Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Бранислав ЯТИЧ: "Опера попала в ловушку всеобщего прагматизма"

20.05.2004
Сербский певец рассказывает о Шаляпине и размышляет  о судьбах цивилизации

Олеся ГОРЮК
Челябинск

Бранислав Ятич - солист сербского национального театра "Новый сад", расположенного в одноименном городе. Он приезжал в Челябинск на фестиваль "Ирина Архипова представляет:". Его исполнение партии Феррандо в "Трубадуре" и ария Базилио, спетая на гала-концерте, были одним из самых сильных фестивальных впечатлений. Вместе с художественным руководителем государственного оркестра "Малахит" Виктором Лебедевым Бранислав был удостоен премии Фонда Ирины Архиповой. Но он не только оперный солист, но и музыковед, публицист, написавший 600-страничный труд о Федоре Шаляпине (примечательно, что Бранислав - бас, как и великий русский певец).

Сербский певец рассказывает о Шаляпине и размышляет о судьбах цивилизации

Олеся ГОРЮК

Челябинск

Бранислав Ятич - солист сербского национального театра "Новый сад", расположенного в одноименном городе. Он приезжал в Челябинск на фестиваль "Ирина Архипова представляет:". Его исполнение партии Феррандо в "Трубадуре" и ария Базилио, спетая на гала-концерте, были одним из самых сильных фестивальных впечатлений. Вместе с художественным руководителем государственного оркестра "Малахит" Виктором Лебедевым Бранислав был удостоен премии Фонда Ирины Архиповой. Но он не только оперный солист, но и музыковед, публицист, написавший 600-страничный труд о Федоре Шаляпине (примечательно, что Бранислав - бас, как и великий русский певец). Грех было не встретиться, тем более, что Бранислав прекрасно владеет русским языком.

Петь в опере ему было предназначено судьбой. Вся семья была связана с театром: мама - художник по костюмам, папа - драматург (под этим словом в Сербии подразумевается не столько сочинение пьес, сколько формирование репертуара театров), тетя пела в оперном хоре. Однако Бранислав не сразу избрал театральную стезю. Занимался борьбой, хотел стать физиком, потом филологом. Эти увлечения юности даром не прошли, до сих пор он с удовольствием читает научные журналы, особенно привлекает его теория относительности Эйнштейна. Занимается переводами, пишет статьи. Не так давно написал материал под названием "Опера и бизнес" для экономической газеты.

Учиться вокальному мастерству начал у себя на родине, после чего два года стажировался в консерватории имени Чайковского у самого Евгения Нестеренко. Пройдя стажировку, вернулся в Новый сад.

-- В годы, когда я учился в Москве, у меня на родине как раз только что открылся театр. Громадное здание, три сцены, одна с зеркалом вдвое большим, чем в вашем оперном театре. Под одной крышей уживались опера, балет и драма. У нас была хорошая труппа, богатый репертуар. И я решил вернуться в Сербию. Было очень удобно дома заниматься своим делом и получать от этого удовольствие. Но в начале 90-х пришла война, и труппа распалась. Многие музыканты уехали за границу, в Южную Африку, Канаду, Австралию, Западную Европу. Начались тяжелые времена. Певцов, репертуара, денег стало меньше. Все это вместе привело к падению уровня в театре. В это десятилетие было очень грустно там жить и работать, а уехать было очень сложно, потому что нам не давали визы западные государства. Я никуда не мог поехать, ничего не мог изменить ни в профессиональном, ни в личном плане. Оказался как будто в тюрьме. Я рад, что эти времена остались позади. Театр восстанавливается, но чтобы достичь прежнего уровня, ему нужно как минимум 10 лет. Мне же удалось получить гражданство Словении, потому что моя мама там родилась, и с этим паспортом снова смог выезжать. Так что я сейчас в театре провожу немного времени, нахожусь в основном на гастролях в Германии, Бельгии, России. Участвую в работе жюри конкурсов.

-- С чего началось ваше увлечение Шаляпиным?

-- Невозможно определить точный момент, когда это началось. Начав осваивать профессию певца, вы осознаете, насколько Шаляпин был велик. Потихонечку я вникал в его мир, сначала не думая написать книгу. А потом обнаружил, что литературы о нем на сербском языке почти не существует. Издана только его автобиография, которая заканчивается 1916 годом, значит, 20 лет его жизни там не описаны. Я просто взялся сперва сделать полную биографию, по разным материалам реконструировать его жизнь и в революционные годы, и в более позднее время, когда он уехал за границу окончательно. Потом я решил написать главу "Легенды и действительность", в которой привожу самые разные сведения о Шаляпине, и хорошие, и плохие. Одни его обожали, другие ненавидели. Но кто он был такой? Из написанного по-русски не мог узнать даже, какого он был роста. В заграничной литературе находим, что его рост - 195 сантиметров. В то время он был просто богатырского телосложения.

-- Существуют ли в биографии Шаляпина белые пятна?

-- В литературе вообще не приводится данных, когда он развелся со своей первой женой. Сразу из ниоткуда появляется вторая жена, Мария Валентиновна. Он не был на ней женат долгие годы. Три дочки, что у него есть, - внебрачные. Неизвестно также, где могила Шаляпина. Все думают, что его прах перенесен из Франции в Россию и покоится на Новодевичьем кладбище. Но об этом нет никаких записей, материал генетически не проверен. Известно, что Жак Ширак, будучи мэром Парижа, разрешил эксгумацию. Но она была произведена тайком, никаких записей об этом нет. Прах Шаляпина якобы оказался в России. Но на его могиле во Франции по-прежнему надпись "Великий сын русского народа Федор Шаляпин".

-- С кем вы общались при сборе материала для книги?

-- С русскими эмигрантами, которые всю жизнь посвятили Шаляпину, потому что являются большими поклонниками его творчества. В Америке живет врач Йозеф Дарский, ему 65 лет. Я общался с ним через электронную почту, он мне отправлял материалы, указывал на разные издания, публикации. Профессор Гурвич - преподаватель математики в Германии, недавно он, к сожалению, скончался. Он общался с семьей Шаляпина - дочерьми, сыновьями Федором и Борисом. Благодаря контактам с ними он издал много интересного материала. В России этих книг нет, но они изданы на русском языке, так что нет больших препятствий, чтобы они появились и у вас. Кроме того, Гурвич собрал все неизданные записи Шаляпина. Известно, что великий певец был очень строг в выборе и забраковал почти две трети записанных им пластинок. Они сохранились в архивах.

-- Это же сенсация будет, если их издать:

-- Да, но воля Шаляпина для этих людей свята. Думаю, скоро эти материалы будут изданы, но они не выйдут в свободную продажу, а будут распространяться по библиотекам и консерваториям.

-- Расскажите о Шаляпине как о человеке.

-- Он был очень тщеславным, но умел эту черту подавить, когда работал над ролями. Тогда он свою личность просто отодвигал в сторону, освобождая место для персонажа, которого он должен был воплотить на сцене. Материал для своих ролей он брал из жизни. Его близкие, например, вспоминают, как он однажды изображал старуху. Вот она увидела на паперти гривенник, хочет его поднять и смотрит на него неотрывно. Молится, кланяется, все ближе подходит к нему. Наконец схватила и говорит: "Ой, какой срам! Это же плевок". Вот такие он сцены разыгрывал.

В личной жизни он был трудный человек, и не только из-за своего тщеславия. Он был беззащитен, как ребенок. Очень переживал все свои выступления, иногда был неуверен в себе и хотел отменить спектакль. Приходилось с ним играть в карты и проигрывать ему нарочно, чтобы вернуть ему бодрость духа. Люди, которые его окружали, знали, как к нему надо подойти, чтобы в нужный момент его энергия восстановилась и работала так, как надо.

-- А почему вы назвали свою книгу "Шаляпин против Эйфелевой башни"?

-- Потому что он предвидел меркантилизацию искусства, уже тогда боролся с этими тенденциями и предугадал очень печальное будущее оперы. Когда Шаляпин играл роль Мефистофеля, хотел сделать фигуру холодной, как из железа, состоящей из костей, которые находятся в непрерывном движении. Скелет Мефистофеля ассоциируется у него с Эйфелевой башней. Она представляется ему символом человека, уверенного в своей мощи, символом технической революции и философии прагматизма. Эйфелева башня как купол какой-то новой церкви.

-- Вы солидарны с Шаляпиным?

-- Я тоже слежу за процессами, которые происходят в так называемой нашей цивилизации, которая, как мне кажется, движется по очень плохим рельсам.

-- Откуда у вас такие мрачные мысли?

-- Потому что она просто исчерпала все, что в ней было заложено. Мы все позитивные моменты отбросили, и сейчас действует уже одна инерция. История закончилась, будущего нет. Только логистика, поддерживание жизни, и ничего больше. Снабжение населения продуктами, товарами, электроэнергией. Никакой философии уже нет, все гонятся только за удовольствиями. Это жизнь без цели. Ничего не происходит на историческом уровне, нет развития больше.

-- А опера может сыграть здесь положительную роль?

-- Думаю, что больше не сможет. Опера попала в ловушку всеобщей меркантилизации. И она превращается в часть этой индустрии развлечений, как и всевозможные шоу, эстрадные концерты. Новшества касаются только поверхности, а не сути. На вечные ценности никто не обращает внимания. Речь идет о только о том, чтобы каждая постановка отличалась от предыдущей, интриговала и привлекала публику своей новизной, которая не имеет ничего общего с сутью искусства. Это своего рода извращение. Так что, я думаю, пока опера выкарабкивается из этой ловушки, она не может дать ничего положительного.

-- Это касается и Челябинского оперного театра?

-- Думаю, что ваша опера пока еще не находится в этой ловушке. Она может оказаться там, когда начнет регулярно выезжать за границу. Тогда руководство должно будет считаться с некоторыми правилами, которые или усвоишь, или не сможешь выезжать. Заграничные импресарио вмешиваются как в репертуарную политику, так и в саму постановку. Иногда они даже посылают своего режиссера. В итоге театр постепенно утрачивает самостоятельность. Знаю, что в венгерских и румынских театрах это уже происходит.

Комментарии
Комментариев пока нет