Новости

Стражи порядка просят граждан помочь в розыске автомобиля, украденного с дороги у с. Кичигино.

Эпидпорог по гриппу и ОРВИ по-прежнему превышен в ряде районов Челябинской области.

Президент России может прилететь в Челябинск уже осенью.

Стали известны первые команды КХЛ, прошедшие стартовый круг плей-офф.

В ходе рейда оперативники изъяли из оборота более 2000 коробок контрафакта.

Водитель за рулем отечественного авто сбил пешехода около 09:20 27 февраля.

Около 07:00 на перекрестке Луначарского и Шевченко иномарка влетела в трамвай.

Сообщение о краже поступило в полицию с Новокузнецкой улицы 27 февраля.

Налет был совершен около 12:00 27 февраля на Ленинском проспекте.

Шокирующий инцидент произошел 24 февраля в Верещагино.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

С легким паром!

06.05.2004
Банные байки поселка Гончарка

Анатолий СТОЛЯРОВ
Троицк

"Милости просим!"
Мы с женой любим гончарскую баню. Хотя и расположена она в самой отдаленной части города - поселке Гончарка, каждую субботу мы выкраиваем время и едем сюда.
На крыльце обычно встречаем Бима - крупного нескладного пса рыжеватого окраса. Он вежливо сторонится, пропуская нас в сени, помахивает хвостом-ятаганом, а клыкастая его пасть растягивается в приветливой улыбке. Он живет при бане.

Банные байки поселка Гончарка

Анатолий СТОЛЯРОВ

Троицк

"Милости просим!"

Мы с женой любим гончарскую баню. Хотя и расположена она в самой отдаленной части города - поселке Гончарка, каждую субботу мы выкраиваем время и едем сюда.

На крыльце обычно встречаем Бима - крупного нескладного пса рыжеватого окраса. Он вежливо сторонится, пропуская нас в сени, помахивает хвостом-ятаганом, а клыкастая его пасть растягивается в приветливой улыбке. Он живет при бане.

Перешагиваем порог.

-- Здравствуйте! - это встречает кассир Марина. - Рады вас видеть!

В небольшом зале ожидания чисто, как в церкви, и зелено, как в раю. Отдавая матовым блеском, здесь весело и наперегонки растут примулы и герань, розовый куст и папоротники, фиалки и бегония, гортензия и лианы, амазонская лилия и кактусы.

На лавке, заняв ее основательную часть, развалился здоровенный котяра с головой бульдога. Ожидающие своей очереди не решаются прогнать нахала и жмутся к краю лавки, уж очень свирепо выглядит этот зверь. Его кличут Мэйсоном, он тоже живет при бане.

Мэйсон спит и совершенно не обращает внимания на визг малышей и говор женщин в очереди. Лишь когда хлопает дверь, котяра лениво приоткрывает один глаз, и тогда в его глубине вспыхивает холодный зеленый огонь - Мэйсон изучает нового клиента.

В бане два отделения, и потому сюда чаще всего приходят семьями.

-- Рады вас видеть! - говорит Валя, банщица мужского отделения.

-- Милости просим! - говорит Наташа, банщица женского отделения.

И, наверное, от этих их добрых слов, от искренней радости с душ людей словно спадает заскорузлая черствая корка, возникшая от обид и неудач, усталости и боли, - всего того, чем так щедро наградила их минувшая предбанная неделя. Они с легким сердцем идут в раздевалки, а если приходится подождать своей очереди, то и терпеливо ожидают, смеются и шутят, ведут неторопливые мирные разговоры.

Валя шваброй сталкивает Мэйсона, он падает на пол, как куль муки, брезгливо отряхивает лапы и вскакивает на подоконник широкого окна, оттуда смотрит на всех презрительным взглядом.

Впрочем, и в этой милой сердцу бане разное случается.

Потому что без воды:

В одну из суббот заходим в баню.

-- Рады вас видеть, наши милые! - говорит Валя.

-- Просим, просим! - в тон ей говорит Наташа. - Только уж извиняйте нас. Из-за поломки временно отключили холодную воду:

-- А пар, а горячая вода есть?

-- С этим - полный порядок.

-- Что будем делать? - спрашиваю жену.

-- Для нас главное - парилка, - говорит она, - а помыться и дома можем, в ванной.

Купили билеты. У женщин очередь. У мужиков - никого. Жена хотела было встать в конец хвоста, а ей говорят:

-- Мы ждем, когда холодная вода пойдет, а вы хотите париться, пожалуйста, проходите без очереди.

Все вежливые.

Захожу в раздевалку, а в ней-то (!) всего с десяток мужиков сидят, и все как один печальные и злые.

-- С чего приуныли, ребята? - бодро гаркаю я и спешно раздеваюсь.

-- А с чего радоваться? Вода - крутой кипяток: ни облиться, ни умыться. Иди, бодрячок, испытай на себе:

И тут же меж ними спор - не на жизнь, а на смерть.

-- Ваш Ельцин, туды его в качель:

-- Ваш Чубайс, приделай ему, мать, костыли до горла!

-- А вот при Сталине не дай воду людям - ты сразу враг народа!

Я не ввязываюсь в эти безнадежные, бесконечные споры. Завариваю веник крутым кипятком и с криком "Ура!" влетаю в парилку.

В ней, как в доменной печи, дышать нечем. Ну и парок! Несколько минут, и вылетаю из нее вареным раком.

-- Ну как, хорошо? - ехидничают мужики.

-- Хорошо, но вот бы только пару шаек ледяной сверху:

-- Ледяной не будет до самого вечера, - сказал, как обрезал, пожилой железнодорожник. Они тут все железнодорожники, и гончарская баня была построена для них еще до войны. - Митька, лопух, опять перекрыл главную задвижку, а запорный вентиль забыл открыть. Вот и рвануло магистраль. Погоди, сейчас и горячей не станет. Знаю эту их технику:

Сказал, как в воду глядел. Бросились мужики к кранам, чтобы горячей водой запастись, да только из них один пар свистит.

-- Валя!!! - взревели мужики.

В ту же секунду появляется Валя:

-- Чего хотят мои мальчики?

-- Может, из батареи с полведерка нацедишь? - попросил пожилой железнодорожник.

-- Нацежу, дядя Миша, для тебя обязательно нацежу.

Она нацедила дяде Мише, мне, нацедила всем мужикам мутноватой и не очень горячей воды из отопительной батареи. Только подтаскивала и подтаскивала ведра.

-- Мойтесь, мои милые, я для вас стараюсь:

Мы с дядей Мишей первыми намылили головы и, наверное, вместе стали смывать пену. Не знаю, кто из нас заорал первым от внезапной рези в глазах:

-- Вы чего это? - напугались мужики.

-- Дай глаза скорее промыть! - промычал дядя Миша.

-- Ничего нет, вот только с полбутылки "Радонежской" осталось.

-- Давай "Радонежскую".

Мне "Радонежской" не хватило, потому мне помогли промыть глаза пивом.

В раздевалку мы с дядей Мишей вышли очумелые.

-- Ну у вас, ребята, и рожи! - пожалел кто-то из мужиков. - Не глаза, а красные светофоры в ночи горят:

-- Да это все я, старый пень, насовсем позабыл, что в воду для батарей разные химикаты добавляют. Ополоснуться ей - вроде ничего, только чешешься потом, а вот рожу ей мыть - ну никак нельзя!

Мужики хохотали. Наскоро ополоснувшись водой из батареи, они ушли с: немытыми рожами.

Жена оказалась мудрее. Она не мылась батарейной водой, а налила сразу в несколько шаек горячей, а потом остужала, переливая воду из одной в другую.

-- С легким паром! - как-то виновато поздравили нас Валя с Наташей.

Но мы их не винили, да и за что?

Кот Мэйсон с бульдожьей мордой не удостоил нас и взгляда. Ему было некогда. Он любовно и тщательно чистил свою шубу.

Мужское отделение опустело. Зато очередь в женское удвоилась. Женщины сидели в райских кущах, вязали на спицах и упрямо верили, что вот-вот исправят аварию на главном водоводе. Рассказывают, не один час ждали.

На выходе нас любовно оглядел, обнюхал Бим и, ласково обнажив клыки, не пролаял, а сказал: "Гав!" Может, из простого уважения, а, скорее всего, на собачьем языке это означало: "С легким паром!"

"Тигрища ты моя окаянная!"

Семья ввалилась навеселе.

-- Здравствуйте, Валя, Наташа! Здравствуйте, все! Надумали, как свадьбу отведем - так в баню!

-- Рады вам! Милости просим! Только чур не так шумно. Уважайте других клиентов.

-- Мы их уважаем! А ты, Колян, меня уважаешь?

Колян - грузный, добродушный мужик - мирно разделся, зашел в моечное отделение, налил в таз воды.

-- А где мочалка, где мыло? - вдруг вспомнил он.

Колян подошел к тонкой стальной двери запасного выхода, разделяющей мужское и женское отделения, и грохнул в нее кулачищем:

-- Бабы, а бабы!

-- Чего тебе?

-- Там посреди вас моя баба - Роза Тяпкина моется. Так вот она, холера, мне, мужу, ни мыла, ни вехотки, ни полотенца не положила!

-- А ты приди и сам возьми, - хохотнул за тонкой дверью женский голос.

Колян опять грохнул в дверь, а за нею снова хохот.

-- Так, - наливаясь яростью, сказал Колян, - вот щас как пойду, как возьму!!! Что ли я вас, баб, голыми не видал?

Подумали, шутит Тяпкин, давай дальше мыться.

А Колян не шутил, вышел в раздевалку, а оттуда голяком напрямик в женское отделение двинул.

Об этом мы узнали, когда за железной дверью форменный Содом начался. Визг, смех, крики и грохот - хоть уши затыкай! А еще пришла невольная мысль: "Забили бабы к чертям Коляна!"

Но Тяпкин вернулся - с мочалкой, мылом, полотенцем и: со скособоченной ряхой. Он лег на полку, а мы приложили к его ряхе шайку с ледяной водой.

-- От других баб я увертывался. А одна, словно тигрища окаянная, очень на мою жену по формам похожая, но не разберешь - вся в мыле, набрасывается и набрасывается: угостила меня раз шайкой, холера ее возьми! Потом Валя с Наташей прибежали, дали полотенце, мыло:

Колян вдруг поднялся с лавки, грохнул в дверь:

-- Эй, бабы, скажите честно, кто из вас мне харю разворотил?

-- Это супружница твоя ненаглядная - Роза, - сказали в несколько голосов женщины. - Айда к нам опять, ведь у нее в ящике твое свежее исподнее осталось.

Опять хохот поднялся.

-- Дуры вы, бабы, дуры все! А как я на работу пойду с фингалом? Но все равно передайте ей, холере, что я ее люблю, ну очень люблю тигрищу мою окаянную! А белье, попросите, пусть через Валю передаст:

Все одинаковые, китайские:

Старик, несмотря на годы, был могуч. Он вышел в раздевалку расслабленный. Долго сидел, блаженно отдувался, вытирая обильный пот.

-- Красота! Единственное утешение недели! - сказал он и полез в ящик, достал майку, стал натягивать ее на широкие плечи.

-- А ну помоги, ребята!

Мы помогли, и: майка разорвалась.

Старик смачно выругался:

-- Вот те на - из майки пиджак получился! Опять моя Клавка, стерва, перепутала белье: вместо моего внуково положила:

На толстые его ляжки мы помогали ему натягивать маленькие кальсоны. Они тоже порвались сразу в нескольких местах.

-- Ну, Клавка, старая поганка! - ругался на жену старик. - В который раз уже белье путает.

-- Отец, - сказал я, - а из своего ли ящика ты на себя одежду пялишь?

Он всполошно кинулся к ящику:

-- Вот моя китайская рубаха в клетку, сумка тоже моя - китайская: Как не из своего!

Из моечной в раздевалку вышел щуплый мужичок:

-- Ты чего это, батя, в моем ящике хозяйничаешь? Мой ящик N 13, твой - 14.

Старик открыл соседний ящик:

-- Мать честная! И рубаха, и сумка - одинаковые, китайские: тоже вроде как мои:

Он долго сидел, ошалело вытирая пот, в разорванном нижнем белье под общий мужичий хохот. А потом сказал:

-- Это все моя Клавка, стерва, наколдовала, чтоб я на других баб не засматривался. 75 лет ей, стерве, а вот поди ж ты, любит меня до сих пор старуха и ревнует к каждому забору. Ты, сынок, прости старика, возьми мое исподнее. Оно новое, ненадеванное:

Мужичок надел майку до самых колен, потом кальсоны, мы помогли завязать их под мышками. Так и пошел он домой, шмыгая носом и слегка обиженный.

Комментарии
Комментариев пока нет