Новости

Преступники забрали награды, принадлежавшие деду мужчины и зарезали пенсионера ножом.

Шокирующее преступление было совершено в Кизеле в ночь на 28 февраля.

Парк имени Ленина приглашает в «Мурляндию».

Церемония закрытия состоялась на многофункциональной арене «Ледяной Куб».

Трехлетний мальчик умер в реанимации детской больницы Челябинска.

Можно быть в курсе всех новинок, не выходя из дома.

Чиновники сели за парты в школе управления.

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

"Павел I для меня - это русский Дон Кихот"

24.03.2004
Кинорежиссер Виталий Мельников не собирается  снимать для ТВ фильм "Трижды бедный Павел"

Инга МЕЛЬНИКОВА
Челябинск

Мелодрама "Луной был полон сад" 75-летнего питерского режиссера и сценариста Виталия Мельникова на II челябинском фестивале "Новое кино России" была признана зрителями лучшей в конкурсной программе. А в этом году на открытии конкурсной программы феста был показан последний фильм Виталия Вячеславовича - историческая драма об императоре Павле I "Бедный, бедный Павел", поставленная по пьесе Дмитрия Мережковского. Это действительно хороший исторический фильм, колорит которого не отдает ни новоделом, ни нафталином. Фильм без особых блокбастерных спецэффектов. Но при этом - зрелищный, с двумя отличными актерами в главных ролях.

Кинорежиссер Виталий Мельников не собирается снимать для ТВ фильм "Трижды бедный Павел"

Инга МЕЛЬНИКОВА

Челябинск

Мелодрама "Луной был полон сад" 75-летнего питерского режиссера и сценариста Виталия Мельникова на II челябинском фестивале "Новое кино России" была признана зрителями лучшей в конкурсной программе. А в этом году на открытии конкурсной программы феста был показан последний фильм Виталия Вячеславовича - историческая драма об императоре Павле I "Бедный, бедный Павел", поставленная по пьесе Дмитрия Мережковского. Это действительно хороший исторический фильм, колорит которого не отдает ни новоделом, ни нафталином. Фильм без особых блокбастерных спецэффектов. Но при этом - зрелищный, с двумя отличными актерами в главных ролях. И обладающий главным несомненным достоинством: точно пойманным чувством времени и вниманием к деталям. К тому же этот фильм еще и тематически связан с двумя другими лентами, которые Виталий Мельников объединил в трилогию о русской истории "Империя. XVIII век".

-- Главная тема трилогии - человек и власть. "Бедный, бедный Павел" с этой точки зрения - история наиболее яркая, драматичная, - говорит Виталий Мельников. - А вообще идея создания этой трилогии появилась в 1990-1991 годах, с началом наших исторических преобразований. Мне тогда показалось, что нам следует задуматься над историей России, ведь именно там корни всех наших бед. Я попробовал сделать трилогию, связанную с ключевыми моментами существования России XVIII века, потому что это был век становления российской государственности в современном европейском понимании этого слова. Петровская начальная эпоха отразилась у меня в фильме "Царевич Алексей", екатерининское время - в "Царской охоте". И, наконец, "Бедный, бедный Павел". Правда, я не думал, что вся эта история затянется на 10 лет да еще будет сниматься непоследовательно ("Царская охота" вышла в 1990 году, "Царевич Алексей" - в 1997-м, а "Бедный, бедный Павел" - в 2003 году. - И. М.).

-- На представлении своего фильма в Челябинске вы сказали, что не хотели оценивать Павла как политика, а хотели - как человека. На ваш взгляд, какой Павел у вас получился?

-- Для меня это человек, который имел несчастье родиться в середине XVIII века. Существует очень много представлений о Павле, которые наслаивались постепенно. В учебниках истории он был и тиран, и просвещенный государственный деятель, и добропорядочный муж, и отец восьмерых детей. Все это лики одного и того же Павла. Но самым точным определением Павла для меня являются слова о нем Наполеона: "Павел - это русский Дон Кихот". Но в России, в отличие от Испании, донкихотство оборачивается кровью, несчастьем огромного количества людей и чрезвычайно крутыми поворотами истории.

-- Как подбирался актер на роль Павла?

-- Сам Виктор Сухоруков говорит, что он просто был предназначен сыграть эту роль. Так оно и получилось. Не было длительных проб. Я знал Сухорукова как хорошего артиста, но с устоявшимся криминальным имиджем. Решил с ним познакомиться, еще не думая, что, может быть, приглашу его на роль. Человек он неожиданный, экстравагантный, взрывной, с огромным запасом энергии. Такого не сыграешь, можно только так существовать. И после первого же разговора я пригласил его сниматься в картине. Были только условные пробы, поскольку мы не претендовали, чтобы было портретное сходство.

-- Других кандидатур, получается, на роль Павла не было?

-- Нет. Но вот с ролью Палена было по-другому. Сценарий я писал, уже предполагая, что приглашу Олега Янковского. Это связано с предысторией картины. Ведь она начиналась еще с переговоров с Олегом Борисовым, который в спектакле про Павла в Театре Советской Армии замечательно сыграл. И я предполагал изначально, что в этой трилогии у меня просто будет экранизация пьесы Мережковского и роль Павла сыграет Борисов, а роль Палена - Смоктуновский. Но жизнь нас поправляет. Время ушло. Я знал, что моя лента будет строиться на противопоставлении двух фигур - Павла и Палена. И когда начинал писать сценарий, уже предполагал, что Паленом у меня будет Олег Иванович.

-- А каков он - ваш граф Пален?

-- Это фигура такая ускользающая. Вроде бы он сыграл огромную роль в истории с заговором. А поди найди какие-то ниточки, за которые можно потянуть. Мне казалось, что Пален - это добропорядочный немецкий царедворец, с немецкими представлениями о праве и порядке. И он честно полагал, что фигура Павла - устрашающая для России, несущая многие несчастья. Поэтому он считал, что вправе организовать заговор или найти другой способ как-то устранить эту фигуру. Но в силу того, что он был открыто приглашен Павлом чуть ли не в наперсники, Пален оказался в сложном положении. Чем больше он узнавал Павла как человека, а не как абстрактную политическую фигуру, тем сложнее ему было выполнять свою абстрактно сформулированную политическую задачу. Мне показалось, что если уж говорить слово "бедный", то его можно употребить в отношении и Павла, и Палена.

-- Каково в исторических фильмах должно быть соотношение достоверности и художественного вымысла?

-- Конечно, это все относительно. История уже отделена от нас временем. И прошлое мы волей-неволей оцениваем уже глазами современного человека. Во всяком случае, какие-то исторические подробности меня не интересовали. Но в воссоздании той обстановки и не было нужды. Ведь все снималось в подлинных музейных интерьерах: в Павловском дворце, в Гатчинском. Вокруг нас крутились какие-то сумасшедшие люди, которые о Павле говорили почти как о живом человеке. Все эти бабушки-смотрительницы рассказывали гигантское количество подробностей, наполовину ими же и придуманных. Мы постоянно жили в такой павловской атмосфере. Причем, с одной стороны, этим тетенькам очень хотелось, чтобы мы сняли эту картину. Но с другой - они очень боялись, чтобы мы ничего не поломали, не поцарапали. Старушки эти как церберы стояли. На них было так трогательно смотреть. Это совершенно ведь нищие люди, охраняющие гигантские ценности. Там остались даже такие, кто во время эвакуации спасал Павловский дворец.

-- Присутствовал ли элемент мистики?

-- У Сухорукова точно был. Он на Гатчинском кинофестивале получил приз, поцеловал его, произнося: "Павел, это наш с тобой приз!" Но были странные вещи и на съемках. Например, мы должны были показать в фильме Михайловский замок. Его интерьеры отчасти снимались в Павловске, отчасти - строились декорации. И нас особенно беспокоило, как мы будем снимать фасадную часть. Обдумывали разные варианты, и компьютерная графика должна была идти. А тут подоспело 300-летие Петербурга и заодно - реставрация Михайловского замка. Причем началась она с того, что вскрыли фундамент, старые мосты. Возникла полнейшая иллюзия строящегося замка, что нам и нужно было. Но нам-то еще к тому же требовалось, чтобы на экране была зима. И вдруг в один прекрасный день, причем именно когда нам разрешили снимать, пошел снег. Замечательный снег, все работало. И снег продолжался аккурат до конца рабочего дня и моей команды: "Стоп, снято!"

-- А не было ли предложений от телеканалов показать сразу все три фильма вашей трилогии?

-- Действительно, показать сразу три фильма на пленке в театральном показе - это неразумно. Я давно уже ношусь с мыслью о том, чтобы объединить все эти три картины одним ведущим и темой: российский человек и власть. К маю рассчитываю, что соберу все эти ленты под одну крышу и дам общее название - "Империя. Начало". Фильмы изначально были сделаны как бы из двух частей. Поэтому получается шестисерийный фильм из трех лент. Причем на ТВ требовали, чтобы я доснял еще две серии, чтобы было восемь. Но я же не могу что-то еще теперь сделать типа "Бедный, бедный Павел-2" или "Трижды бедный Павел"!

Комментарии
Комментариев пока нет