Новости

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Депиляция мужчине: быстро и недорого.
Мытьё фасадов цены, лучшие цены по ссылке.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Приземление "Энкора"

14.05.2004
Место этой компании в челябинском небе может занять другой авиаперевозчик

В материале "Виражи "Энкора" ("Челябинский рабочий", 22 апреля 2004 года) сообщалось о продаже за символическую сумму контрольного пакета "воздушного предприятия" неизвестной доселе фирме. Этот неординарный, по местным меркам, бизнес-поступок никто из причастных к нему специалистов не объяснил. После долгой паузы молчание нарушил один из главных идеологов челябинского авиабизнеса Сергей Яшин, некоторое время назад возглавивший федеральное унитарное предприятие "Администрация гражданских аэропортов", но, тем не менее, продолжавший контролировать около 53 процентов голосов Челябинского авиапредприятия (доля этой фирмы в уставном капитале авиакомпании "Энкор" - 50,15 процента). Встретившись с корреспондентом "Челябинского рабочего", он сделал сенсационное заявление.

- Чтобы понять мою позицию, - начал Сергей Владимирович, - надо проследить предысторию.

Место этой компании в челябинском небе может занять другой авиаперевозчик

В материале "Виражи "Энкора" ("Челябинский рабочий", 22 апреля 2004 года) сообщалось о продаже за символическую сумму контрольного пакета "воздушного предприятия" неизвестной доселе фирме. Этот неординарный, по местным меркам, бизнес-поступок никто из причастных к нему специалистов не объяснил. После долгой паузы молчание нарушил один из главных идеологов челябинского авиабизнеса Сергей Яшин, некоторое время назад возглавивший федеральное унитарное предприятие "Администрация гражданских аэропортов", но, тем не менее, продолжавший контролировать около 53 процентов голосов Челябинского авиапредприятия (доля этой фирмы в уставном капитале авиакомпании "Энкор" - 50,15 процента). Встретившись с корреспондентом "Челябинского рабочего", он сделал сенсационное заявление.

-- Чтобы понять мою позицию, - начал Сергей Владимирович, - надо проследить предысторию. После того, как группа собственников пришла к управлению авиапредприятием, она взялась за восстановление парка самолетов. Восстановили и принялись за инфраструктуру аэропорта. Реализовали вместе с областью и эти планы. Сейчас я занимаюсь аэропортовыми комплексами и могу, следовательно, заявить ответственно: таких аэропортов, как в Челябинске, где что-то делалось за последние три десятка лет, в стране единицы.

На третьем этапе, имея воздушный парк и аэропорт, нужно было найти правильные пути использования этого имущества, ведь появились совершенно другие возможности - полеты за границу, работа за рубежом и так далее. Выделившийся из Челябинской авиакомпании "Энкор" (произошло разделение единой структуры на наземную часть - аэропортовое хозяйство, которым стало ведать Челябинское авиапредприятие, и воздушную - авиакомпанию - ред.) был зарегистрирован в Москве, но от этого не стал исключительно московским. В столице работало примерно 50 человек, в филиале Улан-Удэ - 70, а в челябинском филиале - 500-600.

Зачем же тогда предприняли этот территориальный маневр? Два года назад, когда появилось категорирование компаний, ответственные лица заговорили о том, что есть-де национальный перевозчик, межрегиональный, региональный и местный. Мы находимся в Уральском регионе, где место регионального перевозчика уже занято "Уральскими авиалиниями". В Екатеринбурге находится и управление гражданской авиации. Место наше было предопределено. Мы четко понимали: нам уготована судьба местного перевозчика, поэтому приняли решение уйти в Москву, подняться до межрегионального уровня, открыв для себя серьезные перспективы.

Следующим этапом должно было стать развитие площадки челябинского аэропорта за счет потенциала базовой компании. С точки зрения инфраструктуры он был готов к переменам, появилась программа освоения новых машин, но...

-- Что-то перестало вас устраивать.

-- Мы видели неумелую работу менеджмента. Это был 2002 год. Поменяли руководство в "Энкоре", и в 2003 году компания сработала с плюсом 35 процентов, когда средний по России показатель держался на уровне 11 процентов. А что за это время произошло в аэропорту? Он прибавил к прежним показателям девять процентов, но по России-то рост оказался выше - 11. Поэтому как собственник я начал задавать вопросы господину Смолину (генеральный директор Челябинского авиапредприятия - ред.). Аэропорт требует иного подхода. Не надо сидеть и ждать. Нужно искать, каждый день везти сюда, тянуть все что угодно. Это не та структура, которая может отгородиться от внешнего мира забором в надежде, что кто-то все равно прилетит и заплатит.

Так возникла проблемная ситуация. Произошла внутренняя конверсия человеческого материала. Каждый стал выбирать, с кем ему удобнее.

Яшина в чем обвиняют? Требовательный. Но нетребовательность в высокотехнологичном процессе способна обернуться инцидентами, даже катастрофами. Можно спорить: хороший Яшин или плохой? Аэрофлот в Челябинск не пускал, еще что-то там делал, но вот цифры. Смотрим регулярность отправлений авиакомпании "Энкор" из челябинского аэропорта, сравнивая апрель нынешнего с апрелем прошлого года, когда контроль над предприятием еще не был утрачен.

Международные рейсы: 2003 год - было задержано два рейса, 2004-й - 32. Внутренние линии: прошлый год - 21 задержка, текущий - 67. То есть налицо технологические сбои. Начали наблюдаться определенные кризисные явления. Пошел, я бы назвал так, разгул менеджмента. Кто, мол, здесь нас накажет, если сами мы - руководители? За семь миллионов рублей непонятной фирме продается контрольный пакет 12-го перевозчика в стране, владеющего четырьмя самолетами, чтобы на эти деньги купить в аэропорт три подержанные машины. Зачем? Чтобы сказать: "Энкор" теперь будет жить плохо, зато аэропорт - хорошо? Это ведь уже не только вопрос защиты собственности. Мои нынешние коллеги спрашивают: "Сережа, что у тебя там случилось?" Я отвечаю: "Ничего не случилось. Родители ушли в кино. А дети стали баловаться. Вот что случилось".

-- Вас по-человечески не смущает разрыв с Евгением Разумовым, оказавшимся по другую сторону баррикады?

-- В предыдущие годы руководил предприятием и, самое главное, нес ответственность Яшин. Это меня трепали на всех углах. В общем, был лидирующий элемент и нивелирующий. Первый уехал, а второй остался на хозяйстве. Увы...

Сейчас мы должны предлагать то, что от нас ждет рынок, а не пастись на нем. Вот вам пример. Есть в стране два очень показательных аэропорта - Домодедово и Шереметьево. Прилетаем в один - строится новый терминал, расширяется перрон. Приезжаем во второй - там все хуже и хуже. Но денег хватает. В Шереметьево их больше, чем в Домодедово. Шереметьево оброс дочерними компаниями, которые там делают бизнес. Это, я считаю, не наш путь.

-- По какому сценарию станут развиваться события дальше?

-- Поменяется структура совета директоров. Это моя проблема, мои кадровые ошибки. Уходя, я должен был закрыть дверь на ключ. Не сделал, передоверился. Теперь надо вносить поправки. Помните, говорилось, что билеты в Челябинске подешевеют, когда к нам все прилетят, в том числе Аэрофлот. С 1 апреля квоты на полеты в столицу отменены, а у нас что-то никого не видно. Потому что этим надо заниматься. И делать это должна команда управленцев другого подхода. Это мое мнение.

-- Так что все-таки будет с "Энкором"? Он продан окончательно и бесповоротно или вы вынашиваете планы по его возврату?

-- Нынешняя продажа авиакомпании, я убежден, - незаконная акция. Да, раньше мы рассматривали варианты продажи одного из пакетов, к примеру, авиакомпании "Сибирь". Потому что она динамично развивается и в 10 раз больше "Энкора". Нас она интересовала с точки зрения технологии - "Сибирь" уже освоила эксплуатацию западных машин А-320, здесь интеграция могла бы оказаться интересной. Но сегодня случай иной. Продавать перевозчика, чтобы увести его от Яшина...

Однако борьба для меня и моих единомышленников не самоцель. Надо оценить масштаб потерь в "Энкоре". Для этого следует прийти туда и понять, сколько сегодня накоплено проблем, и действовать уже в зависимости от этого. Если возможно его реанимировать, восстановить и сохранить, нужно сделать это. Если же от дома остался один фундамент, тогда, наверное, разумнее осуществить передачу останков компании в управление какому-то более крупному перевозчику с сохранением прав или доминированием на рынке этого перевозчика.

-- Сделка с "Энкором" оспаривается или нет?

-- Оспаривается в судебном порядке. Но вопрос в том, надо ли ее оспаривать до конца. Он, повторюсь, будет решен, когда лучше изучим ситуацию. Это вопрос цыгана, который смотрит на своих нечесаных и голодных детей и думает, этих ли ему отмыть или новых сделать. Не исключается ситуация, что на нынешней компании может быть поставлен крест. Возможно, она так глубоко закопана, что откапывать дороже, чем сделать новую.

-- Не исключается создание в Челябинске новой авиакомпании?

-- Я понимаю, что говорю непатриотично, но никогда в Челябинске не будет создано нового перевозчика. Это ответственный, тяжелый бизнес. И что-то делать здесь с нуля... Речь о другом. То, что имеется сегодня, можно каким-то образом вложить в общий сегмент развития более крупной компании, объединившись с нею. И тогда, условно говоря, в челябинском небе станет летать уже не "Энкор", а "Крас-эйр", "Сибирь" или "Пулково". Но с нашими экипажами, самолетами, используя наши наработки. Это возможно.

Авиационный идеолог Сергей Яшин, как всегда, удивляет, говоря о возможном крутом вираже "Энкора". Но его слова имеют обыкновение сбываться, до недавнего времени, по крайней мере, у него все получалось. Как знать, не случится ли в скором времени и последний полет "Энкора" - не в физическом смысле слова, а, скорее, в юридическом? Вряд ли такая идея была бы озвучена, если б не была серьезно продумана. По всей вероятности, подобный финал мыслится не только как разумный, но и вероятный. Тогда миллионный город окончательно лишится своего "воздушного извозчика", а нити управления потянутся в другую область. Наверное, это один из видимых минусов: Южному Уралу по статусу и положению пристало б иметь и свои крылья тоже. Только особенность нынешнего положения такова, что неизвестно, как лучше - продать эти крылья фирме, называя которую даже осведомленные люди пожимают плечами, или влиться в чужой клин, который, есть и такое мнение, значительно увеличит подъемную силу области.

Жизнь, конечно же, рассудит. Но со стороны картина выглядит печальной, как грачи на осенней пашне. Долго и мучительно выстраивались отношения с властью, конкурентами на рынке. И что?

Редакция "Челябинского рабочего" приглашает поделиться своим видением ситуации другую сторону, оппонентов Сергея Яшина. Это позволит представить перспективы челябинского неба более объемно.

Комментарии
Комментариев пока нет