Новости

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Путевой лист Владимира Глебова

21.02.2004
Десять  с лишним лет он рубил ворота для "Урала"  в Южную Америку

Общее впечатление от Владимира Глебова - рыжий, озорной, острый на язык  и жадный до работы. В этом словесном портрете явно не хватает солидности: речь-то не о мальчике - в марте Глебову стукнет 51. К тому же за свой полтинник  с небольшим он столько успел, что на несколько биографий с избытком хватит.
14-летним подростком впервые сел за руль "Урала" - старший брат, работавший водителем-испытателем, разрешил. И так Владимиру эта  профессия по сердцу пришлась, что после автотехникума и армии он 13 лет учил ездить по бездорожью миасские вездеходы.

Десять с лишним лет он рубил ворота для "Урала" в Южную Америку

Общее впечатление от Владимира Глебова - рыжий, озорной, острый на язык и жадный до работы. В этом словесном портрете явно не хватает солидности: речь-то не о мальчике - в марте Глебову стукнет 51. К тому же за свой полтинник с небольшим он столько успел, что на несколько биографий с избытком хватит.

14-летним подростком впервые сел за руль "Урала" - старший брат, работавший водителем-испытателем, разрешил. И так Владимиру эта профессия по сердцу пришлась, что после автотехникума и армии он 13 лет учил ездить по бездорожью миасские вездеходы. На "Урале" исколесил весь бывший Советский Союз, полтора десятка стран в Азии, Европе, Африке и обеих Америках, во время автопробега "Лондон-Нью-Йорк" покушался на Книгу рекордов Гиннесса, безуспешно пытаясь переехать Берингов пролив, участвовал в программе Николая Фоменко "Экстремальные ситуации", покорял Европу на соревнованиях по трак-триалу...

"Салют, динеро, амор!"

Он довольно свободно изъясняется на нескольких языках. Если вы подумали, что один из них - матерный, то сильно ошиблись. Водители-испытатели - рабочая аристократия, головастые аналитики с руками, приделанными к нужному месту. В Анголе, где работал от "УралАЗа" в 1982-1984 годах, Глебов выучил португальский. Он пригодился ему в 1998 году в Бразилии, где Владимир Викторович даже по национальному телеканалу выступал в популярной программе "190 минут" - рекламировал СП "УралАЗ-Бразил". В Колумбии, Венесуэле, Эквадоре, Мексике, Уругвае жизнь заставила овладеть испанским. Во время автопробега "Лондон-Нью-Йорк" - английским.

Его дом, который по причине частых отлучек хозяина находится в состоянии перманентного ремонта, - собрание удивительных вещей. Тут и скульптурное изображение генерала Артигаса, боровшегося за независимость Уругвая, и макет памятного знака, установленного на экваторе в Эквадоре, и матешница в виде копыта, и множество сувениров с четырех континентов, на которых Владимир Викторович проложил "уральскую" колею.

Память о последней командировке - бронзовая табличка, украшающая стену в гостиной. На ней по-испански значится: Владимиру Глебову за поддержку армии Уругвая. Что-то вроде нашей почетной грамоты. Глебову ее вручили три месяца назад - перед отъездом из Монтевидео.

А еще он привез из Уругвая самый популярный тамошний тост. В русской транскрипции он звучит так: "Салют, динеро, амор!" В переводе с испанского - "Здоровье, деньги и любовь!" Именно в такой последовательности расставлены жизненные приоритеты у потомков галисийцев с северо-запада Испании, заселивших в шестнадцатом веке территорию нынешнего Уругвая.

Маршрутами Колумба

Великий мореплаватель Колумб, открывший Америку, трижды высаживался на атлантическом побережье Нового Света. Глебов с 1990 года по нынешний - раз восемь. Он демонстрировал возможности уральских грузовиков в Эквадоре, Колумбии, Венесуэле, Мексике, Бразилии, Чили, Аргентине, налаживал сервисное обслуживание в Уругвае. Учился представлять товар лицом, осваивал принятые во всем цивилизованном мире стандарты торговли автомобилями. Схватывал на лету. Во многом благодаря их тандему с представителем автозавода в Южной Америке Алексеем Ковалевым автозавод заключил в последние годы три знаковых контракта: в 2001-2002 годах около 200 машин были поставлены армии Уругвая, в марте нынешнего начнется отгрузка "Уралов", закупленных ВМС Мексики. Продали, заметьте, не сырье или материалы, а такой высокотехнологичный продукт, как автомобиль. И не в какие-то слаборазвитые страны. И не кому-нибудь, а соседям дядюшки Сэма. Вторглись тем самым в зону его экономических, политических и прочих интересов. Для этого надо было преодолеть сопротивление армейской верхушки, как правило, обучавшейся в США и потому воспринимающей наши машины как технику врага. Могущественный североамериканский сосед почти задаром отдает южноамериканским армиям свой автомобильный секонд-хэнд (потом приходится запчасти покупать за крутые "бабки", но это ведь потом). Да и генералы-латиносы десятилетиями прикармливаются ведущими автомобильными компаниями - тем же "Мерседесом". Такие вот "крепости" пришлось штурмовать автозаводцам, чтобы десантироваться на южноамериканский рынок.

-- Петр Первый прорубил окно в Европу. А мы с Алексеем Ковалевым - ворота для "Урала" в Южную Америку, - подытоживает Владимир Глебов.

Любимый курорт Натальи Орейро

Чтобы узнать народ чужой страны, надо какое-то время пожить с ним бок о бок. Глебову такая возможность предоставилась в Уругвае, куда его послали обслуживать "Уралы". Сначала думали - на три месяца, оказалось - на два года. Первый прошел в трудах от рассвета до заката, по локоть в мазуте (офицеры при встрече жали ему руку выше локтя) и в рабочем комбинезоне, так что дальше Монтевидео нигде побывать не удалось. Потом появилось время для "ума холодных наблюдений".

Уже дома из Интернета он узнал, что за экологическую чистоту и атмосферу тихого, сытого благополучия Уругвай называют "южноамериканской Швейцарией". Что благодаря золотопесчаным пляжам эта страна считается одним из лучших южноамериканских курортов. Сюда, например, любит приезжать Наталья Орейро.

В самом же Уругвае Владимира больше всего поразил уклад жизни.

-- Если спросить у уругвайца про планы на вечер, он ответит: "О, я сегодня занят - пойду с невестой на набережную, будем смотреть, как солнце заходит". Назавтра на подобный вопрос вам ответят: "У-у-у, у меня планы большие, мы идем с невестой на набережную, будем пить матэ и смотреть на публику". И через день ответ будет таким же: "Пойдем гулять на набережную, у нас планы большие!"

Интересные взаимоотношения у них в семье. Мужчины всегда водят женщин за руку, а не под руку, как у нас. Все поголовно, независимо от возраста, как в детском саду.

Таких мужчин, как уругвайцы, во всем мире нет. Они в первую голову отцы. Как только ребенок появляется на свет, женщина отдает его мужу. Отец нянчится, облизывает малыша. Дал матери покормить - и опять на руки берет. Поэтому первое слово, которое ребенок произносит, это "папи". Умильно смотреть на отцов с детьми, когда семья по улице идет. Если малышей много, они везде - на шее, на руках. А женщина идет королевой: она свое дело сделала, родила. В парке, на качелях, в магазине с детьми только отец занимается. В экстремальных ситуациях они не маму зовут, как у нас, кричат: "Папи!"

Детей в семьях помногу - страна-то католическая, аборты запрещены. Процесс налажен строго. Самое большое здание Уругвая - это роддом. С утра все туда едут. Не на работу, а в роддом - проведывать.

Мы сначала удивлялись тому, что вся молодежь ходит в белых халатах с синими галстуками. Думали, что это воспитанники какой-то церкви. Потом смотрим - целая школа в белых халатах, да не одна. Оказалось, это у них форменная одежда такая. Я их за халаты санитарами прозвал...

Учатся они без напряга: на дом ничего не задают, чтобы не травмировать детскую психику. Отсидел в школе положенное - и гуляй. Поэтому развитие у них запоздалое идет: они в шестом классе проходят "больше" и "меньше". А то, что мы в шестом классе изучаем, - это у них первый курс университета. Мы с Алексеем Ковалевым попали как-то в парашютную бригаду, когда там новобранцы сдавали экзамены. Офицер спрашивает 18-летнего недоросля, сколько будет трижды восемь. Тот задумался. "Ну посиди, - говорит офицер, - подумай!"

Главное богатство Уругвая - стада дородных коров, пасущихся на сочных пойменных лугах. Уругвайцы считают, что мясо, которое они готовят, - лучшее. Мы, когда его попробовали, чуть язык не проглотили: говядина, а жевать долго не надо, тает во рту. Хотя еда там очень быстрая. Но это не американский фаст-фуд, а натуральное мясо, которое жарится минут восемь-десять на оливковом масле с лучком и чесночком. И еще очень полезное там питание - овощи и фрукты круглый год. Много сладостей - меда, вареной сгущенки, которую они во все торты и пирожные кладут. Но увлекаться этим делом нельзя - мгновенно излишки образуются...

Особенности национального ремонта

-- История освоения Уругвая "Уралами" началась не с нас, - справедливости ради признает Владимир. - Нам немцы помогли, когда продали грузовики бывшей ГДР. Поэтому уругвайцы знали, что наш военный автомобиль прост в обслуживании - он же для солдата сделан, который не должен много думать. К тому же это мощная по своим ходовым качествам машина, которая способна бегать по бездорожью, довольно крепко сделанная и недорогая. Что немаловажно: на войне при одновременном поражении убытки от "Мерседеса" больше, чем от "Урала" (наши машины используются уругвайцами в составе миротворческих миссий ООН в "горячих" точках).

Но те же немцы и прочие продвинутые поставщики автотехники испортили служивых Уругвая привычкой к гарантийному обслуживанию. Когда у "Урала" перегорала лампочка, ослаблялось колесо из-за недостаточно затянутой гайки или вытекала капелька смазки, они звонили по мобильнику в сервисный центр и требовали, чтобы срочно приехал специалист.

-- Как только мы просекли ситуацию, - вспоминает Владимир Викторович, - то поняли: пока мы их ремонту не обучим, это будет гиблое дело. Стали объяснять уругвайцам: в армии нельзя только на гарантийное обслуживание надеяться - война идет, нет мастерской, нет связи. А вы не знаете, как машину отремонтировать.

Ломку армейских стереотипов автозаводцы начали с создания учебного класса. В качестве пособий использовали запчасти и пришедшие в негодность агрегаты от гэдээровских "Уралов". Они имелись во множестве из-за странной логики, которой придерживались уругвайцы:

-- Стоят, допустим, три "Урала" - один на ходу, второй без мотора, а у третьего только шасси с кабиной. А рядом машина на ремонте, ей надо заменить лобовое стекло. С какого из трех "Уралов" его снимут? С того, что на ходу. Во-первых, он ездит, значит, у него все исправно. Во-вторых, он на сто метров ближе стоит, чем некомплектный.

По словам Владимира Глебова, весьма своеобразная логика уругвайцев объясняется, во-первых, их менталитетом ("все они апофигисты"), во-вторых, оригинальной системой подготовки офицерских кадров. Науку побеждать они начинают осваивать в кавалерии, затем их переводят в артиллерию, ставят командовать военным госпиталем или руководить авторемонтной мастерской и так далее. Поэтому офицеры в Уругвае - "специалисты" ну очень широкого профиля.

В их глазах Глебов был магом и волшебником. Всех гостей непременно вели в сервисный центр со словами: вот Владимир из России, он машины ремонтирует и каждую гайку знает. Потом заводили в кабинет, где Глебов складировал все подобранные им запчасти, и спрашивали: "откуда эта гайка?" Владимир Викторович, перебравший своими руками не одну сотню машин, отвечал: "От крепления лебедки". "О! - восхищались гости. - он даже это знает!"

За два года Глебов обучил профессии автомеханика 253 уругвайских парня. Теоретические занятия подкреплял практическими: заставлял восстанавливать разукомплектованные и выброшенные в металлолом "Уралы". 17 машин удалось реанимировать. После покраски их нельзя было отличить от новых. По самым скромным подсчетам, на этом Глебов сэкономил Уругваю 600 тысяч долларов.

А вообще экономический эффект от его двухлетнего присутствия в этой стране трудно подсчитать. Потому что помимо технического обучения он еще воспитанием личного состава занимался.

-- Когда мы приехали на базу в Монтевидео, там всюду были разбросаны запчасти от автомобилей "Урал", болты и гайки. Я их подбирал, скапливал, как крот, - запасы делал. И начал учить уругвайцев бережливости. Подниму гайку и говорю: "Эта гайка стоит 10 песо. Как вы можете деньги повсюду разбрасывать?" Потом ронял болт на пол и спрашивал: "Так, что я уронил?" Они кричали: "Болт!" Я поправлял: "Не болт, а 10 песо". Так они, как только меня завидят, подбирали гайки и важно говорили: "10 песо!"

Негосио русо

Сравнительным анализом Владимир Глебов занимается давно - с тех пор, как стал регулярно ездить в загранкомандировки. Потому что на чужбине наша самобытность заметнее.

-- Когда в 1984 году я приехал из Анголы, где стреляли днем и ночью, а до соседнего дома можно было добраться только на машине, я думал: какие мы счастливые, что живем в СССР! Меня переполняло чувство свободы: иди, куда хочешь.

А 31 декабря 1990 года я прилетел в Шереметьево-2 из Колумбии, где все так ярко, красочно, столько экзотики. Встретила меня серая Москва, автобус с заледенелыми стеклами. Новый год, а лица у всех суровые такие. И тогда я подумал: какие же мы несчастные люди!

А сейчас с каким настроением вернулся? Национальной гордости великороссу Глебову пребывание за океаном, увы, не прибавило.

-- Русские, - считает он, - не приспособлены к общепринятым условиям, они всегда идут своим путем. Вон Оксана Федорова стала "Мисс Вселенной". Но отказалась от короны, чтобы не участвовать в представительских мероприятиях по программе, которая обязательна для королев красоты. А ведь это ущерб стране: никогда больше русские девушки не станут "Мисс Вселенной".

Мы не умеем играть по их правилам. В Бразилии даже поговорка такая есть: негосио русо, негосио чино. Допустим, встречаются два бразильца, и один другому говорит: "Сегодня я сделку провернул негосио чино". Это значит, что сделка очень выгодная, все прошло без сучка, без задоринки - по-китайски. Или же он говорит: "Сегодня такой тяжелый день - негосио русо!". Это означает, что все прошло через назад, что выгоды никакой, что настолько все запутанно было, словом, по-русски.

В качестве примера Владимир вспоминает не очень красивую историю с покупкой уругвайцами партии "уазиков". Приобрели они их по рекомендации представителей АЗ "Урал", которым потом с ними же и пришлось мучиться. Ульяновцы прислали свою продукцию, но не обеспечили заказчика ни запчастями в необходимом ассортименте, ни инструкцией на испанском языке, да и сервисное обслуживание автомобилей наладить не спешили. А для уругвайцев все машины - что из Миасса, что из Ульяновска - русские. Так что имидж российского автомобилестроения, на который два года работало представительство АЗ "Урал" в Южной Америке, коллеги немного подпортили.

"Но мне туда не надо"

-- В Уругвае хорошо жить, - заключает свой рассказ Владимир Глебов, - но мы там жить не сможем. Однажды нас с женой пригласили на виллу к миллионеру, в местечко Сан-Педро, чтобы "уазик" отремонтировать, на котором он хотел объезжать свои необъятные поля. Казалось, мы попали в рай: зелень кругом, попугайчики летают, лошадки скачут - обалденное место! Перед работой нас повели в шикарный ресторан. Мясо жареное, салаты, торты - ешь сколько влезет. Все улыбаются, все довольны. В следующее воскресенье опять отправились туда, чтобы доделать "уазик". Солнце светит, бассейн, красота. Нам предложили остаться там поработать. У хозяина - семь единиц разной автотехники, а на сто километров кругом - ни одного механика. Денег, сказали, заплатим, сколько хотите. Мы сначала загорелись: а что, останемся, когда контракт закончится. Но, приехав туда в третий раз, даже в ресторан не пошли. Хотелось машину быстрее доделать и рвануть домой. Только представили себе, как мы в этом благословенном месте живем до самой смерти и ни-че-го не происходит! Ты сегодня трактор подремонтировал, поел, на закат посмотрел. Завтра - опять то же самое, и послезавтра. У них там старики живут до 90 лет. Но по мне так лучше гореть, чем вот так вот тлеть девять десятков.

Ольга АЙЗЕНБЕРГ

Комментарии
Комментариев пока нет