Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Прощай, оружие?

18.02.2004
УГМК зарыла топор войны. Кыштым закапывает окопы

Евгений КИТАЕВ
Челябинск

"Медные" войны, разгоревшиеся в Кыштыме и Карабаше несколько лет назад, стали, наверное, самыми "кровопролитными" в новейшей промышленной истории Южного Урала. В них были вовлечены не только производственники и акционеры Кыштымского медеэлектролитного завода (КМЭЗ), "Карабашмеди" и Уральской горно-металлургической компании (УГМК), но еще и жители самой глубокой "черной дыры" России, службы по финансовому оздоровлению, судебные инстанции, приставы. А также "тяжелая артиллерия" - власти двух соседних регионов, представительство УрФО и еще кое-кто из обитателей высоких московских кабинетов. Административный ресурс, словом, был задействован на полную катушку.

УГМК зарыла топор войны. Кыштым закапывает окопы

Евгений КИТАЕВ

Челябинск

"Медные" войны, разгоревшиеся в Кыштыме и Карабаше несколько лет назад, стали, наверное, самыми "кровопролитными" в новейшей промышленной истории Южного Урала. В них были вовлечены не только производственники и акционеры Кыштымского медеэлектролитного завода (КМЭЗ), "Карабашмеди" и Уральской горно-металлургической компании (УГМК), но еще и жители самой глубокой "черной дыры" России, службы по финансовому оздоровлению, судебные инстанции, приставы. А также "тяжелая артиллерия" - власти двух соседних регионов, представительство УрФО и еще кое-кто из обитателей высоких московских кабинетов. Административный ресурс, словом, был задействован на полную катушку.

Петр Сумин, припомнив посягательства президента УГМК Искандера Махмудова на главного "кормильца" областного бюджета - Магнитогорский металлургический комбинат, отозвался о свердловских бизнесменах в высшей степени нелестно. Но отступиться они и не подумали: не феодальная-де вотчина соседний регион, чтобы ставить на пути капитала противотанковые ежи. Несмотря на лобовые психологические атаки сторонников гендиректора КМЭЗа Александра Вольхина (тот же коллективный выезд кыштымских металлургов в Екатеринбург), стало казаться, будто чаша на весах правосудия начала клониться на север. Представители свердловской компании принялись готовить политический плацдарм, заявляя, что примут участие в региональных выборах. Но областная администрация, проведя работу над ошибками, не поддалась соблазну еще раз "приложить" недружественную "партию". Так конфликт и тлел в последнее время. И вдруг - новость: КМЭЗ приобрел свердловский бизнесмен Игорь Алтушкин, пока не засвеченный в южноуральском истеблишменте.

Просто, как медь

9 октября 2003 года все имущественные споры вокруг третьего по величине производителя меди в стране закончились. У Кыштымского медеэлектролитного завода поменялись два крупных акционера: российско-монгольское СП "Эрдэнэт" и фирма East Point Holding Ltd. (Югославия). Их пакеты акций (10 и 28 процентов соответственно) купила Екатеринбургская торгово-промышленная компания, которую и возглавляет ныне Игорь Алтушкин. Еще ЕТПК приобрела акции у части акционеров - физических лиц и теперь владеет 55-процентным пакетом кыштымского завода. 10 процентов акций по-прежнему в руках Челиндбанка, остальные - в собственности работников предприятия.

21 ноября прошлого года было проведено акционерное собрание, избравшее новый совет директоров КМЭЗа.

-- Поскольку кыштымскому заводу принадлежит 75 процентов акций "Карабашмеди", - сообщил пресс-секретарь ЕТПК Александр Ханин, - мы фактически стали владельцами еще одного предприятия, выкупив у УГМК все акции Карабашского медеплавильного комбината. Спорные вопросы о собственности закрыты, юридические разбирательства прекращены.

Здесь, однако, нелишне напомнить некоторые обстоятельства, сопутствующие скандалу. В закрытое акционерное общество "Карабашмедь", образованное в 2000 году, были переведены производственные активы Карабашского медеплавильного комбината (КМК), акции которого и сосредоточила в своих руках Уральская горно-металлургическая компания. Она начала добиваться возврата имущества этому юридическому лицу. Формально именно этот шаг разжег пламя конфликта. Руководство КМЭЗа усмотрело в действиях конкурентов стремление "добраться" до "Карабашмеди" не мытьем, так катаньем, а через нее и до материнского общества, на шее которого окончательно затянется сырьевая удавка (Карабаш снабжает медеплавильщиков черновой медью).

"Хороший олигарх" Алтушкин

Существует достаточно свидетельств о том, как глава ЕТПК развивал собственный бизнес. Вот что говорят по этому поводу в его структурах.

Начало 90-х доставило предприятиям цветной металлургии Урала много неприятностей. Разрушились хозяйственные связи, сырье оказалось в дефиците, сузились рынки сбыта. В итоге сократилось производство меди и соответственно прибыль. Это, в свою очередь, грозило обострить социальные проблемы.

Реально было три источника, способных утолить наступивший сырьевой голод, - поставки медного концентрата извне региона, разработка новых месторождений и сбор лома для дальнейшей переработки. В России тогда существовали сотни мелких независимых поставщиков лома цветных металлов, только действовали они разрозненно. Нужна была организация, способная консолидировать рынок и довести поставки до стабильного промышленного уровня. На эту роль стало претендовать предприятие, зарегистрированное впоследствии как Екатеринбургская торгово-промышленная компания.

В 1992 году Игорь Алтушкин, работавший заместителем директора НПО "Зенит", создал фирму "Аэрон". Бизнес ее строился по модели существовавшего в СССР комплекса "Вторцветмет" : с юридическими лицами он вел дела напрямую, а с физическими - через приемные пункты металла. За три года предприниматель организовал более ста филиалов по сбору лома и объединил поставщиков, которые отдавали металл только его фирме. Были созданы и производственные цехи - "Урал-Вторцветмет", завод точных сплавов в городе Полевском и другие.

-- Мы всегда стремились работать честно, - говорит Алтушкин, - уважали и ценили всех, с кем сотрудничали. У нас была самая высокая закупочная цена в регионе, и платили мы "живыми" деньгами, не нарушали условий договора, всячески поощряли партнеров.

Наладив "ломовой" бизнес, предприниматель занялся также поставкой на заводы медного концентрата, активизировал работу с горно-обогатительными комбинатами. В результате "Аэрон" стал закрывать в среднем более половины потребностей медеплавильщиков Урала, осуществляя поставки крупнейшим потребителям. Его лом и концентрат обеспечивали свыше 60 процентов загрузки "Уралэлектромеди" и около 50 процентов сырьевой загрузки Кыштыма. Собственно, тогда-то и произошло знакомство Алтушкина с Александром Вольхиным и его предприятием.

-- Банкротство КМЭЗа было создано искусственно, - вспоминает бизнесмен горячие дни. - От завода отрезали его сырьевую базу, и он вынужден был довольствоваться какими-то крохами. Я хорошо знаю Вольхина - это отличный хозяйственник, который выдержал продолжительную сырьевую войну практически без потерь в производственном плане. С помощью наших ресурсов завод в Кыштыме очень быстро нарастит мощности. Для дальнейшего развития его сырьевой базы уже приобретен горно-обогатительный комплекс "Ормет" (Оренбургская область). Создание СП "РосКазМедь" с компанией "Казахмыс" также связано с проблемой сырьевого дефицита, который испытывает КМЭЗ. Казахстан поставляет медный концентрат, и сотрудничество это выгоднее, чем с монгольским "Эрдэнэтом". Одним словом, УГМК отобрала у Кыштыма сырьевую базу, а мы ее вернем.

-- Вольхин, - вторит Александр Ханин, - в нашем лице нашел союзника, который поддержит его начинания по развитию производства.

Планы, касающиеся Карабаша, не менее оптимистичны. В городе действуют печи шахтного типа. Теперь, говорят специалисты, существуют технологии, способные не только щадить окружающую среду, но и перерабатывать отвалы, скопившиеся у въезда в самый грязный город Южного Урала. В ЕТПК обещают заняться этой проблемой. Куплена и в декабре 2003 года смонтирована на местном комбинате печь австралийской компании "Аусмелт". Принята программа по экологической реабилитации территории. В конце 2004 года планируется ввести третью очередь очистных сооружений - комплекс для очистки от сернистого газа по технологии датской фирмы "Хальдер Топсе".

Хозяева из Екатеринбурга уверены: у Карабаша есть потенциал, завод этот необходим. Однако работать на шахтных печах начала прошлого века - преступление. Поэтому компания готова вложиться в "Карабашмедь", подтвердив слова губернатора о "динамично развивающихся предприятиях", которые тот высказал в обращении к российскому президенту.

Жизнь развела с УГМК

-- Поскольку мы были крупнейшим поставщиком лома на Урале, - говорит Александр Ханин, - вполне естественно, что долгое время работали с Уральской горно-металлургической компанией. Впоследствии по ряду причин это сотрудничество прекратилось.

Между строк можно прочитать: Игорь Алтушкин пришел на Южный Урал как самостоятельный бизнесмен, а не ставленник УГМК, задумавший подточить бизнес изнутри. Некоторое время назад он действительно входил в совет директоров "Уралэлектромеди", но потом пути-дороги с бывшими соратниками разошлись. Развод, отмечал ряд наблюдателей, оказался недолгим: ему предложили 75-процентный пакет Карабашского медеплавильного комбината в обмен на 15 процентов акций "УГМК-Холдинг". В самой ЕТПК эту информацию, впрочем, поправляют. Александр Ханин заметил корреспонденту "Челябинского рабочего" : "Это не так - неравноценный обмен. Мы вмешались в конфликт и просто выкупили у гендиректора УГМК Козицына акции Карабашского медеплавильного комбината. За большие деньги. Также выкупили 10 процентов акций у "B&D Urals" - структуры, подконтрольной ОПС "Уралмаш".

Сейчас Алтушкин создает свое производство рафинированной меди полного цикла - от сырья до готового продукта высокого передела, поэтому переключил поставки лома на собственные объекты: завод точных сплавов, КМЭЗ и заработавший в августе 2003 года Новгородский металлургический завод, построенный по европейской технологии с соблюдением всех экологических требований.

-- Мы расторгли партнерские отношения с УГМК, - подтверждает руководитель екатеринбургской компании. - Никакого совместного бизнеса с ее представителями у меня нет. Они строят свой медный холдинг, мы будем создавать свой, но в этом друг другу не конкуренты. На российском медном рынке действуют три игрока - "Норильский никель", Уральская горно-металлургическая компания и КМЭЗ. Количество и поставки сырья между ними согласованы, рынки сбыта не пересекаются. Экономической конкуренции тоже нет. Есть только конкуренция амбиций, что всегда приводит к ущербу для экономики.

Гендиректор УГМК Андрей Козицын согласен с бывшим партнером лишь отчасти. По его словам, доля КМЭЗа в производстве российской меди (около 15 процентов) известна и вряд ли увеличится, а вклад в общероссийские объемы нового завода в Великом Новгороде не превысит пяти процентов. Итого выходит 20 процентов российского рынка меди. Кто скажет, что это мало? Но поскольку у соперников разные интересы, начинается игра "кто больше".

Невысоко оценил бывший соратник и перспективы возможной борьбы за лицензию на разработку расположенного в Читинской области Удоканского месторождения меди, одного из самых богатых в стране. Как заявил он в одном из интервью, "гарантии переработки производимого там медного концентрата помимо УГМК может обеспечить только крупная компания, такая как "Норильский никель". Если же конкурс по выдаче лицензии состоится в форме открытых торгов, основными конкурентами, считает Козицын, будут китайские и корейские предприятия.

"В наши планы не входит участие в торгах по Удокану", - дистанцировался от "читинского проекта" Игорь Алтушкин. Но в этом в последнее время вдруг засомневался еженедельник "Деловой Урал", принадлежащий одному из менеджеров УГМК. Издание, в частности, констатирует: холдинг нового хозяина Кыштыма поддерживает корпорация "Казахмыс", занимающая девятое место в мире по объемам добычи меди. На паритетных началах с КМЭЗом эта компания стала учредителем СП "РосКазМедь", рождение которого якобы было инициировано Игорем Алтушкиным (факта этого в ЕТПК, впрочем, сегодня и не скрывают - авт.). "Учитывая то обстоятельство, что крупным пакетом акций "Казахмыса" (более 40 процентов) владеет корейский Samsung, - продолжает развивать версию еженедельник, - соперник у УГМК появился довольно серьезный, в том числе и в борьбе за Удоканское месторождение".

Кто на новенького?

Сегодня екатеринбургские собственники КМЭЗа выстраивают не только медный бизнес. Они формируют финансово-промышленную группу (ФПГ). У нее пока нет названия, но уже есть структура. Все стратегически важные предприятия поделены на пять корпусов: металлургический, добычи и поставок медного концентрата, сбора и поставок лома цветных металлов, глубокой переработки катодной меди, а также финансовый "передел". За производство отвечает Игорь Алтушкин, финансовым корпусом руководит Сергей Дымшаков - президент Уральского банка реконструкции и развития.

Предприятия группы Игоря алтушкина:

ЗАО "Ормет"

ЗАО "Новгородский металлургический завод"

ООО "Завод точных сплавов"

ЗАО "Свердлсоцбанк"

ЗАО "Карабашмедь"

ОАО "Уральский банк реконструкции и развития"

ОАО "Уралгидромедь"

ООО "Екатеринбургская торгово-промышленная компания"

СП "РосКазМедь"

ЗАО "Ревдинский завод по обработке цветных металлов"

ООО "Урал-ВЦМ"

ООО "Горно-металлургическая компания "Аэрон"

ЗАО "Кыштымский медеэлектролитный завод"

Комментарий "Челябинского рабочего"

Странная все-таки штука - жизнь: такие выкидывает коленца. Областная власть не хотела "свердловской экспансии". Сколько бы лидеры УГМК ни говорили, что у них серьезная и социально ответственная компания, это не произвело эффекта. Но вот случилась замена на медном поле, в Кыштым пришли другие бизнесмены из Екатеринбурга, а в ответ - тишина. Ни порицания, ни публичных заявлений - полная равноудаленность. Отчего это?

Де-факто Игорь Алтушкин стал компромиссной фигурой, удобной для сошедшихся в клинче бойцов. Представьте картину: и силы у соперников уже не те, и воинственный пыл заглушила усталость, а сдаваться нельзя - рефери наблюдает, болельщики смотрят во все глаза. Но приходит кто-то третий и разводит уставших соперников по углам. Кто будет против этого?

Алтушкин явился почти как миротворец, позволил соперникам выйти из патовой ситуации, не потеряв при этом лица. Не исключено даже, что его приход вовсе не был столь спонтанным, как кажется на первый взгляд, что ему предшествовали консультации, и предприниматель, в отличие от "плохих парней", постучался в дверь области, заявив о своих добрых намерениях.

Сегодня обстановка благоприятствует новому герою "высшего света", куда вхожи видные хозяйственники Южного Урала, а также зачастившие в провинцию столичные "олигархи". Но положение в Карабаше слишком взрывоопасное, чтобы о нем не заговорили вновь, оценивая, что сделано новыми акционерами. Если жители этого гиблого места перестанут задыхаться от выбросов комбината, а производство меди при том пойдет в гору, значит, первое впечатление не оказалось обманчивым.

Комментарии
Комментариев пока нет