Новости

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Британский хирург Колин Рейнер мечтает подарить свою коллекцию миру

27.01.2014
В Челябинск приехал давний друг нашего города. Он на Южном Урале не впервые, но прибыл по особому поводу. Много лет в его доме хранится коллекция рисунков челябинских детей. Решить дальнейшую судьбу коллекции — одна из целей его прибытия.

В Челябинск приехал давний друг нашего города. Он на Южном Урале не впервые, но прибыл по особому поводу. Много лет в его доме хранится коллекция рисунков челябинских детей. Решить дальнейшую судьбу коллекции — одна из целей его прибытия.

Коллекцию подарили Колину в знак благодарности за спасение южноуральцев, пострадавших в аварии под Ашой. Это была самая крупная катастрофа в истории российской железной дороги. Точное количество ее жертв и по сей день неизвестно. Официально в списке погибших значатся 575 человек. Более двухсот похоронили без опознания. 866 пострадавших доставили в больницы Челябинска и других городов.

Мощный взрыв на газопроводе, пламя от которого можно было видеть за сто километров, накрыл два пассажирских поезда: Новосибирск — Адлер и Адлер — Новосибирск. В пекле пожара сгорели 26 вагонов, 11 были сброшены взрывной волной с железнодорожного пути. Погибло много детей, в том числе игроки юношеской команды «Трактор», ученики челябинской школы №107, и те, кто ехал с родителями на отдых к морю. Катастрофа случилась 4-го июня 1989 года.

Вот тогда Колин Рейнер и стал одним из первых медиков в мировом сообществе, кто прорвался через железный занавес в закрытый для иностранцев Челябинск.

О том, что увидел, к чему был причастен, доктор Рейнер хочет написать в книгу, которая готовится к 25-летию катастрофы под Ашой. И это будет очень интересно, судя по тому, что он рассказал в челябинском благотворительном фонде имени Поляничко.

В 1989 году Колин Рейнер был заведующий отделением ожоговой и пластической хирургии государственной клиники шотландского города Абердина. Он собирался в отпуск, когда узнал, о катастрофе на Урале. Поздним вечером получил сообщение, в котором спрашивали, может ли он немедленно вылететь в Россию в составе группы иностранных медиков, чтобы оказать помощь на месте.

Приглашение в страну, закрытую железным занавесом, было само по себе удивительным. Но отправился доктор Рейнер в Россию не без опаски. И это читается между строк в записке, которую оставил секретарю: «Уезжаю в Россию. Когда вернусь, неизвестно. Прощайте!».

Испугало и место поселения в Челябинске за высоким забором с пропускным пунктом, охраняемым милиционерами. Когда за ними захлопнулись тяжелые ворота, холодок страха, по словам Колина, подступил к сердцу. Вспомнились страшные сообщения о лагерях, в которых содержались советские заключенные. Однако, место оказалось совсем не таким, как подумалось. Так называемые «обкомовские дачи», где их поселили, располагались на берегу Смолино, в живописном лесу. И обеспечивали комфортное проживание.

А на утро следующего дня иностранная группа из 22 медиков Англии, Ирландии и Австралии приступила к своим обязанностям в Челябинском межрегиональном ожоговом центре, руководил которым Роман Лифшиц. Группа работала бок о бок с челябинскими докторами в условиях сущего ада. Очевидцы тех событий помнят, как доктора не уходили из больницы, как челябинцы сообща оплакивали каждую новую жертву, умершую от ожогов, как простые люди ежедневно перечисляли деньги в адрес пострадавших. Вокруг больницы, где лечили раненых, постоянно кружили дети. Они становились в очередь, чтобы сдать кровь, но их оттуда прогоняли:

— Уйдите, вы еще маленькие!

Никто не мог остаться безучастным к тому, что тогда происходило. И доктор Рейнер — специалист с мировым именем — тоже старался помочь всем, чем мог, хотя прекрасно понимал, что участвует в политической акции. Это был красивый жест со стороны премьер-министра Маргарет Тэтчер, которая много раз говорила о своей дружбе с Михаилом Горбачевым, тогдашним руководителем страны.

Возвращаясь на родину, доктор Рейнер подарил челябинским коллегам свой личный перфоратор. Аппарат позволял при пересадке кожи обходиться гораздо меньшими «заплатками».

В 1990 году помог отправить в клиники Абердина и Манчестера на лечение девять детей, пострадавших в Ашинской катастрофе, добился, чтобы они были приравнены к пациентам Великобритании и все сложные операции им сделали бесплатно.

В 1991 году привез в Челябинск инструменты на 15 000 фунтов стерлингов, часть из которых передали фирмы-производители. Но многое Рейнер купил на свои деньги. В конце этого же года отправил в Челябинск специальный груз — перевязочный материал. И тоже — за собственные деньги.

Доктора Рейнера называют отцом челябинской пластической хирургии и не без оснований. Он помог известным сегодня докторам Александру Пухову и Евгению Макарову овладеть этим мастерством в клинике своей страны. Организовал месячную бесплатную стажировку.

В 1991 году в Челябинске ему сделали удивительный подарок, преподнесли примерно 60 рисунков детей.

Воспитанники изостудий Дворца культуры ЧМЗ и Дворца пионеров и школьников имени Н.К.Крупской выбрали свои самые любимые работы. В них ничего не напоминает о трагедии. Яркие, сочные, полные оптимизма картины доктор Рейнер хранил 25 лет. Сделал рамки, развесил их в своем доме. Те, которые не вошли, убрал в шкаф. И приехал в Челябинск с мечтой «завязать в узелок два конца одной нити», красиво закольцевать историю, случившуюся много лет назад.

Он уже договорился с Челябинским краеведческим музеем о выставке, посвященной 25-летию Ашинской катастрофы, где будут представлены эти работы. А еще он хочет, чтобы выставка появилась у него на родине.

Как доктор Рейнер жил все эти годы? Что изменилось в плане карьеры после его поездок в Россию?

— Скажу честно, моя карьера едва не рухнула, но не из-за поездки в Россию.

За год до этого в районе Абердина на нефтедобывающей платформе случилась очень крупная авария. Доктор Рейнер предупреждал министра здравоохранения Шотландии о такой возможности, но тот не внял его словам. А когда все случилось, попытался с больной головы свалить на здоровую. Но доктор Рейнер тогда был нужен. Все пострадавшие поступали к нему. Он заказывал вертолет, брал с собой хирургов и летал на место аварии. Когда после возвращения из России доктора Рейнера пригласили выступить на конференции, и он оказался в центре внимания, министр припомнил старую обиду.

Колина спас отчет о поездке в Челябинск, отправленный Маргарет Тэтчер. История завершилась тем, что сняли не его, а министра.

— Я всегда притягивал к себе неприятности, но удачно выкручивался, — говорит доктор Рейнер.

В молодости он практиковал в индейской резервации в Канаде. Индейцам два раза в месяц выдавали деньги, которые они спускали на «огненную воду». Никто не болел. Но тут утонул 15-летний мальчик. И полиция попросила проверить, не было ли насильственной смерти? Колин вскрыл череп утопленника и убедился, что смерть была естественной. Но увидел, что полицейские с ужасом наблюдают за ним.

— А теперь бери свои пожитки и дуй, чтобы пятки сверкали, — сказали они ему. — Ты снял скальп. Когда индейцы увидят, что ты сделал, мы тебя уже не сможем защитить.

Колин понял, что они не шутят. И рванул, даже не получив расчета.

Он был первым, кто сделал уникальную операцию: пришил два больших пальца девочке, родившейся без них. Потом первым в мире сделал операцию по трансплантации кисти. Но коллеги, как уверяет Колин, стали смотреть на него косо.

Видится ли он с теми, с кем приезжал в Челябинск?

- Только с Джоном Сеттлом, — говорит Колин. — Он живет недалеко от меня, в самом красивом месте Британии. Но мы не вспоминаем Челябинск и не обсуждаем ничего, что связано с медициной.

Джону Сеттлу, как выяснилось, ампутировали обе ноги. Он передвигается на коляске и увлекается столярным ремеслом. Делает очень красивую мебель.

Доктор Рейнер тоже больше не оперирует. Ему 75 лет. И он работает консультантом в государственной криминальной службе.

Есть ли у него увлечения?

— Когда-то любил горные лыжи и увлекался регби, — говорит он. — А теперь хожу на стадион. Во времена Римской империи люди ходили в Коллизей на гладиаторские бои, а я смотрю регби.

Все, о чем мечтает сегодня, завершить начатое. В том числе и с коллекцией рисунков, которая, по его мнению, должна принадлежать миру.

Комментарии
Комментариев пока нет