Новости

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Как живет Париж после потопа

19.11.2013
Корреспонденты портала МедиаЗавод спустя три месяца после наводнения побывали в затопленном селе Нагайбакского района

Напомним, в ночь с 6 на 7 августа поток воды из Анненского лесного хозяйства хлынул в реку Кызыл-Чилик и переполнил ее берега. От обилия проливных дождей засохшие родники напитались влагой и вскрылись. В Париже подтопило 502 дома. Это официальная статистика последствий.

Есть и неофициальные данные - в водоемах Нагайбакского района обновились популяции рыб, появились судаки. А еще в сентябре распустились подснежники и зацвела сирень.

Два месяца назад парижане рассказывали о случившейся беде эмоционально и откровенно. Сегодня улицы пустынны - каждый занимается своим делом. В воздухе - влажность, запах дыма и навоза. Кое-где на дорогах положен новый асфальт, обочины осыпаны щебнем. Сама земля похожа на лоскутное полотно, а на нем - прелая трава, вода и снег. На полях - черные стога сена: не сгоревшие, а сгнившие. Ощущение то ли поздней осени, то ли ранней весны – такое же неопределенное, как и настроение людей.

Ступать по полу опасно

Ветхий домик на улице Форштадт. Его общему виду не соответствует ни изящное название улицы, ни вставленные пластиковые окна. Желтый след от наводнения на некогда идеально белом доме виден особенно ярко. И такой «штамп» - на многих постройках в Париже.

- Да у меня фундамент пробило полностью! Баня непригодна! В гараже бревна отошли! - восклицает хозяин дома Иван Герасимов.

В доме две комнаты. Ступать по полу опасно - того гляди рухнут доски. А в подполе до сих пор стоит вода.

- Вон! Смотрите-ка, сколько еще осталось!

Иван Васильевич включает лампочку и открывает крышку подпола. Уровень воды хозяин дома измеряет длинной палкой. Ее часть примерно в 30 сантиметров намокла.

В руках Ивана Васильевича квитанции. В качестве компенсации от государства он получил 150 тысяч рублей. Теперь с прилежанием школьника ведет дневник, куда заносит все данные о покупках по принципу «купили - нуждаемся». В первом столбце - профлист, сосновые доски, гвозди, деньги на строительство снесенной веранды и кровля. Всего истратил 114 тысяч.

Отдельный столбец - предметы полученной гуманитарной помощи. Среди них - небольшой холодильник. В сенях стоят новый нераспечатанный диван, шифоньер, комплект постельного белья, подушка и одеяло.

Сам Иван Васильевич ходит в советской лыжной шапочке и форме с шевроном МВД России.

- Этот пиджак мне племянник отдал! Вещи-то испортились. Носить нечего…

Главная проблема - баня

В ста метрах от дома Герасимовых живет семья Насибуллиных. Хозяйка встречает нас на клумбе. Но клумба - название условное. Никаких цветов там нет. Только две грядки, посыпанные стружкой.

- Здесь вообще грязища была! Мы семь машин щебня привезли и подняли двор на два кирпича, - говорит Любовь Михайловна. С ее лица не сходит улыбка.

Мы проходим мимо сарая.

- Вот здесь стояли бочки с зерном. Дно было дырявое, и вода залилась туда. Все зерно превратилось в бражку.

Муж Любови Михайловны копнул картошку. На вилах - гнилые клубни, больше похожие на очистки от картофеля.

- У нас, правда, свекла есть! Но из санэпидемстанции сказали, что ее нельзя есть. Почва плохая…

Любовь Михайловна работает в местной пельменной. Ее муж - в Астафьевском подразделении агрофирмы «Ариант».

- Наводнение мы встретили, как войну - ровно в 4 утра. Побежали спасать скот. У нас телята плавали, представляете! Телята! Животные не пострадали. Правда, петух уплыл… Да бог с ним! - улыбаются хозяева.

Насибуллины пережидали жуткую ночь наводнения, завернувшись в клеенку, чтобы не промокнуть. Матрас же сушили два месяца. Надоело. Выбросили и купили новый. Незадолго до стихии провели отопление. И целую неделю уровень воды в доме достигал труб, которые и подогревали воду.

- Мы так и ходили по теплой воде! Зато не было холодно! Но у нас дома до сих пор живут водяные блохи. Внука кусают…

В доме Насибуллиных смыло фундамент. Высокий уровень воды в подполе по сей день, и чтобы сохранить купленные овощи, хозяева просто поставили в подпол стол, а на него - мешки с продуктами.

Когда губернатор выделил каждой семье по десять тысяч, селяне в первую очередь приобрели продукты первой необходимости. Насибуллины же побежали покупать душевую кабинку. Вот такой культ чистоты и свежести!

- Какая у нас сейчас самая главная проблема? Баня! С понедельника муж идет в отпуск. Будем баню делать!

Читатели ломятся в библиотеку

Для парижской библиотеки серия техногенных катаклизмов началась еще до наводнения. Была гроза: сгорел модем для Интернета. С крыши сорвало шифер. Дожди залили потолок: отвалилась штукатурка, облетели обои. Но внеплановый ремонт на благотворительные средства челябинского радиозавода «Полет» пошел на пользу.

- Уже восстановлены проводка и потолки. Теперь остается покрасить стены. Проведем и небольшую перестановку. По-новому оформим экспозиции. Сделаем читателям сюрприз, - рассказывает библиотекарь Зоя Андреяновна Петрова.

А пока библиотека закрыта. Двери запирают изнутри - рьяные читатели уже ломятся в «храм знаний». Стеллажи с книгами увешаны старыми газетами. На полу - мешки с гипсовой шпатлевкой. Под портретами Пушкина, Гончарова и Герцена - ведра с краской.

Пленкой укрыты от пыли три компьютера и большой плазменный телевизор - то, что делает парижскую библиотеку «модельной», то есть организованной по единой модели современной сельской библиотеки.

Уникальности этой модели добавляет наличие книг на французском языке. Они были подарены французским фондом Сороса в 2008 году. Все пять лет эти книги - предмет гордости парижан, но только не пользования.

- На французском у нас читать не умеют. Никто даже не знает, о чем эти книги, - смеется Зоя Андреяновна.

Еще одна выставка в читальном зале посвящена году экологии в России. Экология сыграла с Парижем злую шутку.

На фоне Эйфелевой башни

Но Париж - он и в Нагайбакском районе Париж. Со своей романтикой и шармом.

В переулке около улицы Мира вода после потопа не ушла. По сути - лужа, для гусей же - озеро. Барахтаются там, ведут бои, словно под девизом «почувствуй себя лебедем!». И все - на фоне Эйфелевой башни.

Символ Парижа от наводнения не пострадал. Правда, четыре лавочки с урнами для мусора полностью стояли в воде. Сейчас они покрыты ржавчиной.

Этим летом по инициативе магнитогорской предпринимательницы Елены Васильевой парижане построили парк. Хотели назвать «Елисейскими полями». Получилось по-советски - парк Дружбы.

По периметру парка - фигуры героев известных книг и мультфильмов: крокодил Гена и Чебурашка, Царевна-лягушка, король Лев. Винни-Пух, держащий банку меда, распух: не от меда - от воды. Здесь есть и свадебное дерево. Листья облетели, остались только яркие ленточки. Из цветных автомобильных колес торчат засохшие серые цветы.

На земле видны следы от шпилек. У «Елисейских полей» есть свои постоянные посетители, местные француженки, как их называют жители. В меховых жилетках, с сумочкой через плечо, на десятисантиметровых каблуках они гуляют по центральным улицам Парижа.

Все, что положено, люди получили

Вода для парижан стала привычным элементом ландшафта. Огромные лужи - почти на всех улицах. Залиты многие переулки, поэтому жителям приходится идти в обход. Вода начала покрываться коркой льда. Кое-где она уже совсем застыла. Но здесь есть и плюсы - на больших площадях можно устроить каток. Стоит только подшлифовать лед - школьникам на радость. А пока фигурным катанием занимаются куры, как, например, в огороде Андрея Тимеева.

Дом Андрея - один из самых пострадавших. Он находится на въезде в Париж. Вода, хлынувшая в августе из Анненского водохранилища, прошла через двор и дом семьи Тимеевых. А лишь в июне они завершили евроремонт.

- Зачем мы все это делали?! Вода по пояс в доме была! Полностью смыла фундамент, унесла собаку. Рыба плавала вперемешку с грязью. Черт его знает, что сейчас делать… Зимой будет снег. Весной он растает, а куда пойдет? Земля уже перенасыщена водой, дом может повести…

Чтобы восстанавливать дом, Андрей уволился с работы. Больше работать некому. Еще один мужчина в его семье пока сам нуждается в опеке - сыну всего пять месяцев. Средней дочери 12 лет, старшая учится в 11-м классе и планирует поступать в университет.

- Буду вновь искать работу. Надо кормить семью, - говорит Андрей.

Тимеевы получили большую компенсацию - 650 тысяч. Теперь на них, по словам Андрея, ополчилось все село.

- Из-за этих денег все переругались! Когда привозят гуманитарную помощь, нам уже ничего не дают. Мол, хватит…

- Да, у нас есть несколько человек, которые недовольны полученными компенсациями, даже писали жалобы. Но при выделении средств мы ориентируемся на критерии министерства социальных отношений. Приезжала прокуратура и проверяла. У многих оказалось нецелевое использование средств. Например, деньги были даны на восстановление фундамента, а хозяева расширили дом. Кто-то купил сено, кто-то - живность. Но это уже их право. Все, что положено, люди получили. У нас была задача - вернуть допаводковое состояние, а сделано гораздо больше! - говорит глава Нагайбакского района Каирбек Сеилов. - Я уже много лет работаю, но не видел, чтобы когда-то жителям от государства выделялась такая сумма - более 75 миллионов на село. И это без учета гуманитарной помощи. А эта группа недовольных людей просто спекулирует на стремлении властей помочь. Но таких только процентов пять-десять. Мы же ориентируемся на основную массу жителей, которые благодарят и извиняются за поведение односельчан.

Общесельский субботник

Миротворцами выступили парижские школьники: 13 ноября устроили общесельский субботник.

- Они ходили по домам, стучали и приглашали каждого жителя убраться в родном селе, - рассказывает замдиректора школы по воспитательной работе Гульсум Галеевна Батраева. - Наводнение сплотило ребят, да и всех людей. Оно стало не только испытанием, но и школой.

Сама же парижская школа во время стихии была главным эвакуационным пунктом для всего села. На крыльце располагалась полевая кухня, где дежурили учителя. Вода, правда, затопила школьный подвал: из двенадцати ступеней, ведущих на первый этаж, дошла до десятой. Но учебный процесс остановить не смогла. В сентябре школа жила только на бутилированной воде, но ее поставляли бесперебойно, так как была затоплена скважина.

Найти отличия между видами школы до и после наводнения нетрудно. Изменения - вновь заасфальтированное крыльцо, желтизна на стенах в подвале и отсутствие школьного огородного участка. В фойе висят фотографии с осени 2012 года: ребята собирают урожай. Теперь его нет.

Малыши там не гуляют

Еще одним эвакуационным приютом был парижский детский сад. В нем спасались дети и женщины. Он возобновил работу только в начале ноября. В дни наводнения детсад принял около трехсот парижан. Для сравнения: всего в садике - 98 ребят.

- В первую ночь сюда шли все: у нас одних был свет. И, несмотря на то, что мы были готовы принять только детей с мамами, отказать кому-то не могли. Воспитатели готовили еду, кормили жителей и спасателей. Почему у нас и пострадала детская мебель - на ней спали не только ребята, но и взрослые. У кроватей ножки накренились, - рассказывает заведующая Вероника Мамедалина.

На пути к зданию - следы от тяжелой техники. Качели и домики разбухли. Малыши там не гуляют - анализ почвы плохой.

- Мы пытались самостоятельно дезинфицировать почву: по 4-5 раз проходили по одному месту и прямо заливали его концентрированной хлоркой из леек. Но обработали только верхний слой, а пробы же берут еще глубже. Мы долго приводили в порядок и само помещение. Все матрасы отправили на обработку, но после внутри скаталась вата - купили новые. Подушки нам отпарили в больнице. «Ариант» помог с машиной. Да все помогают, если просим! - продолжает заведующая.

В детском саду и сейчас идут испарения из подвала - отходит линолеум. Сотрудники пробовали заклеивать его скотчем или поднимать - бесполезно. На первом этаже видно, как потеют окна.

29 ноября у детского сада юбилей - ему исполнится 30 лет. Капитального ремонта не было ни разу. Два года назад только сменили кровлю. Поэтому последствия наводнения - тот случай, когда желания совпадают с потребностями.

В качестве благотворительной поддержки учреждение получило 800 тысяч рублей от Челябинского металлургического комбината.

- Для нас это счастье неземное, что работники предприятия собрали такую сумму! - благодарит Вероника Мамедалина. - В музыкальный зал мы заказали шторы и ковролин, чтобы детишкам на Новый год было радостно! Они, знаете, после наводнения пришли такими… тихими. Видно, до того устали от этой суеты и хаоса, что их даже не слышно и не видно. А во время наводнения их не могли успокоить даже собственные родители, потому что сами были в шоке.

Ведь сельский житель живет по принципу «как летом потопаешь, так зимой полопаешь». Наши родители никак не могли поверить, что в их огороде не было картошки. Они все лето с жуками возились, окучивали… Но на Амурск посмотришь и понимаешь, что мы еще легко отделались. Ну что теперь? Что случилось, то и случилось. Как говорится, терпенье и труд все перетрут!

Надежда Прохорова

Комментарии
Комментариев пока нет