Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Папина" любовь

31.01.2004
В шестилетнем возрасте она попала к отчиму в постель. В 18 решила уйти из жизни

Светлана ЖУРАВЛЕВА
Челябинск

Жизнь втроем
...До пяти лет Леночка жила с мамой у бабушки.

В шестилетнем возрасте она попала к отчиму в постель. В 18 решила уйти из жизни

Светлана ЖУРАВЛЕВА

Челябинск

Жизнь втроем

...До пяти лет Леночка жила с мамой у бабушки. Потом мама познакомилась с дядей Славой, который приехал из другого города. Молодая семья ушла на квартиру.

Денег всегда не хватало, и мама стала челночницей. Когда ездила за товаром, с девочкой оставался дядя Слава. Вечером раздевал ее и укладывал спать в свою кровать. Ребенку даже в голову не приходило, что дядя Слава поступает плохо. Дальше - больше. Он ласкал ее, как мужчина, хотя Леночке было всего шесть лет.

-- Я не знаю, почему не рассказала об этом маме. Просто когда она возвращалась из поездки, я была так рада, что про все забывала, - горько всхлипывала Лена.

Жизнь при маме походила на праздник. Втроем они гуляли по парку, ходили в цирк. Дядя Слава покупал конфеты и сладости Леночке, дарил игрушки. Но как только мама уезжала, забирал ребенка в свою постель. "Я же твой папа! - говорил он Леночке, подавляя любое ее сопротивление. - Все папы делают так".

Отчим овладел ею, когда Лене было 12 лет. В тот день она вернулась из школы с высокой температурой, от которой слегла. Вечером дядя Слава дал ей лекарство, сделал компресс и прилег рядом. "Тихо, крошечка моя! Я тебе не сделаю плохо!" - возбужденно шептал ей, когда девочка пыталась оттолкнуть бесстыдные руки отчима. Потом от боли Лена потеряла сознание. Придя в себя, увидела встревоженное лицо дяди Славы. "Что с тобой? - испуганно спрашивал он и приговаривал: - Все хорошо, моя девочка! Все замечательно..."

Вернувшись из поездки, мать сердцем почувствовала неладное. Уж очень подавленным был вид Лены. "Он к тебе приставал?" - прямо спросила дочку. Но Лена, опустив глаза, отрицательно покачала головой.

-- Я боялась сказать правду. Как будто язык проглотила от ужаса и вины, - признавалась подружке.

С этого момента началась ее двойная жизнь. Одна - при посторонних людях и маме. Другая - наедине с отчимом. Лена не заводила подруг из страха, что кто-нибудь узнает о ее тайне. Но в седьмом классе в нее влюбился сосед по парте. Мальчик нес ее портфель, провожая до дома, когда отчим увидел их вместе. "Если еще хоть раз встречу его рядом с тобой, убью!" - пригрозил не на шутку. В следующий раз они стояли у школы, когда резко взвизгнули тормоза машины.

-- Лена! - крикнул из окна отчим и открыл дверь. Девочка не торопилась. Отчим вы-скочил из машины и в ярости схватил девчонку за руку. Он был так зол, что всю дорогу его трясло. "Этому парню от тебя надо только одно!" - кричал вне себя. И когда Лена, глядя ему в глаза, зло усмехнулась, ударил ее по лицу. Потом с ним случилась истерика. Он целовал ей руки, на коленях просил прощения, признавался в любви. Говорил, что никто, как он, ее любить не будет. Что кроме нее, ему не нужна ни одна женщина в мире. И мама Лены тоже.

-- Но мы с тобой должны ее пожалеть! Ведь так? Представляешь, как ей будет плохо, если она узнает правду?! - вкрадчиво объяснял ситуацию, задевая самые тонкие струны в душе девочки.

Ради мамы она терпела домогательства отчима, хотя делать это было все труднее. Он становился все более агрессивным. Все чаще прикладывался к бутылке. А напившись, буянил и кричал: "Всех порежу!" Потом пьяно плакал, что его никто не понимает, никто не любит, что никому он не нужен. Лене было противно и тошно.

Поступление в институт в ее жизни мало что изменило. Разве что появилась подруга. Но вместе с ней пришли и новые переживания. У подруги был парень, который красиво и трогательно ухаживал за ней: подавал пальто, укутывал в шарф, когда было холодно, поддерживал при выходе из транспорта. Все было не так, как в жизни Лены.

"У меня никогда не будет такой красивой любви, - обреченно думала она. - Я - моральный урод, инвалид. Да мне и самой уже не полюбить никого".

Однажды, погруженная в мысли о том, что ей никогда не быть счастливой, она поймала на себе похотливый взгляд отчима. "Не смей! Не подходи ко мне! Я закричу!" - с угрозой предупредила. Но он будто оглох. Лена молотила его кулаками, царапала, кусала, но справиться с ним не могла. Отчим взял ее силой. Еще ни разу в жизни она не чувствовала себя такой раздавленной и униженной. Еще никогда не угнетало ее так состояние безысходности. И она решила свести счеты с жизнью.

Помешала подружка. Рассказав ей обо всем пережитом, Лена почувствовала неожиданное облегчение. И при поддержке подруги начала действовать немедленно. Вызвала отчима с работы для разговора. Для начала сообщила ему, что написала заявление в прокуратуру. Потом объявила, что уходит из дома навсегда. А когда мама вернется, расскажет ей обо всем. Отчим выглядел растерянным и жалким. Тихо спросил: "Зачем ты это сделала? Я бы и так все понял".

После того как в тот же день Лена с вещами ушла из дома, отчим отравился. Но умереть ему было не суждено.

Его нашла жена и тут же вызвала "скорую". Самоубийцу увезли в больницу, сделали промывание желудка. И спасли. Из больницы он вернулся туда, где и жил, - в однокомнатную квартиру, которую покинула Лена.

А что же она сама? Подала ли заявление в прокуратуру? Нет. Почему?

-- Наверное, жалко стало, - объясняет Лена. - Знаете, а ведь отчим мой плохо кончит: или сопьется совсем, или хуже того...

Лена сама пришла в редакцию, чтобы рассказать о своей беде. Красивая темноволосая девушка в современной дубленке. Только глаза были нехорошие, пустые. "Напишите,- попросила она. - Если ваша статья спасет хотя бы одного ребенка, то, значит, я не напрасно сюда пришла".

Семья - опасная зона

Но насколько типична история Лены, чтобы говорить о ней как о проблеме?

-- Цифр вы не найдете: ни по области, ни по России, - сразу предупредили меня.

И все-таки я попробовала их поискать. Для начала в правоохранительных органах. Но цифры оказались ничтожно малы и достоверной картины не давали. Почему? Судя по результатам анонимного опроса в одной из женских консультаций, примерно треть пациенток подвергалась сексуальному насилию в возрасте от 7 до 45 лет. И никто из них в правоохранительные органы не обратился. Стыд назвали причиной 38 процентов, неверие, что там помогут, - 32 процента, боязнь огласки - 24 процента, страх мести - 6 процентов. Теперь понятно, почему в правоохранительных органах такую статистику искать бесполезно.

Где еще она может быть? В системе здравоохранения. Звоню в Челябинский центр репродуктивного здоровья подростков.

-- За последние годы к нам обратились лишь две девочки, забеременевшие от отчимов, - говорит врач Ольга Андрюшина. - Но это случилось по взаимному согласию.

Трудно поверить (не врачу, конечно, а девочкам). Если они матерям своим правды не говорят, то как можно рассчитывать на искренность? Нет, и этим цифрам верить нельзя.

Нет цифр, значит, нет и проблемы. Если бы! Есть, и очень серьезная. Судить о ней можно, к сожалению, лишь по косвенным показателям.

В Интернете я нашла такой вот факт. За пять лет работы психолого-медико-социальный центр "ОЗОН" в Москве зарегистрировал более 400 обращений в связи с сексуальным насилием над ребенком. 48 процентов детей пострадали (где бы вы думали?) в семье. Поэтому напрасно мы считаем, что все преступления совершаются только на улице. Половина из них происходит в семье. Психотерапевты-практики, работающие с семьей, говорят, что даже это число сильно занижено. Семья стала опасной зоной. Таким же рискованным местом, как и улица. И причина вовсе не в неблагополучных семьях, как это принято думать. В Москве большинство потерпевших детей проживает в семьях со средним достатком, 15 процентов - с высоким. И только 10 процентов - с низким. О чем это говорит? О том, что сексуальные преступления против детей и материальное благополучие семей практически не связаны.

Мой дом уже не крепость

Изречение "Мой дом - моя крепость" в наше время стало не более чем мифом. Что же делать? Как защитить детей, когда не спасает даже родная крыша? Об этом в первую очередь должно подумать государство. Государство, не принимающее мер к преступникам, виновно, как и лица, совершающие беззаконие. Ему ли пребывать в безмятежности, когда Россия встала на первое место в мире по числу подростковых абортов? Согласна со мной и заведующая Тракторозаводским центром семейной психологии в Челябинске Марина Батова. Вот уже много лет она работает с семьей и знает о ее проблемах не понаслышке.

-- Избежать инцеста очень сложно, - говорит она. - Ребенок считает: все, что делают взрослые, - это правильно. Такова особенность детской психологии.

Рецепт психолога одновременно прост и сложен. В семье не должно быть закрытых тем. Чем больше доверия, тем больше уверенности: ребенок в безопасности. Чего уж проще?

Только вот родители, к сожалению, сами не склонны к открытости. Марина Аркадьевна не верит, например, что мама Лены находилась в полном неведении.

-- Семья - это такое место, где все про все знают, - говорит она. - Тут надо специально закрывать глаза, чтобы не видеть очевидного. В ее практике был случай, когда мать отказалась от дочери ради мужчины. Что толку говорить такой матери о доверии?!

И тем не менее разговор Марина Аркадьевна завершила на оптимистичной ноте. Тот психологический надлом, который пережила Лена и другие дети, попавшие в подобную ситуацию, лечится. И чем острее были переживания, тем легче. Спасибо хотя бы за эту новость! n

Наказание за преступление

За изнасилование ребенка, не достигшего 14-летнего возраста, Уголовный кодекс РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от восьми до пятнадцати лет.

Достаточно суров закон и в отношении развратных действий, совершенных с детьми до 16 лет. Он предусматривает наказание в виде лишения свободы до трех лет. А еще предполагает штраф до 300 тысяч рублей.

Но самое страшное наказание осужденных по этой статье ждет на зоне. Таких там просто "опускают". Правда, до суда, как вы поняли, чаще всего дело не доходит.

Комментарии
Комментариев пока нет