Новости

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Адвокат - сын героя

07.05.2004
Он защищает людей так, как когда-то его отец защищал Родину

Виктор РИСКИН
Озерск

С метром -  в "банку"
Наш разговор с адвокатом Ермиловым начался вовсе не с юриспруденции, а с: режима сна.
- Ложиться спать надо как можно раньше, - убеждал нас Анатолий Феофанович, - если, конечно, хотите долго и плодотворно жить. Вот я стараюсь лечь в десять вечера и уже к часам пяти чувствую себя совершенно вы-спавшимся. Включаю свет, начинаю читать газеты, просматривать бумаги, необходимые для сегодняшней работы.
Возражать против такого подхода было бессмысленно: сам апологет раннего сна в свои 69 выглядел: Нет, не на все сто, а максимум на "полтинник".

Он защищает людей так, как когда-то его отец защищал Родину

Виктор РИСКИН

Озерск

С метром - в "банку"

Наш разговор с адвокатом Ермиловым начался вовсе не с юриспруденции, а с: режима сна.

-- Ложиться спать надо как можно раньше, - убеждал нас Анатолий Феофанович, - если, конечно, хотите долго и плодотворно жить. Вот я стараюсь лечь в десять вечера и уже к часам пяти чувствую себя совершенно вы-спавшимся. Включаю свет, начинаю читать газеты, просматривать бумаги, необходимые для сегодняшней работы.

Возражать против такого подхода было бессмысленно: сам апологет раннего сна в свои 69 выглядел: Нет, не на все сто, а максимум на "полтинник". После 20 лет руководства юридической консультацией города не ушел на заслуженный отдых, а продолжал защищать интересы озерчан рядовым адвокатом. Сменил его на посту заведующего коллега. По странному стечению обстоятельств коллега носит ту же фамилию. Только отчество другое - Анатольевич.

-- Строго ли спрашивает Олег Анатольевич с Анатолия Феофановича? - поинтересовались мы у Ермилова. - Не устраивает ли периодически отцу выволочку?

-- Никаких выволочек, - серьезно ответил наш собеседник, - потому что я всегда слушаюсь, а он всегда прав. Олег - мой ученик. Но в любом случае спрашивает с меня по полной программе. Расслабляться не дает.

Впрочем, "надзирать" за Феофанычем нет необходимости: основные черты характера - самодостаточность и ответственность - он приобрел гораздо раньше своего прихода в адвокатуру. Впервые эти черты проявились, когда мастер вентиляционного участка завода- 25 Анатолий Ермилов на второй день после аварии, отодвинув в сторону бригадира Женьку Торбина, лазил со складным метром: в ту самую взорвавшуюся "банку"! Ему, видите ли, позарез нужно было самому убедиться, под каким углом провести в эту адову дыру водопроводную "нитку". Природная отвага подпитывалась обещанием начальства поощрить месячным окладом: Вкалывал с бригадой сутками. Но вместо обещанного оклада получил половину. И то спустя несколько месяцев. Зато нахватался рентген по самое не могу. Звенел так, что, казалось, не только приборы останавливались, но и люди оборачивались. Однако выдюжил. Спасли, очевидно, неуемный азарт и абсолютная убежденность, что впереди его ожидает жизнь необыкновенно насыщенная и чертовски интересная.

Бандиты или не бандиты?

Так и вышло. Сугубо технарскую работу сменил на кадровую: 16 лет проработал в отделе кадров подразделений "Маяка". Но подспудно ощущал, что судьба ему выписала совершенно другую командировку в будущее. Он прислушался к внутреннему (а может, к внешнему?) голосу и поступил в Свердловский юридический институт. Спустя 14 лет был принят в межреспубликанскую коллегию адвокатов. Более 15 лет преподает правовые дисциплины в вузах Озерска. Пару лет заведовал кафедрой права в филиале Южно-Уральского государственного университета. Награжден медалью своего знаменитого тезки Анатолия Кони. Почетный адвокат России. Единственный из Челябинской области внесен в фолиант "Российская адвокатура на рубеже веков".

- Вы заступаетесь за бандитов и при этом спокойно рано спать ложитесь. Где же логика? Неужели нет чувства неловкости, что вы порой спасаете от справедливого возмездия тех, кому место на нарах или того дальше?

-- Не вы первый, кто задает мне такой вопрос, - спокойно отреагировал Анатолий Феофанович. - В обществе сложилось устойчивое мнение чуть ли не о порочности адвокатуры. Даже Ленин, сам адвокат по профессии, дурно отзывался о представителях этого цеха. По-другому и не может быть в обществах, долгое время живших при тоталитарном режиме: Да, я защищал и защищаю убийц, разбойников, воров. Но для меня важнее другое - мотивы, толкнувшие человека на преступление. Ну и, разумеется, поиски того светлого, что в нем осталось. Моя обязанность - представить суду все, что можно, для его защиты.

Цепью к батарее

Мы потребовали от Ермилова примера. И он его привел. Рассказал, как к нему обратилась женщина с просьбой взять под защиту сына, который ударил ножом родную мать, то есть ее!

-- Выяснилось, что сын наркоман, - поясняет Анатолий Феофанович, - и родители, чтобы он не побежал за очередной дозой, приковывали его цепями к батарее. Вот вам первый мотив, который мог побудить парня схватиться за нож. Но мы дальше продолжали с матерью разматывать цепочку. Оказалось, к парню в тот момент пришла его девушка и наблюдала факт унижения своего любимого. Прибавляем в копилку мотивов еще одно доказательство в пользу обвиняемого.

-- Но неужели мать не понимала, что оставшийся на свободе сыночек может завершить начатое? - поинтересовались мы у адвоката.

-- Точно такой вопрос я ей и задал: мол, не боится она, что он ее зарежет? Однако мать стояла на своем. И тогда я стал размышлять, как вытаскивать парня.

И он его вытащил. Разработал тактику защиты и доказал суду, что преступление совершено без умысла, в порыве оскорбленного достоинства. Короче, вместо положенных шести лет за решеткой обвиняемый остался на свободе. И, как вскоре выяснилось, зря: Нет-нет, мать осталась жива. Но через год она снова пришла к Ермилову с необычной для матери просьбой: "Помогите мне посадить моего сына!" Как выяснилось, вместо благодарности за прощение и отмазку от зоны ее отпрыск не только продолжил колоться, но и стал тащить из дома вещи.

-- Другого выхода не было, - признается Анатолий Феофанович, - иначе парня не остановить. В итоге получил он три года. Вышел через два. Сейчас все в порядке, о наркотиках забыл.

Церковь и зона

По убеждению Ермилова, есть только два средства, способные отлучить человека от "дури", - тюрьма и: церковь. А все эти рекламируемые средства и клиники - в лучшем случае добросовестное заблуждение. Так что остаются неволя и вера. Что лучше и надежнее, пусть выбирает каждый, а нам на этом месте дольше останавливаться нельзя, поскольку нам предстоит дальше разбираться с адвокатской практикой нашего героя. И, в частности, ответить на вопрос: насколько обвиняемый должен доверять своему адвокату?

-- А мне это не надо, - ошарашивает неожиданным ответом наш собеседник. - Конечно, чем откровеннее со мной подзащитный, тем легче с ним работать. Но это его выбор - говорить правду или врать. Значит, он выбрал такую позицию. Для меня самое главное, чтобы человек себя не оговорил на следствии. С этого вопроса я и начинаю разговор. А дальше спрашиваю: "Что ты сообщил следствию?" Потом начинаем поиск необходимых доказательств, трактуемых, разумеется, в пользу обвиняемого.

-- Хорошо, - перебиваем мы Ермилова, - а что делать, если вина на поверхности и скрыть ничего невозможно? Тем не менее ваш подзащитный упорно отрицает очевидное и никакие ваши доводы не воспринимает.

-- У меня как раз на этот счет есть неплохой пример, - обрадовался вопросу Анатолий Феофанович. - Два брата попались на угонах автомобилей. Младшего защищал я. У подзащитного шесть эпизодов, у старшего - еще больше. Оба вину отрицают, хотя очевидных доказательств предостаточно. Я заявляю ходатайство по освобождению его из-под стражи. Мне говорят: признается - отпустим. Иду к клиенту, объясняю ситуацию. На контакт не идет. Веду к нему его мать: пусть она убедит. Опять головой мотает. Каким-то образом старшему брату (у того другой адвокат) становится известно о наших беседах. И он заявляет своему следователю: "Выйду на свободу - расправлюсь с адвокатом Ермиловым. За то, что он заставляет брата признать вину!" Я не стал больше вмешиваться. В итоге сели оба. Младший получил три года, старший - три с половиной. То есть я не стал спорить с позицией моего клиента. Предупредить предупредил, а дальше - его выбор.

Письмо об отце

В этом месте хочется остановиться и поискать аналогии. Почему все-таки стал Ермилов защитником, а не судьей или прокурором? Защита - это нравственное состояние сильного человека, который не может спокойно наблюдать, как на его глазах сознательно унижают заведомо слабого. Покушаются на честь, достоинство, право личности. А если масштабнее - то на жилище, жизнь близких, родину наконец: Родину! Быть может, именно это понятие и стало определяющим при выборе профессии. Отец Анатолия Феофановича погиб, защищая Родину.

Вот письмо его брата Алексея, адресованное сыну: "Ну а теперь отвечаю на твои вопросы. Действительно, я с братом воевал в одной роте. С Феофаном был постоянно. Это был смелый и решительный парень. В декабре 1941 года наша часть освобождала деревню Степановка Московской области. Пошли в атаку, но вынуждены были залечь: немецкий пулемет не давал нам поднять головы. Тогда Феофан по своей инициативе, с разрешения командира, ползком подобрался к пулеметчику и забросал его гранатами. Однако сам Феофан был смертельно ранен и умер. Я лично после боя уже подходил к нему. Как мне сейчас ни горько об этом вспоминать, слезы прошибают, но я должен об этом тебе написать. Феофан впоследствии был похоронен за деревней Степановкой со всеми другими погибшими солдатами: Место захоронения твоего отца, а моего брата Феофана, можно найти, Анатолий. Только надо запросить в архиве данные о смерти".

Кредо Ермилова

Детство Анатолия совпало с годами войны. На фронт ушли вместе с отцом двое его братьев. И сам Анатолий в 15 лет стал курсантом школы военных техников, в 17 - командиром взвода, в 19 - мастером на 25-м заводе. И если вы думаете, что Анатолий Феофанович в своей работе полагается только на опыт прожитого, полученные знания, природный ум, проницательность и ораторское искусство, то это не все. У него есть свой символ веры. Коренное убеждение, иначе - кредо. Цитируем: "Адвокат - это больше, чем юрист, философ, политик и оратор. Адвокат - это все вместе взятое в одном лице". Еще, по мнению Анатолия Феофановича, профессия адвоката сродни врачебной, где также следует придерживаться формулировки - не навреди! Он и не вредит. Наоборот, чуть ли не ежедневно встречает на улице людей, которые подходят к нему со словами благодарности. За скошенный им, адвокатом Ермиловым, срок, за возвращенную им, защитником Феофанычем, свободу. А больше всего за то, что благодаря беседам с адвокатом у некоторых мозги выправились.

Комментарии
Комментариев пока нет