Новости

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

О мужчине, находящемся за рулем в нетрезвом виде, стражей порядка предупредили горожане.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Имя Петра Сумина должно появиться на фасаде Челябинского краеведческого музея

05.03.2014
Директор музея Владимир Богдановский объясняет, почему память об экс-губернаторе должна быть увековечена именно в этих стенах

В апреле прошлого года президиум областного Законодательного собрания принял решение «Об увековечении памяти государственного и общественного деятеля Петра Ивановича Сумина». Первым пунктом документа, подписанного Владимиром Мякушем, было предложение присвоить имя Сумина областному краеведческому музею, в судьбе которого Петр Иванович принял самое непосредственное участие.

Сомнений в правильности принятого решения ни у кого не возникло. Необходимый пакет документов, включая план мероприятий и смету, утвердили на разных уровнях и передали губернатору Михаилу Юревичу. Но на этом дело остановилось. Что нужно для переименования учреждения сегодня, что для этого может сделать сам музей? С этим вопросом мы обратились к директору Челябинского краеведческого музея Владимиру Богдановскому.

– Во-первых, мы должны поменять все документы, таблички, указатели. Естественно, демонтировать надпись на фасаде здания, выложенную огромными золотыми буквами с подсветкой. Увековечить имя Сумина нужно не только на фирменном бланке — золотом на фасаде написать. Чтобы каждый издалека видел, что это за музей.

Во-вторых, надо создать мемориальную зону, изготовить и установить бюст Петра Ивановича. Но и этого мало. Чтобы интерес не угасал, его нужно постоянно поддерживать, подпитывать новой информацией: придумывать интересные проекты, проводить конференции, связанные с сохранением культурного наследия края, учредить ежегодную премию Сумина, которую вручать 21 июня, в день рождения Петра Ивановича.

Весь цикл мероприятий собственными средствами мы, конечно, не потянем. Хотя финансовые затраты не такие уж большие. Для бюджета области, для соратников Петра Ивановича – это капля в море. А для музея – огромные затраты. Значит, будем еще раз обосновывать расходы, обращаться с письмами к руководству области.

80 лет скитаний

Последнее время появились новые предложения по увековечиванию имени Сумина. Может, решение о переименовании музея было преждевременным?

– Я так не считаю. Для Челябинской области Петр Иванович сделал очень много. И краеведческий музей – один из самых важных его проектов. Только представьте: более 80 лет у музея не было своего здания. Он ютился в неприспособленных для работы помещениях, пережил десять переездов, которые для сохранности экспонатов были сродни катастрофе. Именно Сумин, своим единоличным решением, в корне изменил ситуацию, и мы имеем музей, который стал брэндом Челябинской области.

Петр Иванович рассказывал, как принимал это решение?

– На встрече с коллективом он вспоминал как однажды, включив утром телевизор, увидел в новостях репортаж о визите Владимира Путина в Германию, канцлер Герхард Шредер повел нашего президента в музей. И сразу подумал: «А я-то куда поведу гостей? Музея хорошего у нас нет». А поскольку параллельно к губернатору обращались представители общественности, все соединилось. Он тут же собрал актив — и работа началась.

Собрали вещички и ушли

Известно, что губернатор лично следил, как шло строительство. Вы можете на конкретных примерах рассказать, как это было?

– Примеров много… Когда уже стояли сваи, Петр Иванович решил еще раз посмотреть, как будет выглядеть музей. Мы подготовили планшеты, рассказали, какие будут залы, как расположены. Выслушав, он дал задание министрам образования, культуры, чтобы они тоже внесли свои предложения.

А через некоторое время, спрашивает: «Ну что, Владимир Иванович, смету-то подготовил?».— «Да». Полистал, подписал. А потом начал читать внимательнее. Улыбка постепенно исчезла, лицо переменилось: «А это что за цифры?!».— «Это стоимость оборудования».— «Вы что с ума сошли?! Вы знаете, какие у нас проблемы в сельском хозяйстве?! А знаете, сколько денег требуется для зарплаты учителей?!». В общем, он нас прогнал. Мы собрали вещички и ушли.

Утром я пришел на работу и не знаю что делать. Огромное здание без оборудования и оформления – это же не музей. Как быть, если даже самое дешевое музейное оборудование стоило в несколько раз дороже, чем по смете, которую давали мои предшественники? Вдруг звонок: «Владимир Иванович, мы вчера как-то нехорошо поговорили… Ну, я подписал смету. Приди, забери». И добавил: «Но только смотри, чтобы все было так, как обещали! Сам отвечаешь за это».

Законное место

Кстати, пригласить фотографа на должность директора – тоже идея Сумина? Поначалу его за это даже критиковали.

– Как объяснил Петр Иванович в присутствии коллектива, он принял такое решение, посчитав, что предыдущий состав руководителей не в состоянии построить и оснастить музей всем необходимым. «Я видел, как создавались энциклопедия, альбом «Челябинская область в фотографиях»,— сказал он тогда.— Поэтому знаю: любое дело, за которое Богдановский берется, он всегда доводит до конца».

Приглашение было неожиданным?

– Я руководил небольшим коллективом, а попал в огромное учреждение, причем, одно — работающее (музей продолжал работать), а другое — строящееся. Нагрузка была сумасшедшая, многого еще не знал. На стройке Петр Иванович бывал часто, в окружении большого количества чиновников, и каждый из них хотел попутно решить с губернатором свои вопросы. На первой же встрече меня начали оттеснять.

Я прекрасно помню, как вице-губернатор Андрей Николаевич Косилов взял меня под ручку со словами: «У тебя гость — первое лицо области, а ты сбоку идешь!». Подвел к губернатору и поставил с правой стороны: «Вот твое место, когда гостей принимаешь». После этого я уже никогда это место не уступал.

Чем грозила экономия

В окружении министров и прессы проблемы не решить. Вы часто обращались к губернатору за помощью?

– Во время визитов Петр Иванович всегда находил время, чтобы спросить потихоньку: «Ну, что у тебя на самом-то деле?». Мы спокойно обсуждали конкретные вопросы. И я твердо знал, что это точно будет исполнено. С глупостями я не обращался.

Например, кондиционирование. Оно было в проекте, но экспертиза посчитала это лишним, систему убрали — сэкономили. Я сказал об этом губернатору, на ушко: «Петр Иванович, если мы не сделаем кондиционирование, у нас будет консервная банка. Пригреет солнышко — и мы тут задохнемся». Петр Иванович распорядился кондиционеры вернуть. Правда, были там деятели, строители, которые установили оборудование не во всем здание, а только в залах и фондах. А фойе, где у нас тоже проходят выставки, остались без кондиционеров.

В проекте были запланированы штукатурка и масляная краска для стен и кафельная плитка для пола. Тогда я сказал: «Петр Иванович, если мы покрасим этой масляной краской и положим эту плитку, у нас получится общественный туалет, ну, в лучшем случае – подземный переход». И тогда у нас появились фальш-стенки, хорошая матовая краска и гранит.

Был еще один момент. Узнав, что у строителей оказалась экономия бюджетных средств, да еще какая(!), я пошел с письмом к Косилову. Это было 30 или 31 декабря. «Андрей Николаевич,— говорю.— У строителей есть экономия. Никакая это не экономия. Это наши деньги, пусть их передадут музею». Власть в то время была более решительная. На моем письме Косилов написал: «Средства передать музею и купить все, что указано в приложении». В итоге, у нас появились зал ученого совета, библиотека, шикарное современное оборудование в фондах, раздвижные сейфы, где хранятся картины.

В процессе строительства удалось изменить очень многое. За исключением того, что до меня было зарыто под землю — фундамента здания, который пришлось «лечить» уже сейчас.

Поставили в маршрут

Новым музеем губернатор гордился?

– Один пример. Когда в Челябинске принимали делегацию счетной палаты РФ, которую возглавлял Сергей Степашин, музей «поставили в маршрут». Мы вышли на крыльцо встречать — и видим, как кортеж автомобилей промчался мимо музея. Вдруг последняя машина разворачивается и заезжает в музей. В ней были Степашин и Сумин. «Мы увидели, что нас ждут, и не могли не заехать». И вот они вдвоем прошли по всему музею, потратили около часа, несмотря на жесткий график. «Как здорово, что мы можем одни, спокойно, погулять по залам». Под конец, конечно, пристроился хвост сопровождающих, журналистов.

При поддержке Петра Ивановича мы сделали музей, за который не стыдно до сих пор. Возвращаясь из командировок, из поездок, я стараюсь сразу зайти в музей, чтобы сравнить с тем, что видел в других музеях, будь то Москва, Европа или Америка. И, как правило, очень радуюсь: наш-то музей лучше — от архитектуры до каждой витринки.

Культ личности

– В свое время я пришел к Петру Ивановичу на прием и говорю: «Вы столько сделали для области, что пора издать о вас книгу». Он резко оглянулся вокруг: «Ты что такое говоришь, с ума сошел?! Про меня — книжку… Это же культ личности!». И прогнал: «Все, идите-идите. У вас что — дел мало?!».

Позже книжка, шаг за шагом, была сделана (конечно, не без помощи Ольги Ильиничны Суминой), в Италии издана, еще при жизни. Когда беру книжку с полки, открываю, я вижу: в ней нет ни одной картинки, ни одной фразы подобострастия. В ней — все проекты Петра Ивановича. И сам Петр Иванович на фоне своего дела.

Татьяна Марьина

Комментарии
И.А. Кочкина рассказывала, что Сумин хотел снести здание геологического музея (дом Шиховых-Покровских). Кое-как отстояли.
Юрий
05.03.2014 07:10:07
Будем объективны! Непосредственное участие в создании, строительстве Музея принял Андрей Николаевич Косилов, а не Пётр Иванович! Благодаря, исключительно, Андрею Николаевичу, наш Музей есть! Кто не верит, поднимите архивные документы!
Алексей Суздалов
05.03.2014 14:03:57
Чего и следовало ожидать. Директору музея пора на пенсию по всем статьям, а он всё равно стремится выслужиться, прогнуться, показать что он добрый и податливый. Если бы о Петре Ивановиче говорили как о Юревиче, то Богдановский при упоминании его имени плевался бы. А тут такой шанс прогнуться под новых руководителей - прям любо-дорого. И вообще. В России принято давать музеям имена их основателей из мира науки, а не чиновников, подписавших указ о строительстве и умудрившихся распилить не все деньги. Традиция именования учреждений в честь не учёных есть - это в честь народных комиссаров(вместе с дедушкой Лениным) или в ряде европейских(и не только) стран в честь монархов, учредивших заведение... et cetera
А у нас музей с неизученным метеоритом назван в честь губернатора, не имеющего никакого отношения к науке. Давайте сделаем ещё ЮУрГУ имени Тарасова или органный зал имени отца Феофана...
Николай
07.03.2014 02:18:24