Новости

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Пришел, увидел, работать заставил...

25.10.2000
В области подготовлено около 200 антикризисных управляющих, но далеко не все из них - менеджеры высокого класса

Перестройка хозяйственного механизма, ломка устоявшихся производственных отношений привели к тому, что промышленность, в том числе областная, стала испытывать не очень знакомые ей прежде затруднения. Потеря традиционных рынков сбыта, сокращение производства сделали финансовое положение предприятий неустойчивым и шатким. Стоило какому-нибудь заводу раз-другой не заплатить вовремя своим кредиторам, бюджету, и он крепко застревал в финансовой паутине, на долги накручивались штрафы, что приводило к полной потере его платежеспособности. И таких проблемных предприятий только в нашем регионе сотни, тысячи, что говорит о масштабе проблемы.
По опыту Запада в стране "запустили" механизм банкротств, стали производить чистку экономики, отбраковывая нежизнеспособные "субъекты рынка".

В области подготовлено около 200 антикризисных управляющих, но далеко не все из них - менеджеры высокого класса

Перестройка хозяйственного механизма, ломка устоявшихся производственных отношений привели к тому, что промышленность, в том числе областная, стала испытывать не очень знакомые ей прежде затруднения. Потеря традиционных рынков сбыта, сокращение производства сделали финансовое положение предприятий неустойчивым и шатким. Стоило какому-нибудь заводу раз-другой не заплатить вовремя своим кредиторам, бюджету, и он крепко застревал в финансовой паутине, на долги накручивались штрафы, что приводило к полной потере его платежеспособности. И таких проблемных предприятий только в нашем регионе сотни, тысячи, что говорит о масштабе проблемы.

По опыту Запада в стране "запустили" механизм банкротств, стали производить чистку экономики, отбраковывая нежизнеспособные "субъекты рынка". Кандидатов, готовых кануть в Лету, ожидает так называемое конкурсное производство, попросту - продажа имущества или бизнеса другим собственникам. Однако закон предусматривает и приостановку процедуры, дает шанс выкарабкаться тем, кто в состоянии самостоятельно прорубить ступеньки из долговой ямы. Для этого на пошатнувшихся предприятиях вводится внешнее управление, арбитражный суд направляет туда прошедших специальную подготовку специалистов, которые должны удержать получивший финансовую пробоину корабль на плаву. Но всегда ли можно сделать это и что требуется для успешной работы "менеджеров со стороны"? Обсудить свои цеховые проблемы за "круглым столом" собрались внешние управляющие региона. Встречу эту организовала Ассоциация промышленных предприятий и банков области. Провел ее и задал тон беседе первый вице-губернатор В. Уткин.

Три этапа управления

Владимир Уткин:

-- Сегодня в области в режиме внешнего управления работает более 400 предприятий. На некоторых заметны позитивные сдвиги, на многих результаты не радуют.

Какие же существуют проблемы? Российское законодательство предполагает формальные признаки, по которым можно инициировать банкротство. Если неотступно стоять на этой позиции, практически на любом предприятии в какой-то момент времени можно вводить внешнее управление, что нереально (и это понимают сами разработчики закона о несостоятельности). Поголовное причесывание всех под одну гребенку способно нанести большой урон экономике, породить новые, еще более масштабные сложности производственного и социального характера. Поэтому администрация области ориентируется не столько на формальные признаки банкротства, сколько на здравый смысл и хозяйственный опыт. Вместе с депутатами Законодательного собрания и крупными промышленниками мы обсудили наболевший вопрос, договорившись, что процесс должен быть скоординированным, не разрушать экономику, а, наоборот, помогать промышленности и отдельным производствам. Главная задача, как мы ее видим, заключается в восстановлении текущей платежеспособности проблемных предприятий.

Впрочем, проблемы возникают не только на начальной стадии процедуры внешнего управления, но и при реализации разработанных управляющими программ. Сегодня много говорится о том, что банкротство связано со второй волной передела собственности. Поэтому планы и цели внешнего управления должны быть понятными, прозрачными и не давать повода для политических спекуляций. Хотя путаницы в понятиях, на мой взгляд, все же избежать не удалось. Если иметь в виду формирование групп эффективных собственников - это процесс экономический и неизбежный. Он идет во всем мире: сливаются акционерные компании, создаются концерны, корпорации, холдинги. Да, это тоже передел собственности, но без него экономика начнет чахнуть.

Актуальными остаются вопросы производственной реструктуризации. Наши промышленные гиганты обременены "замороженной" собственностью. Для формирования нового рынка она сегодня, быть может, и не нужна. Но как распорядиться ею?

И, возможно, самый сложный этап в этом процессе - выход из состояния внешнего управления. Все прекрасно понимают: полностью восстановить платежеспособность предприятия за сравнительно небольшой период внешнего управления очень трудно, практически невозможно. Поэтому неизбежно встают вопросы о продлении полномочий внешних управляющих, мировых соглашениях, реструктуризации производства.

Безнадежных нет

Евгений Лысов, внешний управляющий ОАО "Челябинский агрегатный завод" :

-- Постараться предупредить банкротство можно и нужно. Надо просто найти причины плохой работы и устранить их. В большинстве случаев финансовый тупик обусловлен ненадлежащим исполнением менеджмента. За последние десять лет произошла большая деквалификация управленческого персонала. В крупных центрах, таких, как Челябинск, этот процесс еще сглажен, но на периферии заметен чрезвычайно сильно. Никто там не учится, ничего не выписывает из методики, не читает. Жизнь течет по принципу: день прошел - и ладно. Из-за этого теряются навыки, пропадает интерес к работе.

Понятно, что для большинства заводов, которые находятся в преддверии банкротства, подготовить и обучить кадры - огромная проблема. Поэтому Ассоциация промышленных предприятий и банков области, взяв на себя вопросы методологического обеспечения подготовки хозяйственников, может предотвратить массу банкротств. Я знаю несколько предприятий, которые стали оживать, когда на них сменились команды управленцев. Новое руководство стало изучать свою нишу, научилось лучше торговать.

"SOS" легкой промышленности

Нина Моисеенко, исполнительный директор Магнитогорской швейной фабрики:

-- Наше предприятие когда-то занимало в Союзе ведущие позиции. Сейчас же из четырех тысяч работающих осталось около ста.

Внешнее управление на фабрике ввели в декабре 1998 года. За минувшее время ее имущество было возвращено после ряда судебных исков, арбитражных разбирательств. Примерно год назад производство стали интенсивно готовить к работе. Однако у "легкой отрасли" своя специфика. Если говорить о сбыте продукции, нас буквально стерли в порошок челноки и иностранные изготовители. Нужно больше практиковать формирование заказов на уровне городов и области. Один из возможных вариантов - закупать у швейников спецодежду для наших рабочих. Мы можем одевать металлургов, машиностроителей. Ведь у нас индустриальный регион. Доля легкой промышленности в общем объеме производства незначительна, но отрасль надо сберечь для будущего. Дальше у нас найдутся силы, чтобы конкурировать с западными производителями.

Временные, но не временщики

Леонид Бейкин, арбитражный управляющий ОАО "Кыштымский машиностроительный завод" :

-- Недавно прочитал обидную статью, в которой временные управляющие называются временщиками. Хочу возразить. Тот, кто приходит на предприятие как временщик, ничего полезного там не сделает. А нашей команде, как мне кажется, краснеть не за что.

Я - бывший главный инженер завода "Сигнал". И предприятие в Кыштыме мне показалось интересным, прежде всего, с технической стороны. Собственно говоря, никаких особых подвигов я там не совершал. Запустил производство. В оборонке нас научили, как нужно работать. Опирался на этот опыт. Много времени уделял сбыту, финансам, никому их не передоверял. Побывал у наших потребителей на Севере, на Украине. И результат пришел. Теперь завод работает в нормальном режиме.

В прошлом году объем производства и продаж в сравнении с предыдущим вырос вдвое. В нынешнем также идем на двукратное увеличение производства. В три раза повысилась средняя зарплата: в 1999-м она составляла 700 рублей, в июле 2000-го - 2168. Выдаем ее регулярно, дважды в месяц, не прибегая к натуральным заменителям в виде валенок или постельного белья.

Как нас нацеливали в советское время, в центре внимания держали социальные вопросы. Еще до моего прихода на предприятие у него отобрали базу отдыха на Увильдах и пионерский лагерь. Поэтому с разрешения кредиторов нынешней весной мы купили базу отдыха на озере Акакуль. Приобрели ее почти даром. Заплатили 200 тысяч "живыми" деньгами и 100 тысяч - своей продукцией. Летом наши работники уже отдыхали там. Сейчас восстанавливаем профилакторий, ремонтируем столовую.

По решению арбитражного суда внешнее управление на Кыштымском машиностроительном заводе введено на девять лет, до 2007 года. Однако ситуация складывается так, что, по нашим прогнозам, реально погасить накопившуюся задолженность за три-четыре года. Сейчас платим все налоги, строго соблюдаем график расчетов. Уже выплачиваем долги бюджету и внебюджетным фондам. В общем, пока справляемся.

Юрий Кожевников, внешний управляющий ОАО "Бакальское рудоуправление", ОАО "Златоустовский металлургический завод", исполнительный директор некоммерческого партнерства "Уральское межрегиональное территориальное объединение профессиональных антикризисных управляющих" :

-- Социальный комплекс - это вообще особая статья. По логике, предприятию нужно освобождаться от него. Но не следует забывать, что в области большая часть заводов - градообразующие. Печальный пример Бакальского рудоуправления показывает, что передача социального комплекса местной администрации еще не гарантирует его дальнейшую безбедную жизнь. Сегодня в Бакале нет ни бассейна, ни спортивного дворца, ни стадиона. Хорошо, что в Златоусте до этого не дошло. Несмотря на советы некоторых специалистов, призывающих освобождаться от "бытовки", я считаю, что на данном этапе развития экономики делать это преждевременно. Тот же профилакторий на Златоустовском металлургическом заводе приносит полтора миллиона рублей убытков. Но ведь это, смотря как считать. Там отдохнули, поправили здоровье 300 человек. Значит, не пошли на больничный. Поэтому выработка на предприятии оказалась выше, чем могла бы быть.

Вместе весело ль шагать?

Леонид Бейкин:

-- У меня сложились нормальные отношения с администрацией Кыштыма. Туда я вхож по любым вопросам, меня там поддерживают, мы регулируем платежи. Эти субъективные факторы играют не последнюю роль в успехе внешнего управления. Позиция главы Миасса г-на Жмаева по отношению к крупнейшему градообразующему предприятию - УралАЗу - мне непонятна. Наверное, В.В. Панову очень непросто там работать.

Валерий Панов, внешний управляющий ОАО "Уральский автомобильный завод" :

-- Первый год после введения на УралАЗе внешнего управления попыток воздействовать на предприятие со стороны не было, все ждали развития событий. Предприятие так близко подошло к краю финансового обрыва, что в последнее время фиксировались одни убытки. За шесть месяцев 1998 года они превысили полмиллиарда. Всего же завод задолжал кредиторам 3 миллиарда 600 миллионов рублей с учетом пени и штрафов.

Прошло полтора года, положение улучшилось, многократно увеличились объемы производства, стала регулярно выплачиваться зарплата. И началось: Причина же в том, что всем вдруг стало ясно: через процедуру банкротства на предприятие может прийти новый, более эффективный собственник. Политика замешена на экономике, ибо на крупных производствах нельзя отгородиться от политики глухой стеной. Трудовой коллектив - это избиратели, "голоса", которые могут влиять на исход выборов, укрепить или ослабить позиции кандидатов.

Если говорить о Миассе, здесь вообще случай особый. Глава города считает себя авторитетным юристом, выступает за то, что нужно стоять на букве закона. Согласен, это цивилизованный подход. Но как же нецивилизованны и далеки от требований законов некоторые заявления и упреки в адрес автозавода. Например, нападки на пластиковые карты, внедряемые на УралАЗе не в качестве суррогатного способа расчетов, а в качестве передового платежного средства.

Между тем сама ситуация на автомобильном заводе достаточно типична. Внешнее управление здесь построено по схеме, предложенной и утвержденной правительственной комиссией. Она стандартна, применяется на ЧТЗ, заводе имени Колющенко, ряде других. Поэтому апелляция наших критиков к закону звучит не очень убедительно.

Но вокруг УралАЗа и без того много странного. Есть в Миассе довольно большая организация - "Миассэлектро", где трудится около полутора тысяч человек. Там применяется такая же схема управления, и все ею довольны. Заседание комитета кредиторов, на котором решали, кто будет инвестором, каким путем идти производству, проводили даже в кабинете главы города. Одна группа предложила свой план действий. Другая никаких планов не имела, но представители ее говорили: мы же свои, миасские. И на этом основании сейчас работают. Моего коллегу практически вытеснили с предприятия, объяснив, что его вопросы - составление протоколов собраний, другая формальная мелочевка. Что в этом случае сделала власть?

Глава Миасса предлагал мне: план внешнего управления надо изменить так, чтобы 20 процентов акций нового акционерного общества попало ему. "Вам лично?" - переспросил я. "Ну, городу". "Перед городом, - пришлось возразить, - у УралАЗа очень маленькая задолженность, даже если так этот процесс рассматривать". А в ответ услышал: "Вот на "Миассэлектро" мы сделали. Там все нормально. Давай так же". Я сказал, что Уральский автомобильный завод - достаточно крупное предприятие. С другой стороны, есть программа действий, от которой я не могу отступить. Или это тоже противоречит букве закона?

"Здрасьте, я ваш папа!"

Леонид Бейкин:

-- Есть другая сторона медали, при рассмотрении которой на ум сразу приходит литературная аналогия. В книгах, в кино повторяется следующая сцена. Постаревший родитель после длительной разлуки находит сына и говорит оторопевшему отпрыску: "Здравствуй, я твой папа, ты должен любить меня и заботиться обо мне".

Примерно подобным образом недавно напомнил о себе собственник Кыштымского машиностроительного завода. Он написал письмо в администрацию как генеральный директор этого предприятия. Сообщил, что имеет богатый управленческий опыт и готов вкладывать деньги в КМЗ. Мне же он сказал: "Празднуй свой юбилей, а потом уходи - я возвращаюсь".

Что настораживает? Опыт этого человека хорошо известен, о чем свидетельствует состояние агрегатного завода, одного из предприятий в Перми и иже с ними. Поэтому я сказал ему: "Если разговаривать на цивилизованном языке, следует обратиться к арбитражному управляющему со своими предложениями, представить бизнес-план и банковские гарантии на 5-10 миллионов, которыми обещаете поддержать КМЗ". Завтра он действительно может вернуться как хозяин и "порадовать" коллектив в тысячу человек: "Ребята, вы мне не нужны. Я потом посмотрю, работать или не работать". И в Кыштыме вновь начнутся волнения, как в 1996 году.

Правильно меня критикует федеральная служба по финансовому оздоровлению. Видимо, процесс выхода из кризиса я несколько затянул. Сейчас мы дополнительно послали на утверждение в арбитражный суд планы внешнего управления. В них представлена схема, по которой идут УралАЗ и ЧТЗ. Мы должны привлечь на производство нормальных, эффективных собственников, а не услышать после всех трудов: "Я здесь был хозяином и теперь вновь хочу получить свое".

На мой взгляд, доля имущества значимых предприятий в обязательном порядке должна принадлежать государству в лице областной администрации. В числе собственников могут быть и местные органы власти. Я сторонник того, чтобы на базе КМЗ было создано новое акционерное общество, и прошу поддержать меня в этом. Кыштым мог бы выкупить федеральные долги и стать муниципальным собственником завода. Это позволило бы стабилизировать политическую обстановку, оградить предприятие от посягательств извне.

Судите сами: на нашем оборудовании работают все горно-обогатительные комбинаты от Мурманска до Камчатки, Магадана, а также Казахстан и Украина. Явится завтра сторонний хозяин и сообщит: "Не хочу делать оборудование". Где государство возьмет эти станки? Будет покупать за рубежом, платя валютой? Проводя наши преобразования, мы часто киваем на Америку, ее рыночный опыт. Но там промышленность управляема. У них до сих пор сохранился план, существует минимальный государственный заказ.

Алексей Фатеев, заместитель внешнего управляющего ОАО "Завод имени Колющенко" :

-- Оказывается, "папа" у нас и Кыштымского машзавода общий. Он пришел на ЧЗК, назначил генерального директора. Ситуация во многом схожа. Более того, как я понял, "крик души" всех арбитражных управляющих - политическая стабильность.

Виктор Павлов, президент управляющей компании "Абразивные заводы Урала", вице-президент "ПромАсс" :

-- Области нужно определиться со всеми предприятиями, решить, какую долю их собственности она будет иметь. Когда наша компания приобрела Челябинскую ткацкую фабрику, еще долго находились желающие заново ее "поделить". Я обращался тогда к губернатору, вице-губернатору, говорил, что мы готовы отдать часть целого ради будущей стабильности. Чтобы принадлежность фабрики не только новым собственникам, но и государству явилась ограждающим фактором.

Владимир Дятлов, председатель комитета экономики администрации области:

-- При проведении реструктуризации предприятий действительно необходимы опека и помощь государства. И мы идем к этому. Важно, чтобы в новом акционерном обществе, созданном в ходе реструктуризации, был пакет акций, находящийся в областной собственности.

Проблемы банкрота нельзя решить сразу, выделив эффективный бизнес в новое предприятие. Оно еще не может в полной мере платить налоги. Пока встает на ноги, нужно проводить разумную, взвешенную налоговую политику по отношению к нему. Такой подход затем окупится стабильной работой, своевременными платежами в бюджет и внебюджетные фонды.

При губернаторе не первый год действует координационный совет по вопросам финансового оздоровления организаций области. Полезно было бы использовать опыт внешних управляющих, привлекая их к участию в работе этого координационного совета в качестве экспертов.

Юрий Тросман, первый заместитель председателя областного арбитражного суда:

-- Я согласен со многим из того, о чем говорилось выше. Но если с этого уровня обобщения опуститься чуть ниже, тогда арбитражные управляющие должны спросить себя, в какой степени они владеют законом и в какой мере включают положения закона в свои производственные, менеджерские технологии. Звучало мнение о том, что государство должно получить долю акций. Не хочу останавливаться на том, хорошо это или плохо, эффективно или нет. Важно, что для этого должна быть специальная программа приватизации, в которой предусмотрено расходование бюджетных денег на участие в уставных капиталах хозяйствующих обществ. Нет такой программы в нашей области, в Российской Федерации - значит, и вопрос обсуждать нечего. Вначале все необходимо предусмотреть в программе.

Если платежеспособность предприятия полностью не восстановлена, а оно уже способно приносить прибыль, хотя и не может в установленный по закону срок рассчитаться со всеми долгами, ускоренное прекращение процедуры банкротства возможно через заключение мирового соглашения. Однако здесь есть один нюанс. Когда заключается мировое соглашение, судебное производство прекращается и в акционерное общество возвращаются старые собственники, прежние управленцы. Если кредиторы связывают заключение мирового соглашения с сохранением команды внешнего управляющего, нужно созывать акционерное собрание и вносить этот вопрос в его повестку. Проголосуют акционеры "за" - дилемма о руководстве акционерного общества разрешится естественным образом. Так что этот аспект имеет юридические пути. Но, не прибегая к мировому соглашению, ускоренно прекратить процесс арбитражного производства очень трудно. А толково подготовить мировое соглашение - это высокий класс.

Годы или месяцы?

Юрий Кожевников:

-- Хорошо, когда за год группа внешнего управления восстановит текущую платежеспособность предприятия и начнет пожинать плоды. Однако не стоит забывать, что оборудование практически всех наших заводов большей частью устарело. Область формировалась как индустриальная в 30-50-х годах, и этим все сказано.

Возьмите заводы, на которых пришлось работать мне. Все они стали рентабельными, всех смогли приподнять. Но это временная схема. Не будем проводить техническое перевооружение: к примеру, не заменим плавильные агрегаты в Златоусте, и через два-три года не сумеем составить конкуренцию тому же "Мечелу", хотя сегодня успешно с ним конкурируем. Не говорю уже о том, что выпускать рядовую сталь и при этом бороться на рынке с ММК абсолютно невозможно. Если не переоснастим выпускающее дробилки предприятие в Катав-Ивановске (там устаревшее литейное и механическое производство), через несколько лет нас побьют поляки, чехи. И так повсеместно. Поэтому внешнее управление не должно длиться долго. Нужно искать собственника, который может гарантировать инвестиции.

Виктор Павлов:

-- Наверное, действительно, нет смысла затягивать срок внешнего управления. В противном случае появляются какие-то непредвиденные нюансы, утекают основные фонды, оборудование.

Юрий Тросман:

-- Зачастую на практике идет борьба за то, чтобы продлить внешнее управление сверх сроков, предусмотренных законом. Но сегодня прозвучало иное мнение. И с точки зрения здравого смысла оно верно. Чем дольше длится внешнее управление, тем хуже. У внешних управляющих, как и у старых директоров, появляется то, что называется подкожными или вегетативными интересами, которые могут не совпадать с интересами экономическими. Повторю еще раз. Есть два пути выхода из состояния арбитражного управления - самые трудные, но зато самые эффективные. Или продажа бизнеса, после которой можно рассчитаться со всеми кредиторами, или мировое соглашение. Третьего не дано.

Дайте совет

Валерий Панов:

-- Следует создать постоянно действующий комитет или комиссию, которую возглавит губернатор или вице-губернатор и которая станет отслеживать шаги внешних управляющих, соответствие намеченным проводимых на заводах мероприятий. В поле ее зрения окажутся и действия структур, в том числе властных, которые влияют на внешнее управление. Все мы в общей лодке, а раскачивание ее ведет к потерям не только экономическим. Нельзя, прикрываясь общественными интересами, решать личные задачи. И комиссия возьмет на контроль этот процесс, станет коллегиальным арбитром в возникающих спорах. Туда должны войти юристы государственно-правового управления, промышленники, желательно руководители благополучных производств, чтобы упреждать все скандальные ситуации, предсказывать и устранять их первопричину. Я готов подготовить предложения в более сжатом виде.

Юрий Кожевников:

-- Полностью поддерживаю В.В. Панова. Нам следует иметь консолидированную группу, которая способна что-то подсказать, выдвигать законодательные инициативы. Если взять западные законы, там все четко прописано. Собрание кредиторов по любому поводу не собирается. Однажды решили, что делать, и на том точка. Арбитражный управляющий уже лишний шаг влево или вправо не сделает. А у нас споры вызывают даже юридические понятия, и каждый уверен, что прав именно он.

Иван Палютин, внешний управляющий ОАО "Кусин-ский машиностроительный завод", ОАО "Златоустов-ское рудоуправление" :

-- Я тоже поддерживаю прозвучавшее предложение. Такая комиссия должна работать, она была бы полезной. Ослабевшим производствам очень важна поддержка, особенно в первое время. Надо полнее использовать резервы, возможности области. Это рынок, который может потреблять выпускаемую продукцию.

Юрий Тросман:

-- Лично я не сторонник того, чтобы в судебную практику кто-то вмешивался, она так устроена. Но, с другой стороны, я сторонник того, чтобы процесс арбитражного управления осуществлялся при активном и непосредственном участии любой администрации. И участие это, в первую очередь, должно выражаться в качестве помощи. Если начинается конфронтация, шансы на оптимизацию ситуации значительно сокращаются.

Владимир Уткин:

-- Случается, власть упрекают в том, что она "давит" на суд. Хотел бы прояснить свою позицию по этому поводу. Да, наша Фемида не может позволить себе эмоции, бал должен править закон. Хорош он или плох, совершенен или нет, но он принят, существует, из этого надо исходить. Конечно, можно совершенствовать его, изменять. И мы здесь вправе проявлять инициативу, формулировать и выдвигать свои предложения. Однако сейчас речь идет об ином подходе. Мы можем приходить к согласованным решениям по искам, которые предназначаются арбитражному суду.

Голос комиссии, что планируем создать, не будет иметь юридической силы, он только рекомендательный. Но поскольку в нее могут войти кредиторы, представители различных органов, в том числе и фискальных, достигнутые договоренности в пустой звук не превратятся. Допустим, в отношении какого-то предприятия мы договариваемся не инициировать пока процедуру банкротства, а оказать государственную поддержку. На это мнение уже можно опираться, с ним нельзя не считаться. Коллективное слово - это выстраданная позиция. Не обязательно, чтобы суд учитывал только наше решение, но знать о нем для него будет нелишним.

Виктор Шеррюбле, президент "ПромАсс" :

Участникам "круглого стола" удалось не только заявить о своей позиции, но и выйти на конструктивный результат. Мысль о комиссии, курирующей сферу банкротства, финансового оздоровления предприятий, витала в воздухе. Теперь свое "добро" дали внешние управляющие, положительно оценив эту инициативу.

Переналадка хозяйственного механизма продолжается. Избыточные мощности имеет ВПК, и с ними нужно что-то делать. Многие виды продукции основных отраслей также не востребованы в прежних объемах, и это тоже требует новых подходов. Проникшие на наш внутренний рынок иностранные производители создают дополнительные трудности со сбытом. Чтобы товар был конкурентоспособным, необходимо выпускать его на современном оборудовании. Значит, нужны инвестиции, грамотный менеджмент.

После молниеносной приватизации возникли гораздо более трудные задачи, касающиеся эффективного управления собственностью. Задачи эти не стали историей, их рано складывать "в бабушкин сундук". Потому что говорить о том, что мы благополучно миновали этап переходной экономики, было бы большой натяжкой.

Записал Евгений КИТАЕВ

Комментарии
Комментариев пока нет