Новости

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

В поисках жанра

18.10.2000
"Моя прекрасная леди" Фредерика Лоу. Академический театр драмы. Режиссер - Наум Орлов. Сценография - Татьяна Сельвинская,  костюмы - Екатерина Кострикина. Музыкальные аранжировки -  Анатолий Кривошей, пластика - Виктор Панферов.

"Моя прекрасная леди" Фредерика Лоу. Академический театр драмы. Режиссер - Наум Орлов. Сценография - Татьяна Сельвинская, костюмы - Екатерина Кострикина. Музыкальные аранжировки - Анатолий Кривошей, пластика - Виктор Панферов.

Зело своевременное, нужное зрелище про то, как с помощью учителя и родного языка бедная девушка вписалась в общество рыночной экономики. Со сцены произносятся спичи во славу английского (русского! русского!) языка. Кажется, что профессор Хиггинс возьмет и вдруг скажет: "Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины:". Но прочь серьезные материи, так как зрелище вышло легкое, феерическое и душеподъемное.

Бродвейское великолепие (почти без иронии) нынешней постановки подготовлено трудоемкой и кропотливой работой в музыкальных шоу "Звездопляс" и "Вчера, сегодня и всегда:", поставленных Мариной Аничковой. Именно они помогли труппе театра драмы набрать музыкальную и пластическую форму.

Вообще-то, актеру драматического театра петь и танцевать необязательно. То есть хорошо, конечно, владеть голосом и телом, но если природа обделила - можно опираться на иные таланты и умения. Но в "Леди" все, и старики, и молодые, поют вживую. Как умеют, разумеется: все-таки не оперный. Даже не оперетта. Но брюзжание по поводу слабых голосов не проходит: жанр не тот. На Кристину Орбакайте брюзжите! "Живой звук" нужен не для того, чтобы силу голоса выказать, но контакт с залом установить. Непосредственный.

Но почему после Чехова - возникает Лоу? Первым спектаклем, поставленным Наумом Орловым в Челябе, был музыкально-гротесковый "Иосиф Швейк против Франца-Иосифа". В дальнейшем - сугубо драматические постановки классики (Горький, Шекспир, Чехов) он чередовал с яркими выплесками музыкальной энергии. Пиком музыкально-пластических поисков стала прошлогодняя "Чума:" с противостоянием солистов и массовки. Опыт этот был закреплен режиссером постановкой оратории про Жанну д'Арк в оперном театре.

Теперь, по всей видимости, наступил новый этап. Театр более не является кафедрой или учреждением идеологического фронта. Он отпущен на свободу и волен заниматься чем угодно. В этих условиях театр начинает заниматься: самим собой. Выяснять собственную природу. Размышлять о современности. Которую ведь тоже можно понимать не только на уровне содержания. Форма представления тоже должна быть актуальной. Поэтому, в первую очередь, сейчас необходимо зрелище. Чтобы конкурировать с ТВ и медиа, чтобы достучаться до оглохших душ современников.

Во-вторых, важно попадание в систему, заложенную автором. Актеры драмтеатра привыкли проживать свои роли драматически. В "Леди" необходимо еще и проживание музыкальное. Абсолютом совпадения с жанром является миссис Пирс Татьяны Каменевой. Одного ее присутствия достаточно, чтобы эпизод приобрел дополнительное, музыкальное значение. Сложно объяснить, за счет чего складывается особый мюзикловый способ существования, но взглянешь на Каменеву, и все становится понятно.

Борис Петров в роли профессора Хиггинса утяжеляет роль "закидонами" в драматическую эксцентрику. Ему одному, кажется, удается сочетать, казалось бы, несочетаемые свойства - глубокий психологизм и поверхностную иллюстративность. Иногда очень тонко чувствует жанр и Сергей Акимов, хотя органически роль Пиккеринга ближе его "сменщику" Александру Гусенкову. Хороши оба Фредди (Дмитрий Кугач и Евгений Самарин), молодые, тонкие и точные. Сложнее с Элизой Татьяны Скорокосовой. Она прекрасна, спору нет, и работа проделана титаническая. И роль эта - действительно её. Но есть ощущение: новый этап для актрисы пока не наступил, она все еще пребывает в атмосфере "Чумы", спектакля по большей степени драматического. И мы с нетерпением ждем, как проявит себя в этой роли Лариса Нифонтова.

Жизнь который раз меняется местами с искусством: ведь совсем, как в пьесе, Скорокосова-Элиза действительно воплощает детище Хиггинса-Петрова! Их гармоничный дуэт, перетекающий из "Внезапно прошлым летом" в "Скандал, скандал", из "Чумы" в "Леди", воспринимается как глубокое, неразрывное единство. Они уже давно не существуют поодиночке. Может быть, поэтому кажется, что Петров переигрывает лучшую свою ученицу?

Но самые сильные мои зрительские впечатления связаны с массовкой. Именно она, выражающая безличную стихию языка, оказывается главным действующим лицом спектакля. Она абсолютно музыкальна и раскована, талантлива и озорна. Может быть, потому, что для коллективных песен и танцев индивидуальность не нужна и все решает безусловное мастерство постановщика массовых сцен?

И это тоже - в природе жанра, который мы только начали для себя открывать.

Татьяна ПЕТРЕНКО

Комментарии
Комментариев пока нет