Новости

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Матерям не дают ордена…

15.01.2014
Мамам, которые ищут своих сыновей среди живых или мертвых, нужно отливать награды из самого дорогого сплава на земле

Политики затевают войны, военные стратеги, сидя в уютных кабинетах, исполняют их волю, решая судьбы солдат. Они получают высшие военные награды. А главной награды до сих пор не учредили! Из самого дорогого сплава на земле нужно отливать ордена материнского героизма.

Мамы, которые ищут своих сыновей среди живых или мертвых, по уровню бесстрашия и готовности к самопожертвованию близки к камикадзе. Ворошилова Валентина Николаевна… Ее жизнь после 1995 года словно сценарий к фильму ужасов. Сложно представить себе, что одному человеку под силу выдержать столько страданий. Ее надежда, опора - единственный сын Олег. Красивый, умный, благородный! Сколько материнских сил и любви было вложено в этого ребенка!

Но, наверное, те, кто развязывают войны, не нянчат своих детей, не умирают от беспокойства, когда они болеют или задерживаются после школы, коль одним росчерком пера направляют на верную гибель не оснащенных необходимой техникой, картами, средствами связи, не имеющих боевого опыта новобранцев.

В середине 90-х выпуски новостей не покидали слова: «Грозный», «Чечня», «Дудаев», «штурм», «артобстрел»… Валентина Николаевна не беспокоилась. Ее Олег служил в Чебаркуле. «У нас в семье все мужчины военные, и я хотела видеть сына офицером, - говорит она. - Не могу себе простить, что по моему совету он поступил в автомобильное училище». Через полтора года он решил, что военная служба все-таки не для него и не подписал контракт на продолжение учебы. Поэтому ему пришлось «дослужить» в армии на общих основаниях.

Маму успокоили: «Вы даже соскучиться не успеете, как сын вернется домой». 31 декабря 1994 года новостные агентства сообщили о начавшемся штурме Грозного…

5 января 1995-го Олегу исполнилось 20 лет. Родители, приехав в часть поздравить сына, натолкнулись на удивление командиров: «А вы разве не знаете, что Олег в Моздоке? Не переживайте, они всем обеспечены. Погибших-раненых нет». Олег мог отказаться, имел полное право как единственный ребенок в семье… Но мама, педагог с многолетним стажем, воспитала сына правильно.

Тем временем при штурме Грозного два батальона 131-й отдельной Майкопской мотострелковой бригады попали в окружение в районе железнодорожного вокзала. На помощь им ехала колонна наших БМП, на одной из которых в обнимку с ручным пулеметом сидел Олег. Много позже от выживших очевидцев родители узнают, что мальчишки совершенно не представляли всю серьезность ситуации, в которую попали. У них даже карты точной не было. А Олег, когда первая пуля только задела бушлат, удивленно присвистнул: «Здесь еще и снайперы!».

Из-за несовершенной связи чеченцы перехватили информацию о колонне. Начался обстрел. Поскольку в БМП Олега находились боеприпасы, которые могли взорваться в любой момент, поступила команда «спрыгнуть с БМП». Олег спрыгнул и, пытаясь укрыться от обстрела, побежал в сторону железнодорожной насыпи. Неопытный водитель БМП с испугу дал по газам и чудом вырвался…

В училище Олега благодаря фамилии и отличным способностям к стрельбе прозвали «ворошиловским стрелком». В военном билете в Чебаркуле написали «снайпер». Известно, что боевики, убивая наших солдат, забирали у них военные билеты, по которым затем получали денежное вознаграждение. Валентина Николаевна предполагает, что, найдя раненого Олега с такой надписью в «военнике», ему немедленно вынесли приговор. Об этом говорит и характер ранений.

Когда Олег пропал без вести, для его родителей началось хождение по кругам ада. В ходе поездки представителей Свердловского совета народных депутатов в Чечню (полк Олега был сформирован в Свердловске. - Авт.) об Олеге никакой информации получить не удалось.

Валентина Николаевна отправилась вместе с комитетом солдатских матерей в Моздок. Отец Олега, Вячеслав Николаевич, стал проводить самостоятельное расследование. Он трижды побывал в Грозном. Изнутри увидел чеченскую войну: и героев, и трусов, и мародеров, имеющих высокие военные чины. Он узнал, что после новогоднего штурма города военные вывезли только с площади у президентского дворца два КамАЗа с телами погибших. На закрытом военном складе в Ростове с фонарем обследовал семь вагонов-рефрижераторов. Олега там не было.

Валентина Николаевна тем временем безуспешно всматривалась на улицах разрушенных селений в обезображенные и растерзанные тела русских и чеченцев. Как-то до одной чеченской деревеньки русских мам (Валентина Николаевна не одна искала в Чечне сына. - Авт.) довезли военные машины-водовозы.

Машины опасались заезжать на необследованную территорию. А мамы? Мамы не боялись ничего, слезли с машин и пешком пошли в деревню. Пришлось им побывать и в Аргуне, и жить на холоде и в грязи в брезентовых палатках.

Однажды Вячеслав Николаевич, беседуя по одной из горячих линий с казачьим атаманом из Ростова, узнал, что тот якобы видел военный билет Олега. Олег мог находиться в плену. Пленные русские были в селе Гойском Урус-Мартановского района. Там квартировал один из самых известных чеченских боевиков Гелаев. Гелаев славился своей исключительной жестокостью. Так, в 1995 году в ответ на бомбежки Шатоя он лично казнил пленных военных летчиков, сбрасывая их в пропасть. Русскому мужчине появляться у боевиков - самоубийству подобно.

И Валентина отправилась к Гелаеву без мужа вместе с другой русской мамой Ольгой. Несколько часов они стучались в ворота особняка бандита, по очереди выкрикивая: «Товарищ!» Наконец ворота открыл чеченец, назвавшийся братом Гелаева. Ольга показала ему фото сына, Валентина на словах описала внешность. Обе они готовы были на коленях умолять чеченца помочь им. «Через несколько дней пойду в горы - посмотрю», - ухмыльнулся он в черную бороду.

Ольга и Валентина ожидали вестей в доме местной жительницы. Не сидели сложа руки, помогали по хозяйству и в огороде. Каждый день их навещали враждебно настроенные молодые чеченки с детьми: «Зачем ваши сыновья пришли нас убивать?» Неужели невдомек им было, что русские матери все бы отдали, чтобы не было этой бессмысленной кровопролитной войны!

Однажды хозяйка дома повела Валентину и Ольгу «на прогулку в цветущую персиковую рощу». Роща раскинулась на дне глубокого ущелья. Ольга и Валентина, взявшись за руки, стояли на краю пропасти. А за их спинами нарастал гул женских голосов, слышались упреки, ругань… В тот момент женщинам показалось, что они уже сами на волосок от гибели. Но, вопреки ожиданиям, их не столкнули вниз.

А вернувшись в дом, мамы узнали, что приходил человек с гор. Он сказал, будто пленных уже нет, 180 человек вернули федералам, и русские женщины должны покинуть село. Идя на автобус, мамы второй раз заглянули в глаза смерти, встретившись на дороге с самим Гелаевым. Их опять не тронули. Конечно, никаких людей федералам чеченцы не возвращали. «Они мертвых-то никогда не отдают, а уж тем паче живых», - грустно пояснил мамам российский офицер.

Через полтора года в квартире у Ворошиловых раздался звонок. Человек в штатском передал родителям видеокассету. Съемку вели британские операторы по заказу боевиков. Запись попала к российским военным. И вот камера берет крупным планом убитых российских солдат. Один, второй, третий и… Олег. На нем черный свитер с замысловатым орнаментом.

…И снова поезд, дорога, Ростов. На столе военного чиновника папка «Опознаваемые». По фото, сделанному с пленки, искать уже легче. Под номером 155 кусочек знакомого свитера, фотографии тела, рентгеновские снимки. Все, что осталось от их красавца-парня, надежды, опоры, единственной радости. Валентина Николаевна не верила до последнего. Убедили ее только крошечные шрамы на шее, оставшиеся у Олега с детства от биопсии при лечении лимфоузлов.

Жить ей больше не хотелось. Но мама Валентины Николаевны сказала ей: «Если хочешь встретиться со своим ребенком там, должна вынести все испытания». И Валентина Николаевна вот уже двадцать лет «держит удар». Сейчас самоотверженно борется со своим очень серьезным заболеванием.

А об истории Олега благодаря журналистам узнал весь город. И на дисках знаменитой группы «Ариэль» появилась песня «Я ухожу в последний бой…». В скобках пометка: «Посвящена Олегу Ворошилову». Я бы добавила: «И его маме…»

Анастасия Таушканова

Комментарии
Комментариев пока нет