Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Легенда "Кузькиной матери"

27.03.2004
Бомба, которая испугала своих создателей

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск-Снежинск

Вадим Иванович Степанов говорит негромко, размеренно. Он похож на преподавателя вуза в аудитории или, может быть, на музейного гида. В его облике нет и намека на исключительность, одна только скромность. Между тем Степанов - помощник главного конструктора ядерного центра в Снежинске, один из авторов атомного оружия страны.
Зал невелик.

Бомба, которая испугала своих создателей

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск-Снежинск

Вадим Иванович Степанов говорит негромко, размеренно. Он похож на преподавателя вуза в аудитории или, может быть, на музейного гида. В его облике нет и намека на исключительность, одна только скромность. Между тем Степанов - помощник главного конструктора ядерного центра в Снежинске, один из авторов атомного оружия страны.

Зал невелик. И сцена по залу. На стене справа от сцены - эмблема: голубь с веткой в клюве среди переплетения электронных орбит.

С них, с электронных орбит, с азов начинает и Вадим Иванович. Он говорит об атоме урана, об атоме плутония, об их ядрах, электронах, протонах, нейтронах. Он говорит о начале атомной эры, о дне 16 июля 1945 года, когда в американской пустыне Аламогордо был произведен первый на планете Земля атомный взрыв. Он произносит: "Литлбой", что переводится как "Малыш" - это тот самый "Малыш", который августовским утром 1945 года погубил 170 тысяч жителей Хиросимы.

Потом Вадим Иванович приглашает нас в музей ядерного оружия, показывает самую первую морскую баллистическую ракету (ее головную часть), которая могла стартовать только над водой. Рядом - ракета новее, атомная подводная лодка могла ее запустить из-под воды. "Одной ракетой можно уничтожить большой город". Далее - зенитная ракета, та самая, которой 1 мая 1960 года был сбит Г. Пауэрс. Как раз над Снежинском и был дан приказ сбить американский самолет-разведчик. "На старте стояли две ракеты. Первая догнала цель уже над Сысертью, но угодила в наш самолет-истребитель, а второй ракетой был сбит сам Пауэрс, уже над аэропортом Кольцово, точнее, над деревней Косулино. Ракета была взорвана с недолетом в 70 метров, отчего самолет Пауэрса развалился на части, а сам летчик смог катапультироваться. Внизу деревенские жители услышали хлопок и увидели спускающийся с неба парашют".

Наконец, Вадим Иванович подводит нас к "Кузькиной матери", самой большой термоядерной бомбе, которой в ораторском запале Н.С. Хрущев грозил Западу, мол, мы вам покажем "Кузькину мать". Тогда, разумеется, никто не мог догадаться, что имел в виду советский лидер. Только в Снежинске (в Челябинске-70) и могли расшифровать ту "Кузькину мать".

Тут мы задержимся и вслушаемся в то, что говорит Вадим Иванович. Когда бомба весом 25 тонн была готова, встал вопрос о том, чтобы ее испытать. Как это сделать? Ядерный заряд - 100 мегатонн. Во второй мировой войне на всех фронтах все страны за все годы взорвали 1,5 мегатонны, а тут сразу, в одной точке - в 66 раз больше. Что будет? Хрущев разрешил испытать бомбу в боевом режиме. Уж очень хотелось ему навести страх на империалистов. Но ученых взяли сомнения. Они вдруг стали выяснять толщину земной коры. Оказалось, оболочка земного шара тонка, нечто вроде яичной скорлупы. Не проломить бы. Не учинить бы космической катастрофы.

И тут Вадим Иванович стал перечислять планеты Солнечной системы, одну за другой, пока не остановился в промежутке между Марсом и Юпитером, где находится так называемый Пояс астероидов. Исследуя форму этих обломков, ученые склонились к тому, что они образовались от взрыва, а взрыв был изнутри. Вполне возможно, что в незапамятные времена между Марсом и Юпитером вращалась по своей орбите планета, размерами не уступавшая Марсу (ей дали название Фаэтон). И допустимо, что однажды эта планета почему-то взорвалась, разлетелась на куски, оставшиеся примерно на той же орбите. Ученые и подумали: а что, если на Фаэтоне коллеги-ядерщики создали свою "Кузькину мать" и, следуя разрешению своего лидера, испытали ее на всю катушку и раскололи свою планету, как орех, погубив свою цивилизацию?

"Фаэтонить" не хотелось. И потому ученые приняли осторожный вариант: мощность бомбы уменьшить вдвое и взорвать ее не на поверхности Земли, а на высоте 4,5 км.

Самолет Ту-95, тогда самый большой в мире бомбардировщик, еле-еле прицепил пузатую бомбу под свое "брюхо". Командир сказал экипажу: взлететь взлетим, но если не сбросим бомбу - не сядем. На высоте десять километров над Новой землей Ту-95 отцепил и сбросил вниз "Кузькину мать". Один за другим раскрылись два парашюта, сначала малый, за ним - большой (1600 кв. м площадью, тот парашют тоже выставлен в музее): надо было замедлить падение бомбы, чтобы самолет успел отлететь подальше. Самолет отлетел, но взрывная волна догнала его на расстоянии 90 км. Догнала и тряхнула так, что затрещал фюзеляж и все приборы вышли из строя. Когда Ту-95 все-таки приземлился, на аэродроме удивились: улетал белый самолет, а прилетел черно-коричневый.

Самая мощная водородная бомба не проломила земную кору, но бросила ее в дрожь, а взрывная волна обогнула планету несколько раз.

Вы это заметили? Ученые-ядерщики "шли" в глубь вещества, в глубь атома, стремились проникнуть в атомное ядро, расколоть его, а вышли куда? В космическое пространство, на орбиты планет. Атом заставил изучать геологию Земли, увидеть ее не как твердь под ногами, а как космическое тело. Потребовались знания по астрономии. "Шли" в микромир, а "вышли" в макромир.

И еще одно: человек впервые открыл такую мощь, которая способна разрушать планеты, мощь, заметную в космических масштабах.

И третье: люди впервые оценили свою голову, серое вещество, спрятанное под черепной коробкой, - в нем, оказывается, а не в мышцах истинная сила человеческого существа. Для разума, может быть, нет преград и границ.

В середине ХХ века были годы, когда человечество зашлось в восторге перед физикой. Этот восторг мог бы натворить много бед, если бы не напомнила о себе биология. Она вернула человека к инстинктам, которые отнюдь не сдались на милость разума. Биология спросила: всегда ли ты, человек, голубь с веткой в клюве среди электронных и космических орбит?

"Кузькину мать" нельзя было бы применить в боевой обстановке. Для чего же ее создали? Для устрашения. Для демонстрации силы.

Среди культурных людей демонстрация бицепсов и трицепсов вроде бы не воспринимается как признак большого ума. Наоборот, как раз демонстрация большого ума вроде бы нас привлекает больше. Грубая физическая сила - это что? Признак дикости. А разум, интеллект - это что? Признак культуры. Казалось бы, размахивание палкой, преобладавшее во времена первобытные, теперь уже атавизм, и человеческое общество идет к тому, чтобы совсем отказаться от демонстрации силы. Но - нет, на экранах красуются Шварценеггеры, Сталонны и Ван Даммы, а нам мил президент, бравый на татами. В отношениях между государствами там и теперь сила - первый аргумент. Как только страна даст слабинку, тут же объявится мелкая сошка, чтобы поклевать ее.

Но поди разбери, где что. Расщепление атома - торжество разума, а создание атомной бомбы - торжество силы. Сами ученые, они кто - дикари или интеллектуалы? За месяц до взрыва над Хиросимой профессор Ф. Дэниелс, один из создателей бомбы, обратился к 150 своим коллегам с одним вопросом: как использовать бомбу? И что ответили интеллектуалы? 23 человека - бомбить Японию, 69 - взорвать бомбу на территории Японии, потребовав ее капитуляции, 39 - взорвать бомбу на территории США, пригласив представителей Японии. Только 19 ученых были против использования бомбы в войне. Среди последних был и ее создатель Роберт Оппенгеймер. Зато Эдварда Теллера, "автора" водородной бомбы, нисколько не смущало военное применение ядерного оружия. (Через годы - кто бы мог подумать? - Снежинск принимал Теллера у себя). Макс Борн писал, что "аргументация Теллера, конечно, такова: если мы не сделаем эту бомбу, ее сделают русские".

Как водится, первая атомная бомба была взорвана в большом секрете. Но сразу же выяснилось, что это никак не устраивает политиков. Им надо было продемонстрировать дьявольскую мощь нового оружия. Или хотя бы намекнуть о ней. Как вспоминает У. Черчилль (дело было в Потсдаме), не терпелось что-то сказать Сталину. И решено было, что Трумэн как бы между делом намекнет Сталину о новом оружии. Черчилль наблюдал за ними со стороны. Реакцию Сталина он увидел так: "Казалось, что он был в восторге. Новая бомба! Исключительной силы! И, может быть, будет иметь решающее значение для всей войны с Японией! Какая удача!" И чуть позже: "Когда мы ожидали свои машины, я подошел к Трумэну. "Ну, как сошло?" - спросил я. "Он не задал мне ни одного вопроса".

Тогда Черчилль решил, что Сталин не имеет никакого представления об атомных исследованиях. Вскоре в США был разработан "документ", который предусматривал возможность применения от 20 до 30 ядерных авиабомб для ударов по 20 городам СССР. Чуть позже, по плану "Пинчер", предусматривалось 50 авиабомб по 20 городам СССР. И в последующие годы такие планы в США держались про запас, пока 23 сентября 1949 года Трумэн не заявил, что, по данным правительства США, в одну из последних недель в СССР произошел атомный взрыв. На что ТАСС ответил, что еще в ноябре 1947 года Молотов заявил относительно секрета атомной бомбы, что "этого секрета давно уже не существует".

Я не знаю, влияли ли челябинцы на мировую политику в ХХ веке. Наверное, влияли, косвенно. А снежинцы были прямыми, но, естественно, тайными участниками мировых событий. И среди них - Вадим Иванович Степанов, скромный человек уже почтенного возраста, который привык говорить меньше, чем знает. n

Комментарии
Комментариев пока нет