пачка печенья

Популярность Подольского как руководителя росла. И вот в конце 1991 года его начали усиленно уговаривать занять кресло городского головы. Уламывали тогдашний начальник стройки Середа и гендиректор "Маяка" Фетисов. За него проголосовало большинство депутатов горсовета.

-- Магазины тогда были пустыми, - вспоминает Анатолий Николаевич, - на полках даже молока не было. У людей на руках сотни продуктовых талонов, а отоваривать нечем. Поехал по совхозам. А там бескормица, коровы лежат. Дал денег на закупку сена, но предупредил, чтобы все молоко шло в город.

Через 15 дней талоны не понадобились: в город атомщиков пошли свежие продукты. Не только молочные, но и птица, а за ней и рыба. Не поленился новый мэр: объ-ехал окрестные птицефабрики и рыбозаводы. Предприятиям - беспроцентные кредиты, расчет - продукцией. А дальше: Дальше градоначальник стал делать вовсе удивительные вещи. По его распоряжению были подняты ставки врачам и учителям, ветеранам и пенсионерам к каждому празднику дарились подарки. А кто не помнит поощрений с демографическим уклоном? Зарегистрировался брак - каждому из пары по недоминированному миллиону. Родился ребенок - получи молодая семья миллион! Студентам платились стипендии по 300-500 тысяч. А как он пестовал таланты! Пригласили его прослушать начинающую певицу.

-- Как она запела русские романсы, - говорит Анатолий Николаевич, - так я сразу спросил: сколько стоит обучение? Сказали, что три миллиона. Теперь Наталья Карлова - прима Свердловского оперного театра, лауреат итальянских конкурсов.

О пяти годах, проведенных Подольским на посту мэра, можно писать не очерк, а как минимум, повесть. Не будет преувеличением сказать, что правил он единолично. Был строг, требователен, не признавал никаких авторитетов. Для него был один авторитет, которому служил - город Озерск. И свято верил: люди, идущие с ним рядом, также присягнули на верность городу, а значит, и ему. Оказалось, что не совсем так. Те, кто был рядом, попросту его сдали, переметнулись в стан "заговорщиков", к тем, кому не очень нравилась абсолютная самостоятельность мэра. Окончательный удар нанесла пасквильная газетенка, разбросанная по ящикам горожан за три дня до выборов 1996 года. В ней сообщалось о виллах на Сейшельских островах и много прочей ерунды.

-- Какие виллы, - грустно улыбается Подольский, - когда у меня загранпаспорта никогда не было.

Тем не менее, эта чушь возымела действие, и наши доверчивые горожане проголосовали против. Это потом многие из них и даже былые "заговорщики" покаялись за совершенную глупость. Не зря же Анатолий Николаевич и сегодня в тройке самых известных озерчан последнего десятилетия. Об этом он сам рассказывает.

-- Подошел я к киоску купить пачку печенья. А тут двое мужиков беседуют, местной власти косточки перемывают. Один говорит: "Вот раньше люди были! Фетисов, Середа, Подольский!" Второй комментирует: "Жаль, все умерли!"

Оказывается, жив-здоров Анатолий Николаевич. Можем, так сказать, лично засвидетельствовать. В свои 66 смотрится очень даже бодро. И все у него в порядке. И внучек - Женечку, круглую отличницу, и старшую, Ксению обожает, и гостей привечает. А навещают его многие, в том числе и некоторые бывшие сослуживцы по администрации и ГАИ. Вот только на выборы мэра он больше никогда не пойдет: очень большое разочарование до сих пор испытывает по поводу людей, которым так доверял. Теперь доверяет куда более надежным, молчаливым и верным друзьям - книгам. Может, больше ничему они его не научат (по житейской мудрости сравнялся с ними), зато уж точно не предадут. n

Комментарии
Комментариев пока нет