Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

В селе Теренкуль Красноармейского района корреспондент МедиаЗавода искала следы прошлого

29.08.2013
В это село меня тянуло давным-давно. Там в 1923 году родилась моя мама - Александра Ершова, в девичестве Кокшарова

В это село меня тянуло давным-давно. Там в 1923 году родилась моя мама - Александра Ершова, в девичестве Кокшарова.

Девочку Шуру, когда ей было лет восемь-девять, и ее мать Варвару старший брат Александр перевез в Челябинск.

У мамы сложилась судьба в другом уральском селе - Кузнецком, знаменитых Тютнярах, где она работала главным врачом больницы, а потом создала детский санаторий «Солнышко».

Памятью она часто обращалась к Теренкулю и много забавных историй рассказывала о своем детстве, но никогда не стремилась там побывать. Я звала маму: «Давай съездим», но получала упорный отказ. Как будто тот жизненный след оборвался, и она не надеялась его найти.

Четыре года назад мамы не стало. Диктофонная запись сохранила родной голос и воспоминания о ее малой родине.

- Однажды мы с матерью пешком пошли из Челябинска в Теренкуль. Она надумала повидать родню, - рассказывала мне моя мама. - А это сто километров с гаком. Сначала Миасское попадет, теперь это большой районный центр Красноармейского района, а тогда район был Бродокалмакский. Потом деревни Шумово, Шибаново. В одной из них мы заночевали.

Просишь хозяев, если откажут - пойдешь в следующую избу. Пустят, кинут на полу какую-нибудь одежонку, спишь без задних ног, а наутро дальше. Шли, отдыхали, снова шли. Еда была маломальская. Стонешь, но идешь. Какие машины! По дороге ни одной не встретили. Хорошо хоть лето стояло теплое. Мне лет 11 было, через год после этого мать умерла…

Недавно я села за руль, и вместе с внуком Андреем мы отправилась в путь, по которому шли мои мама и бабушка. До села Теренкуль, казавшимся таким же далеким, как и мамино детство, доехали часа за полтора с остановкой.

Сначала ехали по добротному Бродоколмакскому тракту, потом по более прозаичному шоссе на Алабугу. Поворот на проселочную дорогу, она, словно в песне - «как стиральная доска». Ямы да ухабы. Справа за рощей отливает волной озеро Тирикуль. Дальше начинается болотистая местность, поросшая камышами, поля скромных, но радующих глаз фиолетовой красотой цветы, блестят на солнце маленькие озерца-блюдца.

А вот виднеется озеро. Теренкуль. Как я узнала, в переводе с татарского - глубокое озеро. Уральская глубинка...Волнуясь, въезжаю в село.

Улица Школьная пустынна. Развевается флаг на здании администрации, рядом с ним школа. Переулки не проезжие. После дождя даже пешком вряд ли проберешься.

Остановили мужчину на велосипеде.

- В Теренкуле чуть ли не половина жителей Кокшаровы, - сказал он. - Вон в том доме найдете однофамилицу своей матери, ей далеко за 80, может что вспомнит.

На наш стук никто не отозвался.

- Александра Никитична Кокшарова умерла, - сообщил мужчина из соседнего дома. А его теща Нина Ивановна Кокшарова посоветовала отыскать еще одну Александру Кокшарову, которую в селе кличут Шурой Заварихой.

Может, дальняя родственница? Со слов моей мамы, прозвище это было именно у семьи, в которой она росла. Откуда оно пошло, неизвестно, в деревне клички - обычное дело. Однако еще одна жительница, встреченная на улице, сказала, что Шуру Завариху мы не найдем - умерла и она.

Я вслушивалась в речь теренкульцев. Даже молодые говорят на местный манер, проглатывая в окончаниях гласное «е»: знашь, делашь, гуляшь. И еще - здеся вместо здесь. Так до конца жизни говорили мои дядя и тетя, молодыми перебравшиеся из Теренкуля в Челябинск…

Едва проехав через колдобины, вырулила к бывшей церкви. Знаю из источников, что это был храм Сошествия Святого Духа на апостолов. Уже многие годы в здании клуб. Он украшен воздушными шарами и декоративными флажками - накануне был день села.

Ольга Кокшарова, хозяйка клуба (его заведующая, диджей и уборщица в одном лице) наводила порядок после праздника.

- Тут даже встать было негде, чуть ли не все село пришло, - воодушевленно поделилась она. - Выступала наша группа «Рябинушка». Приезжали ансамбли из Лугового, из Бродокалмака. И артисты с аттракционами из города.

Ольга за три должности получает 5 тысяч рублей в месяц. У нее пятеро детей. Дочки замужем, скоро женится старший сын, младшим сыновьям 15 лет и 2,5 года. Муж подался в Челябинск на заработки.

В Теренкуле рабочих мест раз-два и обчелся. Из учреждений – служба ЖКХ, фельдшерский пункт, почта и дом культуры. Больше ничего. Раньше был совхоз, свинокомплекс, когда-то даже кирпичный завод. Теперь их нет. Теренкульские мужчины ездят подзаработать, где придется, а домой - только на выходные. Здесь работящему мужику и в воскресенье отдохнуть некогда - хлопот полон рот. В деревне без огорода и скотины не выжить. Надежда только на свое хозяйство. Крепче стоят на ногах те, кому удалось создать семейные подряды.

Для непривычного глаза пугающе много брошенных домов: с заколоченными ставнями, покосившихся, а то и вовсе дышащих на ладан. Хозяева уехали в районный центр или в город. Участки продаются. Если домишко совсем плохонький, то за 300 тысяч, если годный - за миллион и больше.

Возле клуба зияют пустыми рамами двухэтажки. Нам объяснили, что бывшие жители оттуда переселились в частные дома с огородами. Их квартиры занимали переселенцы из города. Но в деревне особый уклад жизни. Не все к нему приспособились. Уехали обратно.

В Теренкуль как-то из Москвы приезжала делегация, говорили о реставрации церкви (она в районе самая старая) и возвращении ее РПЦ. А посмотреть самый старый из сохранившихся теренкульских домов нынче наведывались потомки бывших владельцев.

Дому 150 лет. В начале XX века в нем жил купец. У него было три сына. Когда большевики начали раскулачивать зажиточных людей, такие семьи бросали жилье и уезжали кто куда, прихватив только необходимое.

Сейчас в этом доме живут молодые супруги Неволины. Из главы семейства Виктора купца не вышло, ему ближе крестьянский труд. Выращивает картофель, занимается заготовкой кормов. Возле дома стоит трактор «Беларусь» и механизм под названием пресс-подборщик. За домом, ближе к озеру, красуется высоченная скирда «кирпичей» из сена, которые Виктор укладывает вручную. Даже в воскресенье, в день нашего приезда, он трудился. У жены Марины свое хозяйство: собака, две кошки, кролики и 50 уток.

- Переехать в город? Ни за что. В деревне лучше, - уверенно говорит она. - Вот только продукты в местных магазинах дороже. Если в городе кило сахару можно купить по 29 рублей, то здесь на десятку дороже. За одеждой для детей мы обычно ездим в Бродокалмак.

Еще Марина прирабатывает художественным руководителем клуба. Но главная ее забота - дети. У Неволиных, как и у купца, владевшего домом, тоже три сына.

В первый класс Теренкульской школы-девятилетки нынче пойдет всего три ребенка. Старшеклассники учатся в интернате Миасского, на выходные приезжают домой.

Мама рассказывала, как старшие братья научили ее немного читать и писать. И стала она просить свою мать: «Отведи меня в школу». Хотя лет ей было мало, а учебный год уже начался. Бабушка Варвара, простая, неграмотная деревенская женщина, повела ее за руку. В школе урок, а она двери в класс открыла и говорит: «Матушка-учительница, вот девчонка учиться просится, ты уж ее возьми». Учительница посмеялась и сказала: «Ладно, вон там место, пусть садится».

Где стояла та церковно-приходская школа - никто из деревенских не смог нам сказать. Не нашли мы старых людей, которые могли бы это помнить.

А изба, где родилась моя мама, стояла в отдалении от центра Теренкуля и, как ей помнилось, называлась та часть села Теренкульский край. Оказывается, это место по сей день так называется - Край. Только домов там почти не осталось, а те, что уцелели, заброшены. Мы встретили там охотников, приехавших пострелять уток. В сезон охоты эти дома для них вместо гостиницы.

Из Теренкуля, вернувшего мне родовую память, уезжать не хотелось, но ждали неотложные городские дела. В своем интернет-блоге Андрей написал: «Теренкуль. Население - 803 человека. А количество строчек об этом поселении в Интернете в 25 раз меньше. Но люди живут там добрые и бодрые»…

Комментарии
Комментариев пока нет