Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Уроки доброты

23.04.2004
Они стали составляющими профессии Веры Аксеновой

Виктор РИСКИН
Озерск

Виза в левом углу
Можно сказать без преувеличения: в тот момент она испытала если не шок, то как минимум потрясение. А причиной всему стала обычная бумага с визой председателя горисполкома. Что обычно пишут в левом углу документа? Обыкновенно - "Принять к исполнению!" Ну, можно для внушительности добавить - "к немедленному": В Озерск нынешний начальник отдела льгот и социальной защиты комитета защиты населения Вера Александровна Аксенова приехала из Костромы. Муж - военный: куда пошлют, туда и едут. В городе на Волге Вера работала комсомольским секретарем, потом методистом в гороно.

Они стали составляющими профессии Веры Аксеновой

Виктор РИСКИН

Озерск

Виза в левом углу

Можно сказать без преувеличения: в тот момент она испытала если не шок, то как минимум потрясение. А причиной всему стала обычная бумага с визой председателя горисполкома. Что обычно пишут в левом углу документа? Обыкновенно - "Принять к исполнению!" Ну, можно для внушительности добавить - "к немедленному" : В Озерск нынешний начальник отдела льгот и социальной защиты комитета защиты населения Вера Александровна Аксенова приехала из Костромы. Муж - военный: куда пошлют, туда и едут. В городе на Волге Вера работала комсомольским секретарем, потом методистом в гороно. На новом месте человеку с историко-педагогическим дипломом и очень неплохим опытом общения с молодежью дела не нашлось. Для активной натуры в 25 лет почувствовать себя ненужной - испытание то еще!

-- Ходила по кабинетам и везде натыкалась на отказ, - повествует о своей одиссее Аксенова, - потом совершенно случайно забрела в отдел культуры. Спросила, не надо ли хотя бы воспитателя в комнату школьника? Начальник отдела Нина Ивановна Шуваева посмотрела мой послужной список и сказала: "Я должна вас представить Николаю Яковлевичу Ермолаеву". После визита в кабинет председателя горисполкома я стала одной из 120 инспекторов. И вот однажды мне поручили исполнять обязанности секретаря какой-то очередной комиссии, которых в ту пору было множество. Получаю на руки документ с визой Ермолаева. Прошло лет 30, а текст помню почти дословно. Он мне пишет: "Уважаемая Вера Александровна! Прошу вас:". В общем, извещает меня о задании, сроках исполнения, а в заключение приписка: "С глубоким уважением и надеждой:". Мне и прежде приходилось получать бумаги с визами. Но нигде ко мне не то что "с уважением", а даже по фамилии не обращались. А вот Николай Яковлевич такие послания писал каждому сотруднику!

Дыни для мэра

Аксеновой повезло. Именно в Озерске она встретила людей, сочетавших в себе высокие профессиональные качества и душевную, вовсе не наигранную, а глубоко органическую чуткость к людям. И первым в этом ряду стоит, конечно же Ермолаев: Второй случай и вовсе перевернул все ее представление о границах человеческой души.

-- Я приболела и лежала в своей 11-метровой коммунальной комнатке, - вспоминает Вера Александровна, - сын сидел рядом и рисовал мелом на линолеуме. Вдруг в дверь постучали. Входит: Николай Яковлевич вместе с Ниной Ивановной! Выставляет на стол боржоми, молоко, фрукты, рассказывает анекдоты, шутит, желает скорейшего выздоровления и уходит. Когда я вышла на работу, он меня вызывает и спрашивает: "Почему нет вашего заявления на квартиру?" Я еще не отошла от того неожиданного визита, а тут такое! Начала оправдываться: мол, неловко, впереди стоят люди более достойные. Он меня прервал: "Ваш ребенок собирается в школу. Как же он будет учиться в таких условиях, когда и стол негде поставить!? Так жить нельзя, как вы живете!" Спустя полгода наша семья получила квартиру.

Последний раз они виделись в больничной палате. Николай Яковлевич лежал с безнадежным диагнозом (Ермолаев оставался последним из бригады металлургического плутониевого цеха N 20, все его товарищи ушли раньше), а Вера Александровна пришла его навестить с букетом роз. В разговоре сказала, что едет на отдых в Среднюю Азию.

-- Он меня попросил, чтобы я привезла ему дыни, - с повлажневшими глазами рассказывает Вера Александровна. - А цветы, говорит, ты мне потом принесешь. И добавил: "Сама знаешь, куда принести" : Дыни я привезла. Сажусь на наш автобус в Челябинске, а водитель Дрегер сообщает: "Вы знаете, Николай Яковлевич умер!" : Вместе со мной заплакал весь автобус.

Мы намеренно уделили столько места человеку, который к этой публикации как будто отношения не имеет, но именно влияние такой личности и помогает становлению его благодарных последователей. Как нам кажется, именно уроки доброты, чуткости, внимания, полученные от Ермолаева, помогли Вере Александровне стать такой, какая она есть сейчас. В ее нынешней работе эти качества крайне необходимы. И она реализует на практике те душевные знания, которые почерпнула у Николая Яковлевича. Еще научилась стойко переносить неудачи и даже провалы. А они случались, хотя и не по ее вине. Ну, так у нас в жизни сложилось, что людей меряют не по их профессиональным качествам, работоспособности, человеческим свойствам, а по месту в команде. Вот так и Вера Александровна. Карьера ее строилась успешно, доработалась до начальника отдела культуры. Причем села в кресло не назначенцем, а выбранной коллективом в 1989 году. Но спустя семь лет пришлось отвечать на вопрос: "С кем вы, мастера культуры?" Ответ был на поверхности: Аксенова все эти семь лет успешно работала с Анатолием Николаевичем Подольским. Само собой разумеется, новый мэр старую команду распустил.

Это сейчас она говорит, что все шло естественным путем, что не выкинули ее за борт, что сама ушла. Но период, согласитесь, был трудноватый. Даже не обида давила, а непонимание: служила же не начальнику, а людям! И не за любовь к начальству получала звания отличника культуры СССР, заслуженного работника культуры России. А за конкретные дела: ей удалось сохранить, взяв на скудный бюджет отдела сбрасываемые предприятиями со своего баланса профсоюзные ДК культуры и библиотеки, она энергично участвовала вместе с коллегами в строительстве и реконструкции театров, кинотеатра, музыкальной школы. И, уже самостоятельно, открыла художественную школу.

Отдельный разговор о поистине трепетном отношении Аксеновой к местным деятелям культуры - режиссерам, актерам, которых Вера Александровна почтительно именовала штучным товаром. Но сегодня наша тема о других людях, которых театр и культура вообще мало волнуют. Им бы поменьше зрелищ и побольше хлеба. Да, речь пойдет о людях обездоленных, обманутых, малоимущих, а то и просто потерявшихся в суматошной и жестокой жизни: И тут, словно иллюстрируя только что обозначенную тему, в дверь постучали. На пороге стояла очень полная пожилая дама в потертом демисезонном пальто.

-- Какой минимум пенсии нужен для бесплатного обеда? - робко спросила посетительница.

-- 1475 рублей, - ответила Вера Александровна.

Дама вздохнула и тихо прикрыла за собой дверь. Аксенова извинилась и быстро вышла следом. Минут через 15 вернулась довольная.

-- Удалось уговорить начальника пристроить ее к столовой. Подумаешь, пенсия на десятку больше нормы. Заодно обошла сотрудниц, попросила подобрать ей более приличную одежду. Не знаю, как получится: размер нужен немалый.

Через какое-то время в кабинет Аксеновой занесли огромный пакет, и она с удовольствием продемонстрировала нам очень чистенькое пальтецо фасонного кроя и солидного объема.

-- Подойдет, - искренне порадовалась за будущую владелицу Вера Александровна.

Неформальное отношение к посетителям - правило комитета защиты, его начальника Ирины Борисовны Масягиной и, конкретно, одноименного отдела. Если уж пришел человек, то обслужить его надо, что называется, комплексно. Пусть он даже заглянул, чтобы сменить старое удостоверение на новое. Обменят и тут же подберут что-то из мануфактуры. Ежели же попадется застенчивый и начнет отнекиваться, то на такой случай есть тонкий, чисто женский ход: как бы невзначай в кабинет войдет сотрудница и отреагирует на мнущегося у зеркала мужичка в пиджаке с чужого плеча искренней репликой: "Ой, как вам идет, вы в нем на директора похожи!" Посетитель расцветает и просит газетку завернуть старую куртешку.

Но бывают случаи посложнее. Одним из таких сейчас занимается Вера Александровна.

-- Ситуация из редких, - говорит Аксенова, - можете себе представить: ветеран войны с орденами и медалями на груди, а вот никакими льготами не пользуется! То есть обычный пенсионер! Начинаю спрашивать, а он ничего объяснить не может. Ну, есть такие застенчивые люди, которые за себя и слова не скажут. И пришел он к нам по другому поводу: у него сгорели документы на ордена и медали. Попутно выяснилось и отсутствие пенсии участника войны. Сходила в военкомат, в ФСБ, написала письмо в подмосковный архив. А вчера перевернула всю нормативную базу и нашла одну статью. Напишу за ветерана: жалобу в Пенсионный фонд РФ.

Думаю, и газета в данном конкретном случае может подключиться к судьбе ветерана, несправедливо обойденного положенными привилегиями. Поэтому для заинтересованных лиц и организаций сообщаем фамилию - Илисбек Останов. Служил стрелком при военных поездах. После фронта много лет отработал на "Маяке".

Категория, что и говорить, у соцзащитников специфическая. Идут к ним только с просьбами и жалобами. Как тут не очерстветь сердцем, не захолонуть душой! Хотя бы во имя сохранения собственной нервной системы! Но Аксенова и ее соратники такого себе не позволяют. Даже если в ответ получаешь не только благодарности.

-- Пришла ко мне одна женщина, - рассказывает Вера Александровна. - Пришла, а что ей надо - забыла. Я начинаю: "Может, удостоверение выправить или с пенсией, она у вас недостаточная, разобраться?" Она с раздражением мотает отрицательно головой. Потом посмотрела в упор и выдала от души: "Господи, ну почему сюда таких бестолковых сажают?!" Ушла, а я с хохотом упала в кресло.

Через комитет защиты населения только пенсионеров "проходит" 28 тысяч. Сюда надо прибавить стоящие на учете малообеспеченные семьи (шесть тысяч), инвалидов и другие категории граждан, так или иначе нуждающихся если не в прямой опеке, то в элементарном внимании. Кредо "защитников" - в каждом, скромном пенсионере или настырном бомже, видеть человека. Если пришел в комитет посетитель, значит, некомфортно сложилась его жизнь. И надо бы помочь ему как-то определиться с собой и обстоятельствами. Против такой позиции нечего противопоставить. С Верой Александровной могут не согласиться только ревностные защитники прав животных. И то, когда услышат такие ее слова: "Вот говорят, бездомных собак беречь. Да вы людей сначала обогрейте, пристройте, а потом и за собак принимайтесь!"

Ставить во главу угла человека - система работы всего коллектива комитета, профессиональная составляющая которого настоена на уроках доброты. Одна из тех, кто накрепко заучил эти уроки, - Вера Александровна Аксенова. n

Комментарии
Комментариев пока нет