Новости

160 объектов приспособлены для людей с ограниченными физическими возможностями.

У жителя Ливенского района при обыске обнаружен ствол пулемета МГ-34.

У него изъято 15 килограммов синтетического наркотика.

Трагедия случилась во время движения автобуса.

Столбики термометров поднимутся до -5 градусов Цельсия.

Соответствующая информация появилась накануне на портале госзакупок.

Выплату в размере 5000 рублей в начале 2017 года получат 15 миллионов пенсионеров по всей стране.

Мужчина проведет в охраняемом поселении пять с половиной лет.

Общественный транспорт временно перенаправили по улице Максима Горького.

Уже  достойное место подобрали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Вы эпидемии СПИДа боитесь?






Результаты опроса

"Аборигены" атомного анклава

15.04.2004
У жителей Озерска сложился особый менталитет, они против того, чтобы их город стал открытым

Виктор РИСКИН
Озерск

По ту сторону
Лет 12 назад, вдоволь накопавшись на загородном участке, мы возвращались в Кыштым. Пассажирка голосовала у края дороги. "Вы не в город?" - с надеждой спросила она. "Естественно!" - ответили мы и загрузили тетеньку с котомками в нашу "шестерку". Доехали до центра Кыштыма, остановились в ожидании благодарности.

У жителей Озерска сложился особый менталитет, они против того, чтобы их город стал открытым

Виктор РИСКИН

Озерск

По ту сторону

Лет 12 назад, вдоволь накопавшись на загородном участке, мы возвращались в Кыштым. Пассажирка голосовала у края дороги. "Вы не в город?" - с надеждой спросила она. "Естественно!" - ответили мы и загрузили тетеньку с котомками в нашу "шестерку". Доехали до центра Кыштыма, остановились в ожидании благодарности. И тут с заднего сиденья раздался озлобленный, визгливый голос: "Вы куда меня привезли?! Я же просила - в город!" "А это что?" - изумились мы. "Не знаю, что это, - бушевала тетка, - но только не ГОРОД!" Раздосадованная попутчица выкатилась вместе со своим барахлом, на прощание мстительно хлопнув дверцей. И тут только до нас дошло: придорожная фурия имела в виду соседний Озерск, куда вход и въезд для посторонних заказаны. Вот он - ГОРОД, остальные же - жалкие потуги на урбанизацию.

Закрытый Озерск нельзя сравнивать с окружающими поселениями - Кыштымом и Каслями. Там - великолепный архитектурный ансамбль, широкие проспекты, прекрасные дороги, профессиональные театры. А самое главное - ядерный гигант мирового значения под названием "Маяк". В округе же сплошь частный сектор, дороги в лужах и саже, две трети предприятий загнулись. В Озерске за 50 лет собрали инженерную, интеллектуальную, рабочую элиту Советского Союза. В соседних городах - потомки тех, кого согнал плетьми да посулами 250 лет назад заводчик-крепостник Демидов. В Озерске реализовали свои идеи уникальные умы человечества - академики Курчатов, Александров, Бочвар, Хлопин, Виноградов, твердо держали ядерный штурвал Славский, Громов, Брохович, Фетисов. У соседей: тоже есть, кем гордиться. Например, наездами изобретателя водки и периодической системы Менделеева, а также всесоюзного дедушки - Калинина. В память о первом повесили доску на фасад Белого дома, о втором - поставили памятник. Рядышком.

Почему такая светлая судьба у Озерска или "сороковки" - ясно. Надо было создавать ядерный щит, вот на выбранную площадку и работала вся страна. Был создан богатый анклав не только с красивыми проспектами, но и со своим сознанием и мироощущением. Менталитет подпитывался магазинами, битком набитыми деликатесами, и бюджетом, который в пять раз выше кыштымского.

"Шоколадники"

Отношения между соседями строятся по расхожему присловью - сытый голодного не разумеет. Первые (сытые) поглядывают на вторых (голодных) с некоторым высокомерием, в лучшем случае - со снисходительностью, вторые парируют обидным прозвищем - "шоколадники". Так какие же черты свойственны "аборигенам" атомного города, чем они отличаются от жителей обычных поселений? Какие минусы и плюсы приносит закрытость? Как она отражается на самих озерчанах? Спросил об этом... заведующего озерским корпунктом "Челябинского рабочего" Геннадия Ярцева, коренного озерчанина.

-- Никакие мы не высокомерные, - ответил коллега. - Что касается открытости-закрытости, то с этой проблемой мне пришлось столкнуться вплотную еще в 1989 году. Я работал заместителем секретаря парткома ПО "Маяк". В то время на всю страну было озвучено выступление первого заместителя министра среднего машиностроения Льва Дмитриевича Рябева на заседании Верховного Совета СССР. Он впервые тогда объявил, что в Советском Союзе существуют закрытые города, производящие атомное оружие. Такая откровенность была вынужденной: после чернобыльской аварии поползли слухи о наличии секретных атомных объектов и их потенциальной опасности для проживающего рядом населения.

Коли тайное стало явным, то закономерно возникло предложение подумать об открытии закрытых городов, благо США это сделали еще в конце 60-х. И вот на "Маяк" из главка Минсредмаша приходит шифротелеграмма: необходимо подготовить технико-экономические обоснования по открытию города. Она вызвала шок: открытие повлечет не только снижение ядерной безопасности объекта, но и лишит той спокойной жизни, которая существовала в закрытом социуме как минимум 40 лет! Сначала решили подготовить аргументированный отказ. Вызывает меня генеральный директор Виктор Ильич Фетисов и говорит: "Ты занимаешься социологическими исследованиями, опроси народ и выясни отношение к снятию зоны вокруг города". Я предложил провести своеобразный референдум. Через профсоюзы совместно с социологической службой комбината распространили анкеты, на которые ответило большинство горожан, в основном - работников "Маяка". 97 процентов опрошенных, как и предполагалось, высказались против открытия. А более половины специалистов-атомщиков заявили, что в случае открытия они уедут из города! Данные референдума мы передали в министерство, и вопрос о снятии охранной зоны вокруг Озерска закрыли.

Ключ под ковриком

Самое сильное впечатление на министерство произвели не 97 процентов (кто и когда у нас считался и считается с волеизъявлением граждан?!), а готовность половины ядерщиков покинуть комбинат и город. Это означало катастрофу атомной отрасли. Что же обеспокоило респондентов в ходе опроса? Элементарный и понятный страх: в богатый город войдут колонны искателей криминальных приключений. Кто-то даже вбросил слух, будто Озерск уже "поделили" на зоны влияния бандитские группировки, как областные, так и союзные. А люди закрытого города привыкли к: открытости: двери здесь подчас вообще не запирались. А если закрывались, то ключ лежал под дверным ковриком, машины спокойно оставляли ночевать на улице. О сигнализации и прочих противоугонных штучках понятия не имели. Поэтому сама мысль, что весь этот поистине райский комфорт может в одночасье рухнуть, приводила в трепет.

Повторный опрос, сделанный спустя десять лет, в принципе подтвердил готовность горожан оставить в целостности свою житейскую цитадель: против открытия высказались процентов 85. Рост с трех до 15 процентов вызван определенной миграцией. Озерск медленно, но обновляется. Из 100-тысячного атомграда в год уезжает примерно 1000 и столько же въезжает. Вот как раз прибывшие с "большой земли", не обремененные традициями "секретки", и дают те 15 отрицательных процентов. В целом же горожане стоят на своем, являясь адептами форпоста спокойствия и: собственной исключительности. Да, исключительности. По мнению преподавателя музыкального колледжа Вячеслава Людиновскова, горожанина с 30-летним стажем, Озерск - это социалистический город.

-- В хорошем смысле этого слова, - подчеркнул Вячеслав Степанович. - Такого образовательного и культурного уровня нет на "большой земле". В каком еще городе с нашим населением вы увидите два театра и две музыкальные школы? Здесь собран уникальный научный, интеллектуальный потенциал.

В то же время мой собеседник отметил и отрицательные черты, присущие ЗАТО (закрытому административно-территориальному образованию). А именно - некоторую разобщенность людей. Душу, как он сказал, излить некому. Насчет души не знаем, но другой озерчанин, подписавшийся "А. Шульц", обратился со своим откровением не к землякам, не в СМИ родного города, а в газету "Кыштымский рабочий", откликаясь на поднятую там тему открытости. "Открытие ЗАТО, как воздух, необходимо самому городу, имеющему пока еще достаточно высокий интеллектуальный и производственный потенциал. Если раньше границы и особый статус обеспечивали его развитие, то теперь они тормозят любые начинания. Бизнес в застое! Производство в застое! Культурные связи в застое! За режимную жизнь цепляется лишь малая часть старожилов в силу своего менталитета, военные, поскольку это их достаточно непыльная работа, да местная власть, потому что прекрасно знает, что станет реально подконтрольной не далекой Москве, а ближайшему Челябинску, Остальная же здравомыслящая часть населения либо приветствует разблокирование ЗАТО, либо относится к этому с равнодушием".

Откровения от магистра

"Как житель, я против открытия:" Знаете, кто произнес эту фразу, которую мы оборвали на половине? Самый компетентный в городе человек! Знакомьтесь: Валентин Николаевич Сафронов. Кандидат экономических наук. Доцент кафедры экономики управления Озерского технологического института МИФИ. Магистр управления. В городе прожил 44 года. Он первым в стране написал и защитил два года назад ОТКРЫТУЮ диссертацию на тему: "Закрытые атомные города - полюсы инновационного развития".

-- В своей работе, - говорит Валентин Николаевич, - я подчеркиваю, что город будет открыт. Потому что во всем мире ЗАТО только у нас: десять атомных городов и еще 20 с лишним, принадлежащих к другим оборонным ведомствам. Другой разговор - как открыть? Если сразу, то глупость получится несусветная. В этом случае будут невероятные моральные и тем более материальные издержки. Нужна экономическая базу для открытия, чтобы не потревожить особую систему морально-этических ценностей, специфические культурно-творческие отношения, эффективную научно-образовательную среду, не расплескать квалифицированные научные, инженерные и рабочие кадры. То есть необходимы все экономические условия для создания саморазвивающегося города с самофинансированием. Федеральные вливания постоянно сокращаются и в итоге могут сойти на нет. А это значит, что Озерск в состоянии закрытости самостоятельно выжить не сможет. Поэтому уже сейчас в самом городе надо создавать производства, которые могли бы обеспечить финансовые поступления в бюджет в том объеме, который нужен.

По убеждению Сафронова, надо развиваться с умом, то есть с упором на инновационные направления - сверхновые идеи и направления. И это по силам городу, где потенциал - высочайший в стране. А потому Озерск может дать импульс развитию всего Урала. В подтверждение приведем цифры, взятые в базе данных на кафедре Сафронова. Уровень предпринимательства в Озерске выше, чем на "большой земле". За "колючкой" на 1000 населения приходится шесть предпринимателей, внутри - 80! На порядок больше. Научных сотрудников в Озерске 70 на 1000, за пределами - 26. Не отстает и младшее поколение. Результаты ЕГЭ показали: в Озерске 15,69 процента отличников, в Челябинске - 8,9. "Хорошистов" соответственно - 69 и 56.

-- Но мы можем стать городом "троечников", - предупреждает Алексей Николаевич, - "отличники" и "хорошисты" уезжают. И это понятно: в городе существует монокультура, производство в основном связано с ядерной, ракетной и космической техникой. Значит, необходима многофункциональность, так называемые прорывные технологии. Их в мире насчитывается 50, в нашем городе - от силы 20.

Стратегия на полке

Нестыковка получается: ученых предостаточно, профессоров и докторов наук на квадратный метр больше, где бы то ни было, а перспектива развития и открытия в плотном тумане. Неужто нельзя было разработать стратегию развития?

-- Так мы ее разработали, - парирует реплику Сафронов, - только никто о ней не знает. Лежит себе где-то на полке. Дело в том, что мы подготовили стратегию в годы предшественника нынешнего главы. Потому она и не в почете сегодня. Действует принцип: "Не нами разработано, не нам и внедрять". Более того, есть в городском бюджете статья "наука и научные исследования". Напротив нее стоит: ноль! Не думаем о завтрашнем дне, занимаемся латанием дыр, а не закладкой фундамента будущего.

Еще подумалось: а нет ли во всей этой, мягко говоря, недооценке ситуации, того самого менталитета ЗАТО? С каким ощущением живут озерчане?

-- С ощущением, - признается Валентин Николаевич, - что мы принадлежим к некоей социальной группе из когорты посвященных в великую тайну. Может, это покажется смешным, но я могу в незнакомой толпе легко вычислить "нашего человека". Каким образом? Не знаю. По глазам увижу: свой!

Трудно с высот спуститься на землю, чтобы понять: ничего навсегда не бывает. Не могут одни долго существовать в особых условиях. Всему наступает предел. Пришло время выравнивания бюджетов. И уже от ЗАТО с его действительно высочайшим потенциалом зависит, поднять до своего уровня соседей или опуститься до них. А начинать надо с выравнивания менталитетов. Не принадлежность к особой касте определяет интеллект, а понимание, что все мы на этой грешной земле равны и одинаково необходимы друг другу. И привилегия у Озерска только одна - стать настоящим полюсом развития. По такому случаю можно и девиз подкинуть: "Если не ЗАТО - то кто?!" n

Уровень предпринимательства в Озерске выше, чем на "большой земле". За "колючкой" на 1000 населения приходится шесть предпринимателей, внутри - 80! На порядок больше. Научных сотрудников в Озерске 70 на 1000, за пределами - 26. Не отстает и младшее поколение. Результаты ЕГЭ показали: в Озерске 15,69 процента отличников, в Челябинске - 8,9. "Хорошистов" соответственно - 69 и 56.

Комментарии
Комментариев пока нет