Новости

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Разведка боем

12.02.2004
Закон об альтернативной гражданской службе (АГС), по всей видимости, будет переписываться на ходу

Сергей КРАПИВИН
Челябинск

У военных есть такой термин: разведка боем. Когда времени на скрытное исследование позиций врага нет, а наступление висит на носу, в атаку бросают самых подготовленных бойцов. Они вклиниваются во вражеские позиции, стараясь максимально изучить расположение неприятельских укреплений, и, выполнив эту задачу, отходят. Как правило, цена такой разведки бывает очень велика. Гибнет много солдат.

Закон об альтернативной гражданской службе (АГС), по всей видимости, будет переписываться на ходу

Сергей КРАПИВИН

Челябинск

У военных есть такой термин: разведка боем. Когда времени на скрытное исследование позиций врага нет, а наступление висит на носу, в атаку бросают самых подготовленных бойцов. Они вклиниваются во вражеские позиции, стараясь максимально изучить расположение неприятельских укреплений, и, выполнив эту задачу, отходят. Как правило, цена такой разведки бывает очень велика. Гибнет много солдат. Можно сказать, что сегодня свою "разведку боем" проходит Федеральный закон "Об альтернативной гражданской службе", вступивший в силу 1 января этого года. Пока он вызывает больше вопросов, чем ответов. И, как ни странно, эти вопросы появляются не только у тех, кто хочет заменить обычную военную службу альтернативной, но и у тех, кто должен на нее направлять. Недавно в военкоматы поступил огромный комментарий к этому закону (почти на 200 страницах), и доселе простая и понятная вроде бы картина вновь стала туманной. Нормы закона расшифровываются в этом пространном документе с точки зрения их соответствия Конституции России, и, судя по нему, теперь призывным комиссиям станет сложнее отказывать молодым людям в прохождении службы на гражданке. Особенно беспокоятся представители районных военкоматов, которым уже сейчас хотелось бы определиться с "альтернативщиками" : кого, куда и когда отправлять. Напомним, что по закону заявления с просьбой проходить альтернативную службу нужно принести в военкоматы по месту жительства до 1 апреля нынешнего года, а служить первые "альтернативщики" начнут лишь ближайшей осенью. Кроме того, на недавней пресс-конференции, проведенной областным военкоматом совместно с рядом общественных организаций, обращалось внимание еще на одну проблему. Инфраструктуры, позволяющей ребятам проходить гражданскую службу в нашем регионе, да и у соседей, до сих пор фактически нет. Налицо старая беда: закон принят, а механизм его реализации опять где-то "потерялся".

Один в поле не пацифист?

В том, что в закон будут вноситься изменения, похоже, уже никто не сомневается. Вопрос: какие? Как сказано в поступившем в военкоматы комментарии к закону: "Право на замену военной службы по призыву альтернативной не связывается с обязательной принадлежностью к какому-либо религиозному или иному объединению, может быть реализовано индивидуально". Именно - индивидуально! Между тем одна из главных проблем, которая появляется у призывника, желающего проходить гражданскую службу, - как доказать на это свое право. Если ты член религиозной или пацифистской организации, проблем у тебя, скорее всего, не возникнет. Представители военкоматов заявляют о том, что готовы рассматривать любые справки из подобных организаций в качестве доказательств. С "индивидуалами" же все гораздо сложнее. Недавнее судебное разбирательство в Миассе, о котором писал "Челябинский рабочий" ("Недоказанный пацифист", 6 февраля этого года), показывает, насколько сложно в одиночку доказать военкоматам и судьям свои убеждения, даже если ты привел с собой свидетелей. А если ты ни с кем этими убеждениями не делился? С одной стороны, закон говорит о том, что можно иметь пацифистские взгляды, не состоять ни в одной соответствующей организации, быть в своем роде "внутренним", непубличным пацифистом, и это дает право на на АГС. А с другой - суд отказывает непубличным пацифистам, таким как Сергей Ермилов из Миасса, в альтернативной службе. Замкнутый круг какой-то получается. Возможно, в законе следует более подробно прописать, как строить взаимоотношения с представителями этой категории призывников.

Служить бы рад, но дома

Не меньше, если не больше, вопросов вызывают сроки альтернативной службы и экстерриториальный принцип ее прохождения - за пределами региона, где живет "альтернативщик". По словам руководителя Челябинской ассоциации солдатских матерей Людмилы Зинченко, нынешний закон ущербен по своей сути. В первую очередь тем, что разрабатывался в недрах Министерства обороны. Между тем за рубежом, в частности в Дании и Германии, этими вопросами занимаются только гражданские ведомства - министерства труда и внутренних дел. Возможно, все нынешние перекосы в российском законе и вызваны тем, что альтернативную службу отдали в разные руки. У нас кроме Минобороны ее курирует Министерство труда и социальных отношений. Л. Зинченко недоумевает и по поводу того, почему срок прохождения гражданской службы в 1,75 раза больше срока обычной службы (42 месяца), хотя в первоначальном варианте, разработанном институтом религии и права, международной трансрадикальной партией и другими правозащитными организациями, он равнялся двум годам. "Нынешняя "альтернативка" воспринимается как наказание за пацифистские убеждения, - говорит она. - Почему-то в других странах "альтернативщики" служат столько же, сколько по призыву. А то, что у нас действует преимущественно экстерриториальный принцип АГС, - это и вовсе драконовская мера, которая ни к чему хорошему не приведет. Бардака и "дедовщины" на "альтернативке" будет не меньше, чем в армии. Молодых людей будут увозить, к примеру, из Москвы на Сахалин. Зачем? У нашего государства есть лишние деньги? У меня создается неприятное ощущение, что ребята, которые пойдут на гражданскую службу, будут еще бесправнее, чем те, кто проходит срочную. Я уж не говорю о том, что нам необходимо создавать школы для подготовки молодых людей к "альтернативке", такие как, например, в Дании. Но мы же все время спешим, спешим показать миру, что создаем гражданское общество. Но пока, к сожалению, это только видимость". Мнение Л. Зинченко отчасти разделяют и ее коллеги из других общественных организаций. В частности, "Женского делового клуба" в Златоусте, добивающегося проведения на Южном Урале эксперимента "Альтернативка" по месту жительства". У военкоматов пока такая точка зрения: альтернативную службу в родном городе будут проходить только те, у кого возникли чрезвычайные обстоятельства, к примеру заболели родственники.

Личное дело верующего

Любопытно отношение к введению АГС и представителей религиозных организаций. Как ни странно, особых восторгов ее появление почему-то у них не вызвало. В целом их реакцию можно назвать спокойной. Региональный представитель по связям с общественностью одной из самых пацифистcки настроенных религиозных организаций "Свидетели Иеговы" Николай Жморщук заметил, что появление такого закона - факт сам по себе отрадный. "Однако решение о том, идти или нет на гражданскую службу, каждый верующий принимает лично, - сказал он. - У наших старейшин нет права никому навязывать свою волю. Тем не менее любому из наших верующих, кто сделает такой выбор, мы, естественно, будем оказывать поддержку. Несколько лет назад, когда такого закона еще не было, мы отстояли в суде права пяти молодых людей".

Примерно в том же ключе высказался пастор евангельских христиан-баптистов челябинской церкви "Благовестие" Виталий Соболев. "Мы даем свободу каждому члену нашей церкви, - заявил он. - У нас нет запрета на службу в армии. К примеру, несколько месяцев назад двое наших верующих стали солдатами одной из воинских частей. Мы постоянно поддерживаем с ними контакт. Ребята ни на что не жалуются, в части им не запрещают читать Библию, молиться. Командир и сослуживцы относятся к этому с пониманием. Конечно, мы против таких форм службы, как участие в кровавых войнах. Но защищать свое Отечество необходимо. Мой отец проходил службу в Вооруженных силах и тоже был пастором нашей церкви".

Может быть, подобная реакция представителей религиозных организаций отчасти вызвана и тем, что они пока еще очень осторожно относятся к альтернативной службе в ее нынешнем состоянии. Если даже представители военкоматов с трудом представляют, как будет проходить набор в "альтернативщики", что говорить о других.

Комментарии
Комментариев пока нет