Новости

Около 07:00 на перекрестке Луначарского и Шевченко иномарка влетела в трамвай.

Сообщение о краже поступило в полицию с Новокузнецкой улицы 27 февраля.

Налет был совершен около 12:00 27 февраля на Ленинском проспекте.

Шокирующий инцидент произошел 24 февраля в Верещагино.

Пострадавший пятилетний ребенок госпитализирован.

О молодом человеке, лежащем на снегу около железнодорожного моста через Каму сообщили свидетели ЧП.

64-летняя женщина организовала кредитно-потребительское общество, устроенное по принципу МММ.

Пострадавших госпитализировали в медучреждения.

Наряды ДПС будут приближены к нерегулируемым пешеходным переходам.

На ярмарке можно будет купить оригинальные поделки или сделать их своими руками.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Владимир БОЖЕ: "Путь к Богу - это поиск истины"

18.03.2004
В духовной сфере у граждан тоже должно быть право выбора. Иначе вера снова станет формальной

Завтра состоится презентация книги директора историко-культурного центра Челябинска Владимира Боже "Епископы челябинские, викарии Оренбургской епархии". Она рассказывает об истории челябинского викариатства в 1908-1918 годах. Книга позволяет понять общие тенденции в развитии православия на Урале, познакомиться с видными деятелями Русской православной церкви, такими как Дионисий (Сосновский), Сильвестр (Ольшевский), Серафим (Александров) и другими.
А накануне мы воспользовались случаем, чтобы поговорить с автором книги о роли религии в современном обществе, о ценности ее для каждого из нас.

В духовной сфере у граждан тоже должно быть право выбора. Иначе вера снова станет формальной

Завтра состоится презентация книги директора историко-культурного центра Челябинска Владимира Боже "Епископы челябинские, викарии Оренбургской епархии". Она рассказывает об истории челябинского викариатства в 1908-1918 годах. Книга позволяет понять общие тенденции в развитии православия на Урале, познакомиться с видными деятелями Русской православной церкви, такими как Дионисий (Сосновский), Сильвестр (Ольшевский), Серафим (Александров) и другими.

А накануне мы воспользовались случаем, чтобы поговорить с автором книги о роли религии в современном обществе, о ценности ее для каждого из нас.

-- Владимир Стейгонович, история религии дореволюционной эпохи, как известно, - одна из любимых ваших тем. Вам как краеведу и историку не обидно, что до наших дней не дожили великолепные здания церквей? Ведь если бы они уцелели, а не были снесены после революции советской властью, облик Челябинска был бы совершенно другим, более привлекательным:

-- Когда я начинал заниматься этой темой, мне тоже было непонятно, как можно было сносить такие красивые храмы, сделанные в лучших архитектурных традициях. Но, изучив множество документов и прочитав немалое количество книг на эту тему, я понял, почему так произошло. Дело в том, что власти той поры не считали храмы архитектурной ценностью. Для них это были вражеские объекты. Тот же Бухарин, к примеру, говорил: "Поп есть такой же чиновник, как и палач, жандарм, сыщик". Священника сравнивали с упырем, пьющим народную кровь, с бездельником, сидящим на шее у трудового народа. Газеты публиковали статьи с призывами превратить Челябинский округ в территорию без единого очага дурмана. Все это логично укладывалось в начавшийся после революции процесс борьбы с религией. Активные гонения на церковь в Челябинске начались с начала 20-х годов - тогда, к примеру, была закрыта Порт-Артурская церковь в районе вокзала. Собственность церквей национализировалась, попытки священников как-то отстоять церковные ценности наталкивались на жесткое сопротивление государства. Как говорится, если враг не сдается, его уничтожают. В конце 20-х годов процесс борьбы с религией получил свое развитие в виде разрушения церквей.

-- Сколько храмов было разрушено в Челябинске?

-- В городе было 19 православных храмов плюс мечеть, костел, синагога, молитвенный дом старообрядцев и так далее. К концу 20-х годов у нас осталась одна действующая церковь - Симеоновская. Существовало постановление ВЦИК, согласно которому разрешалось оставить по одному культовому зданию каждой конфессии. Правда, в Челябинске были закрыты и мечеть, и костел, и синагога: Решения о их "добровольном" закрытии проводились не без помощи властей.

-- Потеряло ли от этой борьбы с религией наше общество некий нравственный стержень?

-- Конечно, потеряло. Наша история развивалась по принципу маятника - от полного отрицания религии до ее восхваления и идеализации, которая наступила после перестройки. С конца 80-х годов ХХ века в церкви многие стали искать что-то светлое и радостное. И не найдя, вновь испытали разочарование. На самом деле путь к Богу - это поиск истины, путь лишений и испытаний.

-- Объясните мне, выпускнику атеистической школы середины 80-х, в чем, на ваш взгляд, заключается благотворное влияние религии на жизнь отдельно взятого индивидуума и всего общества в целом?

-- Если говорить о Челябинске, то исторически так сложилось, что еще в 1779 году русская словесная школа - по сути первый очаг народного образования - была организована духовенством. Можно вспомнить много известных людей, получивших духовное образование и сыгравших затем большую роль в жизни города. Иван Горохов явился создателем Челябинского краеведческого музея. Магистр богословия Николай Чернавский основал архив Челябинской области. Давайте вспомним и Владимира Бирюкова, в честь которого проводятся Бирюковские чтения. Он тоже учился в духовном училище: Можно говорить о благотворном влиянии религии и в другом контексте. Есть немало людей, нуждающихся в духовном руководстве. Им хочется, чтобы им давали советы, направляли, грубо говоря, объясняли, что такое хорошо и что такое плохо. Если религия поможет таким людям избежать каких-то плохих поступков, обрести гармонию с миром, то это можно только приветствовать.

Надо сказать и о том, что есть религиозная и атеистическая модели восприятия мира. Окончательных доказательств правоты той или другой нет. Ущербность ситуации, сложившейся с конца 20-х годов, заключалась в том, что у граждан в духовной сфере не было выбора. Им навязывался воинствующий атеизм. Хотя свято место пусто не бывает:

-- Ну да, Библию заменил кодекс строителя коммунизма:

-- Его тоже надо было повторять, как молитву. А образ вождя всегда можно вознести до заоблачных высот, приблизив его к Богу. Между прочим, Луначарский в свое время развивал тему богостроительства, так сказать, на новом историческом этапе. А вы знаете, что Владимир Ильич вместе с Надеждой Константиновной однажды побывали в Лондоне в социалистической церкви? Там идеи социализма были заложены в учение. Но Владимиру Ильичу такое совмещение не понравилось, и он потом выступал против Луначарского по этому поводу. В результате получилось то, что получилось.

-- Между тем говорят, что религия способна обуздать криминал, снизить количество преступлений:

-- Давайте возьмем страны Востока, где религия предписывает держать женщин в строгости. Мужьям даже разрешается их за мелкие проступки побить. Это криминал или нет? У меня нет современной статистики, но когда я изучал дореволюционный период, то видел сообщения о преступлениях, совершенных верующими, в том числе убийствах, кражах. С другой стороны, всегда были и есть неверующие люди, у которых нет склонности к преступным действиям. На мой взгляд, сама по себе принадлежность к религии не является гарантией высокой нравственности. Если человек культурный, веротерпимый и не склонный к насилию, то он сможет понять любого другого человека, в решении самых сложных проблем обойтись без экстремистских поступков.

-- Мода на религию - это хорошо или плохо?

-- Плохо. Потому что это все поверхностно. Насаждать что-то в таком деликатном вопросе вообще нельзя. Кстати, в книге, которая только что вышла, речь идет о периоде государственной религии. Пока она насаждалась сверху, все вроде бы было хорошо. Однако есть данные о том, что когда после свержения царизма в армии разрешили поступать по собственному усмотрению и не ходить в церковь, только 10 процентов военных продолжали это делать. Здесь кроется и ответ на вопрос, почему общественность позволила разрушить церкви в 20-х годах. Поразительно, как легко многие отказались от веры. Почему это произошло? Да потому, что для таких людей религия никогда не была настоящей ценностью. Вера была во многом формальной, назревшие проблемы людей реально не решались. Общий кризис общества поразил и духовенство.

-- Владимир Стейгонович, как вы относитесь к идее сделать православие основной религией в России?

-- Отрицательно. Я вообще сторонник светского государства. Каждый человек вправе исповедовать любую религию либо не исповедовать никакой. Это право, между прочим, заложено в Конституции, и, думаю, ее надо соблюдать. Хорошо, сегодня мы приподнимем православие, завтра встанет вопрос: как быть со старообрядцами? Включим их в число привилегированных - выяснится, что католицизм вообще-то тоже имеет давние корни в России, и так далее. Спорить можно будет до бесконечности. Да, мы видели протесты против приезда папы римского, но мне почему-то кажется, что эти споры больше касаются материальной стороны. А у по-настоящему верующих людей на первом месте должно быть все-таки духовное:

Говорить о том, что если общество по национальному составу в большинстве своем русское, то оно имеет однозначно православную духовную ориентацию - это, на мой взгляд, заблуждение. Русские могут быть и в буддистских общинах, и в протестантских: Православие вполне может стать главной религией в России. Но лишь благодаря нормальной миссионерской деятельности РПЦ. Важно, чтобы и у самих людей созрели к этому предпосылки. В православие никого загонять не нужно. Если мы силой государства будем склонять людей к какой-то религии - это будет повторением ошибок, допущенных в дореволюционный период.

Мне близка позиция епископа Челябинского и Златоустовского Георгия (Грязнова). Будучи архиереем, он не боялся идти в любую аудиторию - в научную библиотеку, на встречу со студентами, на радио. Объяснял, к примеру, в чем состоит тот или иной церковный обряд, то есть занимался цивилизованной просветительской деятельностью. Мне кажется, что именно это самый правильный путь "агитации" за православие - утверждать веру своей жизнью, своими поступками.

-- Давайте теперь поговорим о вас. Интересоваться дореволюционной историей вы начали еще в советское время, в начале 80-х, когда об этом не принято было говорить. Почему?

-- Ну, для меня это было естественно. Любой историк хочет прежде всего знать факты. Церкви, что бы про них ни говорили, являлись доминантами в архитектуре, объективно играли значительную роль в дореволюционной жизни. Всего этого трудно было не заметить.

-- Вас в институте учили кодексу строителя коммунизма, а вы интересовались "опиумом для народа". Парадокс?

-- Ничего удивительного тут нет. Я убежден, что внутренний мир человека определяется им самим. Когда его что-то заставляют делать, он может изображать, что согласен с этим, обходить как-то острые углы. Не более того.

-- Вам не препятствовали в поиске документов?

-- Нет. Поначалу мне несколько мешал груз старых представлений. Потом это прошло. Я помню, как еще в 1985 году опубликовал в "Челябинском рабочем" первую статью о церкви Александра Невского. И этому никто не препятствовал.

-- Судя по всему, вы - человек верующий?

-- Вы знаете, на дворе все-таки XXI век: Я, скажем так, сторонник научной теории объяснения мира.

-- Атеист?

-- Нет. Атеист - это человек, который сам не верит и убеждает в этом других. Я терпимо отношусь к верующим. И вообще считаю, что ни у одного общественного института нет права объявлять монополию на истину в духовной сфере. Истина - это некий идеал, к которому надо стремиться. И путь к ней у каждого свой.

Александр СКРИПОВ

Комментарии
Комментариев пока нет