Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Вокруг стройки у памятника Курчатову кипят страсти

10.10.2014
Бизнесмены хотят построить здесь торгово-развлекательный комплекс. Руководство ЮУрГУ против.

Бизнесмены хотят построить здесь торгово-развлекательный комплекс. Руководство ЮУрГУ против. Но почему-то никто не поинтересовался мнением автора — Вардкеса Авакяна. А нашему выдающемуся скульптору, народному художнику России, награжденному за свое творчество орденом «Знак Почета», медалью «За доблестный труд», лауреату премии имени Г.С. Мосина есть что сказать.

Он сохранил мир…

— Видимо, настала пора кому-то напомнить, кто такой Игорь Васильевич Курчатов, - говорит Вардкес Айкович. — Величайший ученый, патриот, он работал в самые тяжелые годы, не жалея ни сил, ни здоровья. Надо было спасти страну, которой грозили атомной бомбой. Но Курчатов сохранил не только СССР, он сохранил мир. Ведь вдумайтесь: до сих пор никто не рискнул применять ядерное оружие. И мы не должны забывать, что такой гений был нашим земляком.

Перед тем как приступить к работе над памятником, я много читал о Курчатове. Я вообще люблю и уважаю людей, уровня которых мне не достичь. А Курчатов — мощная, грандиозная личность. Таковой и была идея монумента. Я предложил ее тогдашнему председателю горисполкома Леониду Николаевичу Лукашевичу. Это был конец 70-х годов. Лукашевич идею горячо поддержал, даже загорелся ею. Он ведь знал Курчатова лично.

Но в ту пору просто по желанию горисполкома даже памятник нельзя было поставить. Нужно было разрешение Совета министров, заключение совета по монументальному искусству. И вот однажды у меня в мастерской появился Вячеслав Иванович Кочемасов, заместитель председателя Совмина РСФСР. Ему очень понравились мои мысли и эскизы скульптуры. Я стал работать.

— Образ подвергался коррекции?

— Была масса вариантов, как в любой серьезной работе. Я остановился на том образе, который и был высечен в граните: Курчатов стоит как щит между двумя силами. Со мной работали три архитектора — Владимир Львович Глазырин, Борис Владимирович Петров, Илья Владимирович Талалай. Работали, надо сказать, с удовольствием.

…И спас городской бор

— Речь сразу шла об именно этом месте?

— Это идея Лукашевича. Он сказал: «Курчатов достоин встать в любом месте города. Пусть это будет конец проспекта Ленина». Мы очень обрадовались.

Кстати, благодаря памятнику сохранился наш бор. Если бы Курчатова не поставили, сейчас бы там высились дома и гудела дорога, уверен в этом. Были ведь разговоры, что надо продолжить проспект Ленина…

— А что было самым сложным в работе?

— Прежде чем идея была одобрена окончательно, мы должны были ее защитить перед экспертным советом при министерстве культуры РСФСР. Это самое серьезное испытание. Мы привезли в Москву метровый макет скульптуры. Отдельно ее фрагмент — портрет. И чертежи — архитектурную часть. На совете собрались именитые скульпторы и архитекторы. Первым выступал Олег Константинович Комов, знаменитый московский скульптор-монументалист. Он создавал образ Курчатова, глубоко в него проник. И вот он выступает: «Мне очень нравится то, что предлагает Авакян. Нужно полностью ему доверить. Мы его хорошо знаем. Пусть работает». Домой мы вернулись окрыленные.

Потенциальные взрывные силы

Возможно, у нас, челябинцев, глаз замылился. Мы привыкли к Курчатову, и даже не мыслим его другим. Но на самом деле его образ оригинален.

Вот как описывает памятник искусствовед Олег Кудзоев: «В. Авакян стремился к пределу обобщения, исключая все детали, которые могли бы в той или иной степени помешать восприятию основного содержания образа. Не случайно выбрана и строгая вертикальность статуи, прямая фронтальная направленность взгляда ученого. На внешности памятника нет никакой «живописной разбросанности» деталей, эффектных складок, намеков на движение, признаков ветра. Все продумано автором, строго выверено, «успокоено». В композиции произведения, при восприятии его с фронтальной точки, сильно ощутим принцип симметрии. Она заметна в постановке ног, в расположении рук, легких углублениях одежды, свободно свисающих рукавах шинели. Такая «организация» автором внешней формы не принуждает зрителя долго задерживать внимание на характере статуи, а дает возможность сосредоточиться на выражении лица ученого и полном внутренней силы жесте его рук.

Человеком долга, свершившим на поприще своей деятельности великий подвиг во имя нашей Родины, всех советских людей, предстает здесь И. В. Курчатов. Но он полон и тревожных раздумий о том, что могучие силы природы, открытые в процессе развития науки, могут быть использованы реакционными кругами и во вред самой жизни на Земле. Это сознание накладывает драматический оттенок на общее выражение лица ученого. Эмоционально напряженную атмосферу памятника в значительной степени поддерживают и архитектурные компоненты. Справа и слева от статуи установлены два высоких пилона. В их верхней части вмонтированы обращенные в сторону друг друга полусферы, обрамленные дугами — «энергетическими линиями», символизирующими потенциальные взрывные силы атомного ядра. Статуя ученого, находясь в пространстве между пилонами, как бы не дает возможности сблизиться этим силам и образовать «критическую массу».

К этому давно шли

— Неужели не было тех, кому ваш образ показался «неканоническим»?

— Ну как же! Говорили, почему борода обрезанная, почему одежда длинная. И, конечно, не всегда такие разговоры подразумевают только разность вкусов… Но вот я помню, как проходило обсуждение будущего памятника в обкоме. Тогда его первым секретарем был Геннадий Георгиевич Ведерников. Он дал возможность высказаться всем. А в конце взял слово сам: «Знаете, мы в этом глубоко ничего не понимаем. И никто потом не скажет, что эту работу делал Ведерников или Иванов, Петров… Ее делал Авакян». И уже обращаясь ко мне: «Вы как считаете нужным, так и заканчивайте. Если кто-нибудь будет мешать, звоните прямо ко мне». Вы знаете, редко бывает, когда руководитель так поднимает дух…

И, конечно, я не могу не вспомнить с благодарностью высокую оценку, которую дал нашему Курчатову великий скульптор Михаил Константинович Аникушин, чей памятник А.С. Пушкину стоит перед Русским музеем. Аникушину понравилась и сама работа, и то, как центральная улица города завершается памятником.

На это обращали внимание многие архитекторы, скульпторы и искусствоведы. Ведь проспект очень плавно «переходит» в памятник. Это не случайное решение, я всегда подчеркиваю, что скульптура и ее архитектурное обрамление невозможно разорвать. Это очень деликатная работа, заметьте — архитекторов было трое. Они, как никто осознавали степень ответственности.

Теперь вы понимаете, отчего мне так горько. Так называемые застройщики не просто прикопали к памятнику магазин. Теперь улица упирается в стену, а Курчатов — за стеной. Это стена между людьми и нашей историей.

— Но ведь застройщик заявляет, что возвышение над уровнем дорожного полотна составит «примерно два метра», а прежний рельеф имел возвышение «порядка 1,8 метра».

— Памятник 11 метров, а мы сделаем всего двухметровую стену. Ну, если памятник 11 метров, тогда чего мелочиться — ты делай стену в пять метров! Все равно фигура Курчатова будет где-то там торчать…

Нет, эти люди, которые вот так все портят, похабят, они не мне делают плохо, а своим детям. Они лишают их понимания, как выглядит хорошо, и как выглядит плохо. Но мне все больше кажется, что это не просто желание быстро заработать. Это серьезнее — уничижение нашей общей памяти.

К этому давно шли. Была ведь идея вообще убрать Курчатова. Не рискнули. Начали говорить, что Курчатов сделан из бетона. А ведь этот гранит, его привезли из Карелии. Очень ценный гранит! Потом перед Курчатовым выставили дельфинарий. И не когда-то, а в дни юбилея Победы. Праздник прошел, и дельфинарий исчез. Случайность? Это ли не вредители? Однажды мне позвонили: «Постамент чистят огнем». Как огнем? Гранит? Да он же станет цвета обычного бетона! А потом начнет разрушаться. Хорошо, я успел вмешаться. Вот так постепенно подбирались к памятнику.

Мне говорят люди: «Вы автор — почему молчите?» Мне почти 83. Сейчас я — никто. Я уже не автор, авторы — они, которые поставили себе памятник этой стеной, и те, кто подписывал такое решение.

— Городские власти утверждают, что памятник испортили ребята, которые катаются там на велосипедах и скейтбордах. А теперь застройщики сделают благо и за свои деньги приведут площадь перед Курчатовым в порядок.

— А разве не город обязан поддерживать порядок? При чем здесь бизнесмены? Что касается ребят, да, там всегда много молодежи. И я получал всегда огромное удовольствие, видя это. Они любили это место. Играли в футбол, катались на великах? Ну и хорошо, для здоровья полезно! А теперь им предложат спуститься в подземелье смотреть телевизор и есть гамбургеры. И нести свою копеечку тем, кому все время мало, мало…

Комментарии
Комментариев пока нет