Новости

Награду Анатолию Пахомову вручил замминистра обороны России Николай Панков.

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Скажите: "Чи-и-из"!

04.02.2004
Пьесы Рея Куни на сцене Челябинского академического театра имени Наума Орлова

Творчество комедиографа англичанина Рея Куни заворожило российские театры. Один за другим они продолжают вписывать в свои афиши названия его пьес. Дошла очередь и до Челябинска. Академическая драма представила зрителям сразу две его комедии: с небольшим временным отрывом за  "N 13" последовал "Слишком женатый таксист".
Программки обоих спектаклей спешат сообщить об ошеломительном успехе драматурга на сценах всего мира и премии Лоуренса Оливье, которой был удостоен "N 13".

Пьесы Рея Куни на сцене Челябинского академического театра имени Наума Орлова

Творчество комедиографа англичанина Рея Куни заворожило российские театры. Один за другим они продолжают вписывать в свои афиши названия его пьес. Дошла очередь и до Челябинска. Академическая драма представила зрителям сразу две его комедии: с небольшим временным отрывом за "N 13" последовал "Слишком женатый таксист".

Программки обоих спектаклей спешат сообщить об ошеломительном успехе драматурга на сценах всего мира и премии Лоуренса Оливье, которой был удостоен "N 13". Правда, премия получена более десяти лет назад. Безапелляционный лозунг "Умничающих много, развлекающих мало" окончательно овладевает сознанием директоров и режиссеров российских театров. Рей Куни развлекает. И это далеко не единственное достоинство его лучших пьес. Увеселяет и "Аншлаг", ставший уже притчей во языцех. Куни это делает не только откровенно, но и качественно, изобретательно, эффектно, с буржуазной основательностью.

Особенно в "N 13". Положив в основу комедии историю несостоявшегося адюльтера, драматург придал ей неожиданность, пикантность и лоск. Сделал главным героем помощника премьер-министра, воспарив в высшие политические сферы Англии. Разместил действие в шикарных апартаментах пятизвездочного отеля. В качестве гвоздя программы предложил ситуацию на грани черного юмора: в номере обнаружен "труп". С виртуозностью фокусника нагромоздил одно случайное совпадение на другое. С помощью фантасмагорических измышлений заставил героя выпутываться из этих обстоятельств. Комедии положений сообщил одновременно простонародную фарсовую беззастенчивость и светский шик салонной драмы.

При всех этих замечательных качествах читать пьесу достаточно скучно, особенно когда завязка и развязка известны и, следовательно, утрачен эффект неожиданности. Вне сценического воплощения она мертва. Только во власти театра пробудить скрытую в печатных знаках комическую стихию. А значит, от его усилий зависит, будет ли этот комизм замешан на вкусе и чувстве меры.

Пригласив на постановку режиссера из Александринки Владимира Голуба, Челябинская драма от конфуза всепроникающей пошлости себя оградила. Сдержанность и элегантность его режиссерского почерка придали комедии положений благородный оттенок и интеллигентность.

В отличие от Вячеслава Гвоздкова, в своем самарском спектакле в лоб заострившего политический аспект происходящего, Голуб такими ассоциациями не озабочен. Благодаря телеканалу "Культура" мы можем сравнить работу Голуба и с режиссерским опытом Владимира Машкова, поставившего "N 13" во МХАТе. Спектакль Машкова холодно-мастеровит, технологичен, равнодушен к человеческой подоплеке происходящего. Путь, избранный Голубом, прямо противоположен. Давая возможность зрителям всласть и от души посмеяться, он не забывает и о шкале нравственных ценностей. Главного героя, соблазнившегося на маленькие любовные шалости и лихорадочно заметающего следы "преступления", режиссер третирует, отнимая у него финал спектакля. Финал принадлежит лирической теме, постепенно прораставшей сквозь перипетии сюжета. (Немало способствуют этому и ностальгически звучащие мелодии оркестра Луи Армстронга, по воле режиссера аккомпанирующие действию). Конечно, эта тема непритязательна и бесхитростна. Зато привносит в спектакль свет истинных человеческих ценностей, искреннего чувства, связывающего молодых героев - секретаря помощника премьера Джорджа Пигдена и медсестру Глэдис. И уж если признать вслед за Петром Орловым, постановщиком "Слишком женатого таксиста", функцию релаксации, снятия психологического напряжения, важнейшей для современного театра, то спектакль Голуба выполняет ее на все сто. И делает это тактично, не оскорбляя нашего эстетического вкуса.

Евгений Поплавский в роли помощника премьера Ричарда Уилли обаятелен, энергичен, работает, как всегда, с самоотдачей и увлечением. Вот только вряд ли его герою, представителю истеблишмента, пристали кураж, суетливость и скороговорка обыкновенного изворотливого пройдохи. Любовь Чибирева (Памела) не без лукавства явила светскую, величественную гранд-даму, которая на деле не столь уж чопорна и совершенно еще не прочь: Убедителен Николай Осминов в роли Джорджа Пигдена. Его герой отчаянно пытается сделать так, чтобы "всем было хорошо", даже если эти "все" сами поставили себя в двусмысленное положение. Борис Власов корректен и пластически выразителен в роли "Тела, мужского", отсутствие жизни в котором окружающими было несколько преувеличено. Добрым словом хочется упомянуть Дениса Кирша, сумевшего своего портье Джека Пота, персонажа "второго плана", уверенно выдвинуть на первый.

Однако не во всех актерах, участниках спектакля, режиссер нашел себе единомышленников. Доброй половине исполнителей не хватает стильности, шарма и изысканности, а это примитивизирует спектакль, подгоняя под усредненный стандарт комедийного зрелища про не нашу жизнь. Среди тех, кого я бы не назвала союзником режиссера, и художник спектакля Александр Дубровин. Созданное им пространство излучает дух провинциальной роскоши и никак не ассоциируется с респектабельностью высококлассного столичного отеля.

Пьеса "Слишком женатый таксист" написана Куни десятью годами раньше "N 13" и многих ее достоинств лишена. Сомнительно, чтобы признание ее "классикой драматургии Англии" делало уж очень большую честь этой самой драматургии. Без особых изысков, с навязчивостью шарманщика, драматург повторяет один и тот же сюжетный ход - его герой, грубо говоря, двоеженец, лихорадочно предпринимает одно усилие за другим, чтобы скрыть сей факт от обеих своих жен. Режиссер Петр Орлов назойливость драматурга еще более усиливает, создавая спектакль, агрессивный в своем желании зрителя рассмешить, взбодрить, расшевелить, развеселить, растормошить, ублажить и т.д., и т.п. Здесь все и все беспрерывно кричат. Начиная от сценографии Олега Петрова, тиражирующей в пространстве сцены зазывную многокрасочность рекламных щитов и глянцевых журналов, кончая исполнителями. Здесь все и все суматошно двигаются. Начиная от автомашин на кинопроекциях, кончая теми же исполнителями. Громче и еще раз громче. Быстрее и еще быстрее. Суета и беготня, конечно, пристала комедии положений, но не до полного же обессмысливания и обесчеловечивания происходящего.

Остается удивляться тому, как, участвуя в таком крикливом зрелище, некоторые исполнители ухитряются продемонстрировать высокий класс игры. Елена Дубовицкая (Мэри Смит) с филигранной точностью обрисовала героиню, очаровательную в своем педантизме и приторной заботливости жены-матери. А Бориса Петрова и узнать-то сразу невозможно. Так он "распоясался", по-детски безудержно отдаваясь внешнему и внутреннему преображению. Михаил Гребень заразительно и иронично преподносит, как на блюдечке, своего бесцеремонного обаяшку-гея.

Кому-то, конечно, и на этом спектакле удастся снять с себя психологическое напряжение. Ну а тем, кто даже в театре развлекающем продолжает видеть искусство, станет весьма грустно, к тяготам их повседневной жизни добавятся еще и эстетические.

Ирина КАМОЦКАЯ

Комментарии
Комментариев пока нет