Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Доставка картриджей для принтера на Юду.
Доставка хинкали на дом, информация на youdo.com.
Сайт служба доставки: полное описание.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Пограничное состояние

18.10.2000
Настоящему искусству все труднее держать оборону

Давно в Челябинске не открывали памятников. Оставим тему финансово-материальную: скульптура на улице в материале, в крупном масштабе  всегда была делом дорогостоящим. Но есть для некоторого затишья в челябинской монументалистике и другие причины, именно те, что входят сущностью в этот общественный по своему предназначению вид искусства. Смена круга идей должна была быть прожита и прочувствована художниками. В такие времена резко укрупняется проблема человека, мира природы и мира культуры; в пересечениях этих миров течет человеческая жизнь.

Настоящему искусству все труднее держать оборону

Давно в Челябинске не открывали памятников. Оставим тему финансово-материальную: скульптура на улице в материале, в крупном масштабе всегда была делом дорогостоящим. Но есть для некоторого затишья в челябинской монументалистике и другие причины, именно те, что входят сущностью в этот общественный по своему предназначению вид искусства. Смена круга идей должна была быть прожита и прочувствована художниками. В такие времена резко укрупняется проблема человека, мира природы и мира культуры; в пересечениях этих миров течет человеческая жизнь.

Неожиданно и одновременно в городе возникли два монументальных объекта, в чем-то совершенно противоположных, а в чем-то сближающихся, и прежде всего вот этой проблемой человека. Лирическое чувство - эмоционально-образный фон, который есть в обеих монументальных работах как сверхзадача. Впрочем, есть смысл рассмотреть эти работы более детально.

:Открытая площадка на берегу Миасса стала своего рода лобным местом челябинской монументальной скульптуры. Оно пустовало уже несколько лет после публичного признания автором Львом Головницким скульптуры "Первостроителя" творческой неудачей.

Портретная скульптура Сергея Прокофьева создавалась Вардкесом Авакяном несколько лет. Первоначальное место предназначения - в глубоком портике филармонического здания, в среде неоклассической архитектуры. Среда для монументального искусства - архитектурная или природная - имеет значение образного пространства, тем более когда речь идет о портретном монументе.

Поскольку филармонический зал носит имя С. Прокофьева, о чем свидетельствует монументальная рельефная надпись на антаблементе, то этот путь решения образа как бы изначально был задан скульптору в заказе. Но, как известно, есть всегда другой путь в скульптурном памятнике композитору - "лепить" его музыку, неповторимый мир звуков, искать ему воплощение в условной метафорической пластике.

Вардкес Айкович выбрал традиционный путь, и получился реализм тяжеловесный и материальный. Вместе с тем памятнику не откажешь в убедительно переданном состоянии раздумья. Размышляющий человек среди хаотичной архитектуры и снующего транспорта - очень сильный контраст, который воспринимается двусмысленно: как вызов суете нашего сегодняшнего бытия, никчемности муравьиной возни человеков, а с другой стороны, как образ-отрешение, зовущий последовать примеру "сильных духом".

Есть у нас в Челябинске оставшееся от прежних времен в наследство стремление с особой многозначительностью забраться на котурны. И в монументальной скульптуре тоже. Потому из-за преувеличенного по размерам постамента и насыпного холма на пресловутом "лобном месте" взгляд человека, осматривающего памятник и издалека, со стороны улицы Кирова от сквера театра оперы и балета, и у подножия (именно - под-ножия) памятника, - на уровне коленей и клавира. А лицо уж вовсе где-то высоко. А как естественно было бы подойти именно к сидящему "Прокофьеву", каким он собственно и запечатлен в скульптуре. Сколько обаяния у памятников, живущих не над человеком, а рядом с ним. Пикассо, поставив на уличной площади небольшого французского городка "Человека с ягненком", нисколько не идеализируя пропорции своего современника, в основание положил невысокий плинт: "пусть дети лазают у его ног, мочатся собаки, на скамейках сидят старушки и влюбленные, пусть он живет вместе со всеми" - примерно такова была мысль Пикассо.

Виктор Митрошин свою декоративную садово-парковую композицию задумал именно такой - частью небольшого сквера, где будут еще посажены к ныне существующим деревья, разбиты цветники и фонтаны, скамейки "примирения" и т.д. И все это центром имеет "Сферу любви".

С некоторых пор интимный мир двоих превратился в сферу публичную, открытую для постороннего взгляда, постороннего слова и обсуждения. В самой программе нового ансамбля заложена эта публичность в духе времени. Но также отчетливо заметно стремление автора противопоставить пошло-порнографическим поточным представлениям нечто парящее и очищенное. Он задумал создать памятник любви, которая рождается из самого древа жизни и устремляется в небеса. Это, так сказать, концепция замысла, намерение самое благородное.

Но вот что поразительно: "Сфера любви", действительно, настолько дитя свободы, что как только появляется попытка материализовать эти тонкие материи, так и вырастают невидимые преграды, нет, не материального, именно духовного порядка. Замысел смел, без всякого сомнения: моделировать природу, когда она здесь же, рядом. Живая - и деревья, и небосвод. И, кажется, ничего сверхъестественного в таком стремлении скульптора нет: художники всех времен и народов стремились модель эту создавать - модель идеального мира, которую они себе представляли и стремились запечатлеть, передать своим современникам и потомкам. И все-таки данный опыт выглядит странным и напоминает о несостоятельности муляжа перед живой природой. Медные макеты деревьев и небо в виде ярко-голубого купола с желтым кругом солнца и жесткими металлическими ребрами каркаса, его поддерживающего, - слишком откровенный "реализм", более того, отдающий натурализмом. Возможно, что весь замысел, тоньше и точнее воплощенный (это касается пропорций, пластики и образной выразительности Его и Ее), читался бы в ином контексте, будь эта композиция помещена в более аскетичную, чисто архитектурную среду, где не было бы аналогов и сопоставлений (и бесплодного соперничества) с живой природой. Как это существует, например, в знаменитом районе Дефанс в Париже, олицетворяющем в чистом виде тотальную урбанизацию, где природа существует только пространством под небосводом и солнечным светом, дождем, ветром, и более ничем. Как чистая пластическая формула, как идея в полной мере условная, эта композиция адресована туда, в Дефанс, или в голые современные городские микрорайоны. А здесь, в челябинском сквере, среди обыденной городской среды, будничной и сорной (достаточно увидеть расцвеченный диссонирующими химическими цветовыми плоскостями "КиноМАКС"), эта композиция теряет необходимую в искусстве меру условности и выглядит странным монстром, вместе с тем восторженно встречаемым молодежью, выросшей в среде и во время, когда массовая культура становится все более и более наступательной, увеличиваясь в тираже. Настоящему искусству все труднее держать оборону, ибо все меньше тех, кто может различить границу.

Галина ТРИФОНОВА, искусствовед

Комментарии
Комментариев пока нет