Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Путешествие в поисках театра

11.03.2004
Челябинский режиссер  Евгений Ланцов возглавил Кемеровскую драму

...Уже лет двенадцать, если не больше, я наблюдаю за творческой биографией и географией челябинского театрального режиссера Евгения Ланцова. География весьма причудлива и извилиста: постановки Ланцова рассеяны по театрам таких урало-сибирских городов, как Ирбит, Серов, Лысьва, Тобольск, Нягань, Златоуст, Екатеринбург: В родном городе работает меньше, хотя пару сезонов был ассистентом у своего учителя Наума Орлова (Ланцов - режиссер такого спектакля-долгожителя Челябинской академической драмы, как "Женитьба Белугина"), а одно время руководил замечательной, загубленной челябинскими бюрократами муниципальной театральной школой-студией (совместный проект этой студии и Нового художественного театра - спектакль "Антигона" по драме Ануя в постановке Ланцова - одно из самых существенных и ярких челябинских театральных событий последних лет).

Челябинский режиссер Евгений Ланцов возглавил Кемеровскую драму

...Уже лет двенадцать, если не больше, я наблюдаю за творческой биографией и географией челябинского театрального режиссера Евгения Ланцова. География весьма причудлива и извилиста: постановки Ланцова рассеяны по театрам таких урало-сибирских городов, как Ирбит, Серов, Лысьва, Тобольск, Нягань, Златоуст, Екатеринбург: В родном городе работает меньше, хотя пару сезонов был ассистентом у своего учителя Наума Орлова (Ланцов - режиссер такого спектакля-долгожителя Челябинской академической драмы, как "Женитьба Белугина"), а одно время руководил замечательной, загубленной челябинскими бюрократами муниципальной театральной школой-студией (совместный проект этой студии и Нового художественного театра - спектакль "Антигона" по драме Ануя в постановке Ланцова - одно из самых существенных и ярких челябинских театральных событий последних лет).

Творческая география Ланцова причудлива, а вот творческая биография, творческое лицо, система театральных принципов и взглядов, как мне кажется, чем дальше, тем больше вполне определенны и узнаваемы. Это принципы русского репертуарного театра, театра-дома, поиск неслучайного, непроходного, глубокого в отношениях с актером и зрителем, не показной, но истинный интерес к отечественной истории, религии, системе ценностей предков наших и нас сегодняшних. Само собой, что для органичной реализации такой творческой программы неорганично быть "бродячим режиссером", она нуждается в театре-доме.

Быть может (хочется верить), такой дом Евгений Ланцов обретает сейчас в Кемеровском областном театре драмы, главным режиссером которого стал в начале нынешнего сезона, перед этим поставив на сцене этого театра "Очень простую историю" Марии Ладо. Спектакль этот минувшей осенью стал сначала лауреатом фестиваля современной драматургии "Байкальские встречи у Вампилова" в Иркутске, а затем вызвал серьезный резонанс на I православном театральном фестивале "Кузбасский ковчег" (Кемеровская драма - организатор этого уникального театрального форума).

На прошлой неделе я доехал до Кемерова (неближний путь), побывал в театре драмы (монументальное здание-монстр послевоенной сталинской архитектуры) и посмотрел премьеру Евгения Ланцова на большой сцене - "Шут Балакирев" по пьесе Григория Горина. Эту незаконченную (из-за смерти драматурга) "шутовскую комедию времен Петра Великого" в свое время довел до сценического воплощения Марк Захаров, поставивший виртуозное зрелище о механизмах российской власти, обыденном обороте величия, слабости силы, вечном карнавале человеческих страстей. О чем еще мог ставить Захаров - самый "приближенный к трону" (в свое время) российский режиссер? Ставить об этом же (только об этом) в Кемерове было бы неразумно: слишком далека дистанция от здешней улицы Весенней (на ней стоит театр) до кремлевских палат любых времен. Однако же режиссер берется и за эту задачу и оказывается вполне убедителен в изображении галереи государственных мужей петровской эпохи (от Меншикова до обер-шута Шапского): это взгляд трезвый, горький, чуть брезгливый. В некотором роде взгляд самого шута Балакирева, этого "ангела с похмелья", которого молодой и очень органичный актер Михаил Бычков играет не столько голосом народной мудрости (отечественная история вообще заставляет сильно сомневаться в наличии подобной мудрости), сколько родным братом всех театральных и литературных пересмешников (от Петрушки до Чонкина) - Иваном-дураком, видящим насквозь всех умников. Из этих умников, правителей, царей в зрительской памяти остаются лишь те, кому наряду с мнимым или явным величием режиссером и актером даны мгновения истины страстей, внятных, сильных, убедительных чувств. Такова царица Екатерина замечательной актрисы Людмилы Копыловой: я давно не видел, чтобы на сцене так не боялись эмоционально тратить себя, так убедительно и ярко играли про самое простое - любовь и нелюбовь, женское время, уходящее как вода сквозь пальцы, про одиночество, про страх перед будущим. Этой Екатерине есть кого любить и кого терять: царь Петр Великий (актер Олег Кухарев) - один из самых убедительных образов этого спектакля. Спектакля очень современного по форме, где чрезвычайно важна такая составляющая, как пластическая партитура (ее автор - Лариса Александрова, когда-то работавшая вместе с Ланцовым над челябинской "Антигоной"). Пластических экзерсисов так много (просто каталог всех приемов российского современного танца), что нельзя было не указать на это режиссеру. "Я не решился на сокращения, эти сцены слишком дороги актерам. Для них это нечто совершенно новое", - ответил он. Замечу, что к этому новому они оказались очень восприимчивы и выкладываются с полной отдачей.

Творческую новизну почувствовал и кемеровский зритель: на "Очень простой истории" и "Шуте Балакиреве" зал полон.

Владимир СПЕШКОВ Кемерово-Челябинск

Комментарии
Комментариев пока нет