Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Житие" игумена Севастиана

19.10.2000
Оглушение грехом происходит постепенно

Она вдруг бросилась на пол и припала к ногам священника. Никогда не видела такой эту властную красивую женщину - она и за стенами школы умела оставаться Учителем. Рядом на коленях молилась хрупкая дама, касаясь лбом выщербленного пола, отдавала земные поклоны. Еще лица - одухотворенные, истовые, с сияющими глазами, старые и не очень.
Попыталась выбраться из этого церковного строя - на меня зашикали жестко, осуждающе.

Оглушение грехом происходит постепенно

Она вдруг бросилась на пол и припала к ногам священника. Никогда не видела такой эту властную красивую женщину - она и за стенами школы умела оставаться Учителем. Рядом на коленях молилась хрупкая дама, касаясь лбом выщербленного пола, отдавала земные поклоны. Еще лица - одухотворенные, истовые, с сияющими глазами, старые и не очень.

Попыталась выбраться из этого церковного строя - на меня зашикали жестко, осуждающе.

Было это лет пятнадцать назад, и потому я испытывала настоящее потрясение - подобной экзальтации, такого восторженного поклонения живому обычному человеку мне еще видеть не приходилось. Ведь это были не подростки-фанаты, рукоплещущие своему кумиру. Умные интеллигентные женщины приходили в редакцию, чтобы рассказать о мистическом прозорливом духоносце, встрече с удивительным старцем, творящим чудеса своими молитвами: избавляющим от алкоголизма, излечивающим рак, возвращающим брошенной жене супруга. Скольких беспутных, порочных обратил он к Богу, наставил на путь истинный.

-- Батюшка к нам идет - чувствуете благодать какая! - услышала, уходя из храма, шепот в спину. И невольно вспомнила Великого инквизитора Достоевского: "Есть три силы, единственные три силы на земле, могущие навеки победить и пленить совесть этих бунтовщиков для их счастия, - эти силы: чудо, тайна и авторитет". Севастиан вольно или невольно воплощал их все. Он был в те коммунистические годы единственным на всю область монахом. Больше того - монахом с высшим духовным образованием.

Все это было по тем временам еще почти под запретом. И на встречи с такой необычной, незаурядной личностью тянуло самых разных людей. Помню лекции в библиотеках, в Доме научного атеизма, когда Севастиан собирал полные залы. По всем канонам психологического воздействия он запаздывал. Его ждали с любопытством и нетерпением. Вдруг распахивались двери и являлся Он - худой, длинноволосый, с пронизывающим взглядом, в рясе, подпоясанной чуть не веревкой. Членам КПСС, пропагандистам, атеистам, сидящим в зале, он говорил очень простые вещи: что на все в этом мире воля Божья, читайте Библию и живите по ней, как живет весь мир.

Такие лекции производили фурор. В Челябинске появилась даже своеобразная мода на Севастиана - к нему домой тайно ехали люди, облеченные властью, вели долгие беседы, крестили детей. Батюшка не отказывал никому. Всякому находил доброе слово поддержки и утешения.

-- Мы, русские, ленивы. Не по нутру нам тяжкая работа над собой. Нам и молитву-то выучить - проблема. С батюшкой все проще. Потрафлял он людям, шел навстречу. А они его сразу на божничку, кумира из него сделали, - рассказывает духовная дочь отца Севастиана.

Все теснее смыкался вокруг пресвитера церкви круг ревниво-восторженных поклонниц с несложившейся судьбой, с ворохом проблем. Врачи, учителя, музыкальные работники, конструкторы, взращенные атеизмом, жаждали мистики. А самый значительный идол сегодня - здоровье, на этом ристалище и вершились чудеса исцеления.

-- Меньше всего стремлюсь умалить достоинства Севастиана, но хотел бы напомнить, что удивительные свойства старцев - знак Подвига: долгий, серьезный монастырский искус, борьба с собственными страстями, затвор, колоссальные усилия по смирению плоти и духа. У игумена же опыта жизни в монастыре нет вовсе, - говорит священник. - И удивительные его свойства скорее продукт восторженного почитания и восхваления тех групп влиятельных людей, которыми он себя окружает.

Обретя объект любви, своего кумира, челябинские неофиты начали истово служить ему, как умели. Квартира монаха наполнялась дорогими вещами, ценными подарками. В 1986 году в доме отца Севастиана стояла японская видеоаппаратура, да и сам дом больше напоминал музей хрусталя. А еще через пару лет прихожане добились выделения "слабому здоровьем батюшке" автомобиля "Нива". Впрочем, отец Севастиан к подаркам этим относился спокойно, предпочитая им редкие церковные книги и иконы.

-- Действие греха не бывает мгновенным и всеохватным, - говорил мне настоятель храма. - Как при взлете самолета, не сразу закладывает перепонки, так и оглушение грехом происходит постепенно. Свойство греха - найти самооправдание из самых благих побуждений.

Отец Севастиан оказался инакомыслящим в православной церкви, вступив в борьбу за чистоту ее рядов, за возвращение всех церковных зданий.

-- Нет у нас воскресных школ, мало храмов, а православия в самих храмах и того меньше, - говорил он, собирая в своем доме молодежь.

Ратуя за духовное возрождение общества, он выступал против архиереев-"наемников", выведенных под игом государства воинствующего атеизма. Добавьте связи православного батюшки с зарубежной (так называемой Карловацкой) церковью, под омофор которой уже перешло несколько общин в СССР. Не исключено было, что и Севастиан может увести своих прихожан за рубеж. Тем более, что они все чаще выступали за возвращение к православным корням и даже за знаменные распевы, одноголосие церковного пения (как в старообрядчестве). Сам музыковед и знаток музыки (его фонотека и сегодня поражает воображение), батюшка любил приводить слова Павла Флоренского: одноголосие - это касание вечности. Когда мелодия одевается в облачения гармонические, приходит земное. Традиционной системе восьмигласия он предпочитал духовную полноту одноголосия. Увы, не только в стенах храма.

Он возвысил свой голос и против архиерея, за что в конце концов архиепископ Мелхиседек отправил его служить в Карталы.

С этого времени начинается новый период жизни отца Севастиана - десятилетняя летопись борьбы, гонений, бесчисленных громких скандалов и противопоставления себя каждому новому управляющему епархией - Мелхиседеку, Георгию, Иову, что по церковному уставу абсолютно недопустимо.

Передо мной лежит уникальный документ - письмо, адресованное патриарху Алексию II. "В течение четырех лет (после назначения в Челябинск епископа Георгия - авт.) в епархии идет процесс тонкого растления из-за того, что дела епископа не соответствуют его слову. К примеру, в кафедральном соборе среди клириков открыто процветают пьянство, воровство, курение. Вопиющим является тот факт, что правящий архиерей запретил духовенству разоблачать сатанинские действия экстрасенсов (в частности Кашпировского). Можно привести множество фактов, говорящих о том, что если епископ Георгий (Грязнов) и в дальнейшем будет руководить епархией, то это приведет либо к расколу епархии, либо к полнейшему извращению христианства". Публикуя это письмо, я не выношу сор из избы, потому что с согласия отца Севастиана оно уже было напечатано в марте 1994 года в газете "Твой друг "Лилия", да и подобные послания к патриарху направлялись десятками. Уникальность его в другом - это единственный документ, под которым стоит подпись игумена Севастиана.

Каких только конфликтов и скандалов, связанных с именем Севастиана, не происходило в епархии, но нигде и никогда больше этот умный и осторожный человек не оставлял документальных следов. Почему же он подписал это послание? Читаем дальше: "Хотелось бы выразить пожелание, чтобы новый архипастырь был назначен из наших земляков. Может быть, из монахов Вашей лавры, других монастырей или духовенства нашего края найдется достойный кандидат в епископы, знающий проблемы своей родной земли, болеющий душой за возрождение и укрепление на ней Православной Церкви".

Вы не забыли, единственным монахом нашего края был в то время игумен Севастиан?

Одной из форм противостояния епископу стало создание независимого от него Братства святого благоверного князя Александра Невского, которое возникло в 1990 году. Духовником его стал Севастиан. Задачей братства было вернуть церковное здание на Алом поле любыми способами.

Демонстративные собрания братства перед концертным залом, требования к властям, коллективные письма в газеты, наконец, крестный ход до предела накалили атмосферу. В декабре 91-го сторонники Севастиана пытались ворваться в здание и вы-бросить орган. Студенты, творческая интеллигенция города сошлись с ними врукопашную. Конфликт едва удалось погасить с помощью милиции. (Игумена, естественно, на месте ЧП не было).

Нет, вокруг этого священника всегда кипели страсти. Не успел отшуметь один скандал - начался новый, на этот раз с руководством горбольницы N 1 по поводу строительства часовни. В орбиту очередного конфликта вновь был втянут весь город. А братство уже взялось за создание монастыря в Саргазах, арендовав в Сосновском районе 15 гектаров земли. Два года участок простоял неосвоенным - в результате новое судебное разбирательство.

Добавьте ко всему этому активную коммерческую деятельность: в самых оживленных торговых точках Челябинска открылись православные отделы, где предметы культа, духовная литература были на порядок дешевле, чем в киосках епархии. Так конкуренция с епископом перешла еще и на рельсы экономические. Прошли времена, когда батюшке через исполком добывали талоны на холодильник и "Ниву". Он пересел в роскошный джип, обзавелся сотовым телефоном и зарубежным паспортом. И теперь регулярно выезжал в Германию, Францию: возил туда детей, договаривался о гуманитарной помощи.

Нынешние сторонники Севастиана подарили мне ни много ни мало его "житие" - нарядный буклет о духовном пастыре, строителе церквей в Карталах, Саргазах и Челябинске.

Никто не знает, какую церковь игумен Севастиан построил в Челябинске, потому что созданное им Патриаршее подворье так и не взялось за возведение храма в Ленинском районе. А вот на возведение великолепного коттеджа в Саргазах для отца Игоря (Синицына) хватило и сил, и средств. Подворье обзавелось швейным производством, строительной фирмой, даже медицинским центром, семинар которого планировался на Кипре. А в налоговую инспекцию ежеквартально уходила бумага с одним и тем же содержанием: "Предпринимательской деятельности не велось. Зарплата не начислялась".

Не удалось и строительство новой часовни на территории горбольницы N 1. И дело даже не в тех скандалах с главным врачом, что гремели тогда на весь город. Оказалось, стройку начали без каких-либо геодезических изысканий, проб грунта, проекта, документации. Только вот проведенная затем ревизия показала, что средств на котлован и стройматериалы ушло столько, что хватило бы на десятиэтажное здание.

Что же касается Карталов, то история там вообще какая-то темная. Как всегда, с большим шумом и помпой там было собрано 980 подписей с требованием вернуть прихожанам церковь, приспособленную под клуб. Далее непосредственное участие игумена Севастиана прослеживается только в гневных письмах прихожан, сообщающих, что исчезли строительные материалы и два коттеджа. ОВД Карталов возбуждает по факту хищения уголовное дело. Зато сторонники игумена в очередном послании в патриархию жалуются на "психически ненормального человека", который рукоположен епископом в новые священники Карталов. (Заметим, что именно этому человеку - отцу Василию - и пришлось отстраивать храм, который он принял ободранным до штукатурки).

Противостоять архиепископу Иову, сменившему Георгия, было куда как сложнее, ведь именно он первым своим указом вернул игумену Севастиану должность настоятеля храма во имя иконы Божией матери "Нечаянная радость" (хотя запрет епископа Георгия был наложен аж до 1999 года). Кроме того, предыдущего архиерея можно было обвинить в низком уровне (образование агронома), всевозможных злоупотреблениях. Была у его противников и козырная карта: именно Георгий благословил невероятную авантюру фермера Андрея Парфентьева по строительству в селе Казанцево церковного комплекса размером с храм Христа Спасителя. Собранные на него со всей России огромные средства (называлась сумма чуть не в 9 миллионов долларов) ухнули на помпезную рекламу и скромную крестильню, которая по сей день не достроена.

Новый архиерей многие годы считался правой рукой патриарха и был подчеркнуто милостив к игумену. Однако чуть ли не с начала его служения посыпались на епархию анонимные письма, телефонные звонки с угрозами и требованиями освободить место. А в июле 1998 года два молодых человека совершили нападение на управляющего епархией, приказав покинуть ее в трехдневный срок и угрожая физической расправой. Они оставили письмо на имя патриарха, разительно напоминающее прежние послания сторонников Севастиана. Еще два нападения были совершены на секретаря епархии отца Бориса и его семью - все были жестоко избиты. Происходило все это, по странному совпадению, как раз во время ликвидации подворья по указу патриарха.

Я спрашивала многих служителей церкви, прихожан: не стал ли игумен Севастиан просто жертвой своего кликушеского окружения, реализующего в этой скандальной активности собственные комплексы? А в ответ слышала:

-- Окружение и жертва всегда неразделимы. Только какая же он жертва? Севастиан безжалостно отбрасывал использованных им людей: "Или люби, или уходи!"

Выгонял их сам или делал это руками церковной "десятки", или же фанатичное служение ему заканчивалось бунтом. И вчерашняя ярая сторонница подавала в суд на обожаемого батюшку, отбирала у него подаренное ею имущество, клеймила своего кумира на каждом шагу.

А на смену ей приходили новые толпы поклонников, стремящихся не к духовному труду, а к бурной и шумной деятельности во имя кумира. Публично голодать, устраивать пикеты, пробиваться через все кордоны с посланиями к патриарху - наверное, это и есть подлинная духовная жизнь. Уж во всяком случае, она гораздо интереснее того, что когда-то сам Севастиан рекомендовал коммунистам: "Смиритесь и живите по Библии. На все воля Божия!"

Говорят, самое страшное испытание на земле - не бедой, не гонениями, а Успехом. На смену дивному одноголосому пению, летящему в купол, пришел хор фанатиков. Что дальше?

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Собирая материал, встречалась и говорила с десятками людей. И за все это время не встретила ни одного, кто не слышал бы громкой истории игумена Севастиана: "Скандал на всю Россию. Такого еще не бывало". Увы, нет в этом сценарии ничего уникального. Был в истории нашего православия Григорий Отрепьев, был Илиодор Труфанов, собиравшийся строить новый Иерусалим, а закончивший воспоминаниями о Распутине. Был, наконец, поп Гапон. А сегодня их и того больше: Анатолий Цэдэнович Гармаев, приезжавший к нам из Волгограда, так и называл себя - "подвижник".

В Москве и Питере их и вовсе - пруд пруди, один Глеб Якунин чего стоит.

-- Не скажите, - возразили мне. - Якунин пошел на разрыв с церковью, и как мелкий раскольник сегодня уже никому не интересен. Севастиан умнее и дальновиднее: он и в тюрьме действует от лица церкви.

Комментарии
Комментариев пока нет