Новости

Награду Анатолию Пахомову вручил замминистра обороны России Николай Панков.

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Установка эл розеток цена - смотреть варианты >>
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Привыкли руки к топорам...

05.02.2004
Села Нязепетровского района подкосила безработица

Виктор РИСКИН
Нязепетровский район

А лес не растет
С десятилетним Эмилем мы встретились на выезде из деревни Котово. Крепенький мальчуган со школьным рюкзачком за спиной бодро шагал к автобусной остановке.
- Стой, - приостановили мы парнишку, - как зовут, куда двигаешься?
Пацан спокойно ответил, что зовут его Эмиль, сейчас он сядет в автобус и поедет в Нязепетровск на занятие в музыкальную школу по классу фортепиано.
- Ха! - обрадовали мы тезку знаменитого пианиста Эмиля Гилельса. - Так мы в ту сторону и едем.

Села Нязепетровского района подкосила безработица

Виктор РИСКИН

Нязепетровский район

А лес не растет

С десятилетним Эмилем мы встретились на выезде из деревни Котово. Крепенький мальчуган со школьным рюкзачком за спиной бодро шагал к автобусной остановке.

-- Стой, - приостановили мы парнишку, - как зовут, куда двигаешься?

Пацан спокойно ответил, что зовут его Эмиль, сейчас он сядет в автобус и поедет в Нязепетровск на занятие в музыкальную школу по классу фортепиано.

-- Ха! - обрадовали мы тезку знаменитого пианиста Эмиля Гилельса. - Так мы в ту сторону и едем. Давай с нами!

Эмиль восторга не высказал. Помявшись, сказал, что сбегает домой и тут же вернется. Ждали минут пять, пока наш юный знакомый не показался вместе с мамой. Та внимательно осмотрела нас, задержала взгляд на номере машины и только потом разрешительно кивнула головой.

По пути выяснилось, что чуть раньше в Нязю (так нежно именуют свой город коренные жители) уехал отец парнишки. В райцентре он работает, а в Котово давно уже делать нечего.

-- Все правильно, - подтвердил глава Нязепетровского района Александр Цыпышев, - деревня без работы. Котово еще повезло: стоит на дороге, ходит автобус. Можно без проблем добраться до районного центра (30 километров). А вот что делать с другими деревнями? Две уже ликвидированы - Лесная и Табуска. На очереди Ураим, где осталось 40 человек.

Когда-то многие села и деревни Нязепетровского района одновременно были и лесопунктами. На севере области действовал самый крупный леспромхоз. В год рубили до миллиона кубометров деловой древесины. Нязепетровцы махали топорами лет 300. И домахались: леса не стало. Нет, конечно, можно еще забираться на деляны километров за 80. Только экономического смысла маловато: больше солярки на вывоз хлыстов и расчистку лесной целины изведешь. А людей в такую даль туда-сюда перемещать! Или опять поселки строить, чтобы через десять лет не знать, куда народ девать? Словом, нынче вместо миллиона добываются 40 тысяч кубов. Так и не стало леспромхоза, работы и людей. В том же Котово осталось 214 человек, а детей... Как грустно пошутил Александр Цыпышев, в деревенской школе, где учится Эмиль, что в пушкинском лицее - по два ученика на класс.

Гусь и свинья - не товарищи

Редко в каком другом месте встретишь придорожный лес в таком сказочном куржаке. Будто бриллиантов на каждое деревце навесили да электричество подключили для подсветки. Но, увы, ни красотой, ни воздухом сыт не будешь. Привыкли руки к топорам, ничем другим котовцы заниматься не желают. И числятся безработными в службе занятости. Районная власть пару раз выходила с предложениями.

-- На первом сходе, - говорит Александр Цыпышев, - мы предлагали брать бывшие совхозные земли и обрабатывать. Отказались. На втором предложили помочь в развитии подсобного хозяйства. Такая программа у нас действует уже несколько лет. Раздаем желающим поросят или гусей, выделяем часть кормов - выращивайте! Часть - себе, остальное - возвращаете. При необходимости поможем в реализации. Вот она - реальная занятость! Отмолчались. Причина понятна: в таком случае человек лишается статуса безработного. Вы бы посмотрели, какая очередь выстраивается в службу занятости в день выдачи пособий! Не знаю, стоит ли осуждать людей, которых столько лет приучали к гарантированному заработку, а потом разом всего лишили? Вот с тех пор они и не доверяют никаким новшествам. Ну, станут мелкими фермерами. И что получат? Суету, ответственность за этих гусят-поросят, которые хоть и на твоем подворье, но не твои. Лучше уж, коли довели до такой жизни, пусть платят пособия. Прожить на них нельзя, но картошка да своя живность выручат. А стариков пенсия спасает.

Были б девки несимпатичными...

Итак, в Котово 89 дворов. 214 жителей, 160 избирателей. Работающих можно по пальцам пересчитать. Их ровно десять. Именно столько числится в штате сохранившегося здесь лесного участка. Больше и не требуется. Есть еще учителя, почтальон, продавец магазина. И, пожалуй, все. Спросите, почему не назвал фельдшеров и медсестер медпункта? А нет их - медсестер, фельдшеров, как и самого медпункта! Это обстоятельство очень осложняет жизнь пожилого населения деревни. Некоторые старушки, схоронившие своих мужей, склоняются к тому, что померли они от недостатка медпомощи. И ныне за таблеткой и уколом надо ехать в Нязю.

-- Помещение медпункта в Котово есть, - говорит Александр Цыпышев, - а персонала нет. Молодежь выучивается, а обратно не возвращается. Знаете, наши девчонки как на подбор симпатичные, вот их в городе и расхватывают. То есть выучились - и сразу замуж.

-- Так вы парней посылайте, - подсказали мы главе идею.

-- И посылаем. Только здесь есть одна незадача. Уровень подготовки в деревне с городским не сравнить. При поступлении у наших ребят шансов меньше, хотя по результатам ЕГЭ нязепетровские школьники не очень отстали от своих яйцеголовых городских сверстников. А среди сельских районов мы в лидерах. Приведу пример. Парнишка закончил Кыштымское медучилище. Мы его направили работать в одну из деревень. Он добросовестно отработал год. Я его сам отвез поступать в мединститут. Письмо написал ректору с уверением, что парень вернется обратно в село. Ну и что! Не поступил и не вернулся. Видимо, стыдно стало. А мы специалиста потеряли. Наверное, надо повнимательнее относиться к поступающим из глубинки.

-- Кстати, для Котово мы сейчас учим в Кыштыме девчонку, - продолжает глава, - она из соседней деревни. Думаю, через год-полтора приедет.

Что ж, будем верить, что вернутся в деревню фельдшеры и врачи, что повзрослевший Эмиль не ударится сразу в концертный чес по европейским столицам, а начнет готовить будущих гилельсов на своей малой родине, что симпатичные нязевские девчонки сами повезут молодых мужей в край чистейшего воздуха и елей. А другие жители заведут тесную дружбу с гусями и поросятками...

Комментарии
Комментариев пока нет