Новости

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Власти Кудымкара пока не знают, как будут обеспечивать жителей питьевой водой на время отключения водоснабжения.

Подрядчика для ремонта крыши определит аукцион.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Фасады вокруг нас

02.04.2004
Мы не всегда сознаем свое общение с архитектурой

Я ничего не открою, сказав, что мы, все без исключения горожане да и сельчане, воспринимаем архитектуру помимо своей воли. Или, зайду с другой стороны, архитектура воздействует на нас через какой-то канал в нашем сознании, о чем мы и не подозреваем. Впрочем, какие-то смутные эмоции, плюсовые или минусовые, мы в себе ощущаем, но не относим их к влиянию архитектуры.
Меня, например, "беспокоило" то, что здание на улице Елькина, в котором некогда располагалась Сов-партшкола, а теперь суд Советского района, почему-то казалось "мягким". Надо было однажды остановиться и приглядеться, чтобы найти причину.

Мы не всегда сознаем свое общение с архитектурой

Я ничего не открою, сказав, что мы, все без исключения горожане да и сельчане, воспринимаем архитектуру помимо своей воли. Или, зайду с другой стороны, архитектура воздействует на нас через какой-то канал в нашем сознании, о чем мы и не подозреваем. Впрочем, какие-то смутные эмоции, плюсовые или минусовые, мы в себе ощущаем, но не относим их к влиянию архитектуры.

Меня, например, "беспокоило" то, что здание на улице Елькина, в котором некогда располагалась Сов-партшкола, а теперь суд Советского района, почему-то казалось "мягким". Надо было однажды остановиться и приглядеться, чтобы найти причину. А она - в рустах.

Архитектура этого здания, построенного по проекту известного архитектора Ф. Серебровского, достойна отдельного разговора, но на сей раз я ограничусь только рустами. Русты - это горизонтальные и вертикальные линии, которыми штукатурка фасада делится на каменные блоки. Обычно эти блоки не соответствуют истинной кладке, они ее имитируют. Здание Ф. Серебровского создает впечатление мягкости рустами двух нижних этажей: они выглядят подушечками.

Иначе вытянуты русты здания архитектора М. Мочаловой, которое расположено на улице Цвиллинга. Оно принадлежит институту путей сообщения. В простенках первого этажа рустами выдвинуто четыре "камня", а сама стена тоже рустована, но очень тонко. Кстати, выше первого этажа поднимаются пилястры, украшенные частыми каннелюрами (их еще называют ложками). В архитектуре этого здания - изысканная строгость.

Третий пример "теплой" архитектуры - здание на улице Воровского, в котором размещается военкомат Советского района. Глядя на это в общем-то "рядовое" здание в два этажа из окна троллейбуса, который тут останавливается, я всегда удивляюсь тому, как любовно архитектор, к сожалению, мне неизвестный, украсил окна. Попробую объяснить. Сандриком называется короткий карниз, обычно располагаемый "бровью" над окном, а неизвестный мне архитектор сандрик над окном первого этажа поднял высоко, на место подоконника окна на втором этаже. Сандрик стал принадлежностью двух окон сразу: он ближе к окну второго этажа, но рамка связывает его все-таки с нижним окном. Остается прилепить гирлянду с лучистой звездой над нижним окном и пять стилизованных балясин под ним, чтобы скучный фасад сделать веселым.

Мы живем среди архитектуры, даже если не замечаем ее.

Михаил ФОНОТОВ

Комментарии
Комментариев пока нет