Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Украинских беженцев принял ЧЭМК

05.08.2014
Группу украинских беженцев по просьбе областного правительства принял Челябинский электрометаллургический комбинат (ЧЭМК).

Группу украинских беженцев по просьбе областного правительства принял Челябинский электрометаллургический комбинат (ЧЭМК).

Первое мирное утро

Начало их первого дня в профилактории ЧЭМК выглядело довольно хмурым. За окном пасмурно, а беженцы не очень разговорчивы.

— Хорошо, что живы остались, – невесело улыбается мне мама двоих малышей Татьяна.

Бывший шахтер Сергей признается, что хотел отправить своих (жену, дочку и сына-первоклассника) еще с первой волной беженцев, но передумал, когда ополченцы отбросили противника. В наступление снова перешла нацгвардия - и семья покинула Торез. Там остались пожилые родители. Позвонить им невозможно, электричества в Торезе нет, телефоны разряжены.

…Тем временем взрослые, некоторые с маленькими детьми на руках, начинают подтягиваться к актовому залу. Их уже ждет генеральный директор ЧЭМК Павел Ходоровский, его замы, а также представители миграционной службы.

Братьев славян зовут поработать на ЧЭМК и в его подсобном хозяйстве (видимо, агрофирме «Ариант»). Нужны проектировщики, электромеханики, слесари, другие специалисты. Судя по живому интересу в зале, эти люди привыкли сами добывать хлеб насущный. Звучат вопросы:

- Когда выходить на работу?

- Что обогащает ваша обогатительная фабрика?

Из 108 человек, 34 ребенка, их заводчане приглашают в загородный лагерь «Акакуль». Малышей с полугода до семи лет примут вместе с мамами, ребят постарше - самостоятельно. Желающих предварительно свозят на экскурсию, покажут «Акакуль».

Кроме того, беженцам обещают подъемные, по 20 тысяч рублей на человека. Забегая вперед, скажу, что деньги выдали практически сразу.

Выбрали Урал

Когда появляется какая-то определенность, люди становятся разговорчивее. Они рассказывают, как бежали от войны на автобусах и маршрутках, на машинах с выключенными фарами. Кого-то дорогой обстреливали, кому-то повезло. На украинской границе многие услышали злобное пожелание: «Не возвращайтесь».

Потом на их пути был лагерь беженцев в Ростовской области. Там тесно так, что в палатках спят только женщины с детьми, мужчины ночуют под открытым небом. В лагере стараются не задерживаться, людей прибывает много. Ходят слухи, о том, что коридор для беженцев скоро будет закрыт.

Из предлагаемых регионов выбрали Урал, потому что здесь надежно: есть промышленность, люди хорошие, отзывчивые. Кто-то бывал на Урале, у кого-то родители родом из наших мест.

На войне, как на войне

А потом мои собеседники начинают говорить о войне, остановить их трудно - надо высказаться.

Бабушка Люба из Горловки оплакивает свою квартиру (в жилой дом попал снаряд). Нет и шахты «Глубокой», где проработала много лет. Шахту затопили.

Дома, в Кировске Сергей с семьей и его соседи каждое утро собирали вещи и, как на работу, шли в бомбоубежище. Так и спасались до вечера. В постель ложились, не зная, проснуться утром или нет, боялись бомбежек.

- Смотрю в окно в четыре часа утра, вижу самолет низко, и думаю: кого-то убивать летит, - уже близко слезы у немолодой женщины по имени Лариса.

- Вы отличаете военный самолет от гражданского? – спрашиваю я.

- У нас даже собака дворовая в этом разбиралась. Если самолет военный, она рычит, рвет ветки, - с горечью отвечает Лариса.

Именно на ее улицу в частном секторе Горловки война пришла 22 июля, стреляли из «Градов». Жители прятались в подвалах и погребах, договорившись с соседями заранее: «Лопаты на улице, откапываем друг друга, если успеем». Однажды снаряд попал во двор, потом в их доме пробило двойные железные двери, повылетали все окна.

С зачеткой, без наград, босиком…

Евгений и Клавдия - студенты Донецкого политехнического института. Трагические события развивались так быстро, что ребята не успели забрать документы из вуза, в Челябинск прилетели с зачетками и студенческими билетами. Их друг Влад – будущий психолог - тоже не доучился.

Студентов волнует гуманитарная катастрофа, наступающая (или уже наступившая?) на их родине. Аптеки закрыты, мосты в Горловке взорваны, «скорую» не вызвать. Цены на еду взлетели, подвоза продуктов нет. Перед тем, как закрыть магазины, на улицу вынесли ящики с консервами, чтоб разбирали.

К рассказу молодых ребят присоединяются другие люди, они искренне, без пафоса говорят: «Спасибо России, это единственная в мире страна, которая приняла нас и помогает нам».

- Вы не думайте, мы не были бедными людьми, но остались без ничего. В лагере беженцев я видела девчонок в одних халатиках, парня босиком, - говорит статная женщина Марта, которая больше всего жалеет об оставленных дома фронтовых наградах отца и медалях дочери (она талантливая каратистка).

- Мы были в аду, - не сдерживает слез Марта, ее спасли, увезли из этого ада ополченцы на боевой машине. Женщина не единственная, кто считает, что мирное население в зоне конфликта уничтожают целенаправленно.

То ли гром, то ли эхо войны?

Абсолютно все переживают о пожилых людях, оставшихся у прифронтовой полосы. Старики не захотели оставлять свои дома, свою землю.

Другое дело дети. Они быстрее привыкают к новому. Пока взрослые заняты оформлением документов, в спортзале профилактория мальчишки и девчонки гоняют теннисный мячик.

- Ты в каком классе? – знакомлюсь я с Настей и ее братиком Владиком.

- В шестой «Б» пойду, - машинально отвечает Настя, но исправляется – это дома у нее был бы шестой «Б», а теперь она пойдет в русскую школу, в новый класс.

Скоро кто-то из представителей ЧЭМК приносит в спортзал два больших мяча, игра сразу идет на лад. Глядя на эту жизнерадостную компанию трудно поверить, что сегодня спросонок дети приняли утреннюю грозу за очередной обстрел и, даже поняв, что к чему, невольно вздрагивали от каждого удара.

Комментарии
Комментариев пока нет