Новости

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Буханка хлеба на выпускном вечере

06.11.2014
Девочка из Бобруйска попала в Челябинск в эвакуацию и стала одним из самых известных врачей Южного Урала.

Девочка из Бобруйска попала в Челябинск в эвакуацию и стала одним из самых известных врачей Южного Урала.

Дина Шапиро - самый известный невролог Челябинской области.

Удостоена национальной премии “Призвание” в номинации “За верность профессии”. Эта награда вручается тем, кто проработал в медицине не менее полувека. Дина Израилевна побила все рекорды: ее стаж 62 года. Почти всю жизнь она проработала в Челябинской областной больнице, была главным невропатологом области. Ее ученики работают не только в клиниках Южного Урала и России, но и в других странах - Америке, Швеции, Грузии, Израиле, государствах Балтии. Среди них экс-министр здравоохранения области Виктор Шепелев, главный невролог Челябинской области Галина Бельская, главврач областной больницы Дмитрий Альтман и многие другие. Все, кто знаком с этой женщиной, восхищаются ее эрудицией, умом, юмором.

Но немногие знают, что она - беженка, чудом выжившая в первые дни Великой Отечественной войны. Дина была старостой самого первого курса Челябинского мединститута. Об этих страницах жизни мы и попросили ее рассказать.

•Первый день войны

На 22 июня 1941 года в Белоруссии было назначено открытие нового пионерского лагеря, куда, подобно «Артеку», брали только отличников. Поднять флаг на торжественной линейке должна была активистка, круглая отличница и красавица с двумя роскошными косами Дина Шапиро.

Галстуки в то время шили из сатина. Но семикласснице Дине так хотелось поразить воображение всех девчонок настоящим, крепдешиновым. Она заказала его старшей сестре, учившейся в Ленинградском университете. Та прислала галстук в конверте. До позднего вечера Дина любовно разглаживала складки алой струящейся ткани.

В четыре утра она проснулась от какого-то шума. Ребята в простынях вывалились из домиков и палаток. Все смотрели в небо. «Видишь, сколько планеров, - объяснил ей кто-то. - Учения начались, военная тревога». Собственными глазами они видели начало войны, даже не подозревая об этом. В небе вспыхнул и загорелся самолет - учатся по-настоящему, решили ребята.

В полдень, когда Дина завязывала свой красивый галстук, вместо маршей по радио вдруг началось выступление Молотова: «Сегодня, в 4 часа утра, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну...»

К торжественной линейке со всей Белоруссии приехали родители. «Сидите здесь, в лесу. Вас никто не тронет. А через недельку все кончится», - уговаривали они детей.

Но напряжение и тревога не отпускали. Ребята побежали в избушку к местным жителям. По радио передавали, что бомбят Минск. Тогда 14-летняя Дина приняла свое первое взрослое решение. Оставила чемоданчик девочкам, вышла на дорогу, остановила машину. И поехала домой в Бобруйск.

Она не узнала родной двор - уже на второй день войны он был изрыт окопами, в которых прятались соседи. Родители были на работе, все вещи в квартире связаны в узлы.

26 июня в Бобруйск входили немцы. Отец прибежал домой уже в шинели. «Собирай дочку и немедленно уходите! - скомандовал матери. - Через 20 минут немцы будут в городе. Коммунистов, евреев, военнослужащих и их семьи расстреливают сразу».

Мама взяла с собой буханку хлеба, головку сахара в синей бумаге и пару белья. Она все не могла решить, брать ли зонтик. Отец буквально выгнал их из дома. Они вышли с легкой сумкой на несколько дней. А ушли навсегда.

•Дороги эвакуации

Потом была страшная эвакуация. 200 километров они шли пешком. Дина прихватила с собой велосипед и никак не могла с ним расстаться. Но ехать по шоссе было нельзя: над ними на бреющем полете кружили самолеты и в упор расстреливали людей. Девочка впервые видела убитых, раненых.

Они с мамой свернули в лес, велосипед пришлось бросить. Стояла жара, все цвело. Очень хотелось пить. Но на всех колодцах было написано: «Отравлено». И они пили воду из болот. У Дины начался стоматит, воспаление десен, поднялась высокая температура.

С огромным трудом мама довела ее ночью до деревушки Хоботово в Тамбовской области. Постучала в первый дом на околице: «Я врач. Со мной дочка, она заболела. Где можно переночевать?»

- Никогда не забуду ответ хозяйки: «Что там искать? Вон у нас какая изба большая! Занимайте угол и живите, - рассказывает Дина Израилевна. - Кто бы сейчас пустил в свой дом среди ночи незнакомых людей да еще с больным ребенком?..

Они прожили здесь до декабря. А потом отец сообщил с фронта, что готовится наступление на Москву - надо уезжать. Его родной брат дядя Лева жил в Челябинске, заведовал гороно. К нему и поехали мать с дочерью в битком набитых товарных вагонах.

Когда они добрались до Челябинска, дядя был уже на фронте, а тетка им не очень обрадовалась. Мама Дины была человеком очень щепетильным, гордым, закончила университет в Варшаве. В тот же день, несмотря на усталость после долгой дороги, она получила в облздраве направление на работу и уехала в Уфалей. А тетку попросила оставить Дину в Челябинске, ведь ей нужно было учиться.

Тетя жила в доме на проспекте Ленина (в нем когда-то был магазин «Золотой ключик»), рядом первая школа. Впервые в жизни Дине пришлось самой хлопотать за себя. Никаких документов у нее не было.

«Что же ты не могла бумажку с собой взять? - ахнула директриса школы Софья Яковлевна Файвышевская. - Как я тебя приму?» Она, взрослый человек, даже не догадывалась, что такое война, бегство, немцы в 20 километрах от твоего дома. Она зачислила Дину в восьмой класс «до первой двойки», сказав, что сразу переведет классом ниже.

Конечно, ни о каких двойках не было и речи, школу Дина Шапиро закончила с отличием.

•Есть хочется

Ребят было много, в том числе эвакуированных. В школе учились дети артистов Малого театра. Занятия шли в три смены, их смена начиналась в пять вечера. Свое единственное опоздание на уроки Дина запомнила на всю жизнь.

К тому времени в квартире тетки собралось 14 человек родни от стариков до новорожденного со всей страны. Хозяйка отдала им одну комнату, в другой жила сама с детьми.

Обязанностью Дины было покупать хлеб. Ее будили в пять утра и отправляли в магазин. Зажав в кулаке карточки, девочка выстаивала громадную очередь, чтобы получить по 300 граммов хлеба на иждивенца. Потом мчалась домой, чтобы накормить всех, съедала свой кусок и бежала в школу.

«К третьей смене не могла выспаться?» - ехидно встретила ее учительница физики. И выставила из класса.

Было очень обидно. Дина стояла у окна и горько плакала. Мимо шла директор: «Что такое?» Захлебываясь, девочка рассказала ей все. Она завела ее в класс, сказав физичке: «Пусть занимается, а вы зайдите ко мне после урока».

Никаких эксцессов в школе у нее больше не было.

Однажды около гостиницы «Южный Урал» в троллейбусной давке женщина уронила сумочку. Дина открыла ее - там была куча хлебных карточек и открыточка с адресом хозяйки. У всегда голодной девчонки даже мысли ни на миг не возникло оставить эти карточки себе. Дина тут же поехала на улицу Пушкина, отыскала эту женщину и вернула ей сумочку. Она так рыдала! Ведь без хлебных карточек семью ждала голодная смерть. В магазинах тогда ничего не было.

Другой обязанностью Дины было приносить письма из почтового ящика. Одна из ее теток была на последних месяцах беременности. Муж ее, очень способный человек, в 36 лет стал профессором. И хотя его не брали в армию (был очень близорук), добровольцем ушел на фронт. И вот она несет Татьяне Николаевне треугольник с фронта. Женщина резала хлеб и попросила Дину прочитать письмо. До сих пор она помнит его до последней буквы: «Дорогая Татьяна! Я погиб в смертельной схватке с врагом. За счастье своей Родины не жалко отдать жизнь. На детей постарайся получить пенсию. Если родится сын, назови Виктором, если дочь - Викторией. Я верю, что мы победим!»

Оказывается, перед тяжелым боем каждый на всякий случай писал прощальное письмо домой. Его-то и доставили тете с того света.

15-летняя Дина и сама не заметила, как за один год войны стала взрослой.

- В школе в большую перемену нам давали булочку. Знали бы вы, с каким нетерпением мы ждали этой переменки!

Но однажды классная руководительница предложила отдать сегодняшние булочки раненым в госпиталь. Весь класс с тяжелым вздохом поднял руки.

•Выпускной вечер

После окончания восьмого класса Дина вынуждена была уехать к маме в Нижний Уфалей. Ей просто не в чем было ходить, платье износилось совершенно.

- Хорошо помню: в Уфалее сдашь ведро грибов в магазин - можно получить очень ценные вещи: коробок спичек (50 штук) или полкуска хозяйственного мыла, или 100 граммов керосина, - вспоминает Дина Израилевна. - Тогда я научилась собирать грибы и люблю это по сей день.

Девчонка спокойно уходила одна далеко в лес. Однажды заблудилась. Чтобы не напал медведь, забралась на высокую поленницу и там переночевала. А утром увидела сверху заводские трубы и сориентировалась.

Девятый класс ей пришлось заканчивать заочно в свердловской школе. Но десятый - выпускной, нужно было возвращаться в Челябинск.

Дина закончила школу, получив аттестат с отличием. На выпускной вечер ее собирала вся родня. Одна тетка дала туфли, другая - нейлоновые чулки, третья - платье.

Чтобы накрыть праздничный стол, каждый выпускник отрезал один талончик от своей пайки. И у них получилось несколько буханок хлеба. А на закуску сделали винегрет.

Много лет спустя к Шапиро пришли две девочки из первой школы. «Какое у вас самое яркое воспоминание о выпускном вечере?» - расспрашивали они. Дина Израилевна очень разочаровала их, честно ответив: «Целые буханки хлеба на столе. Мы так привыкли получать свою крошечную норму, что и на выпускном резали хлеб от буханки маленькими кусочками».

Как удалось им выжить в этом постоянном холоде, голоде, без всяких витаминов, овощей и фруктов? Она вспоминает, что дочка тетки встретила их, грызя сырую картофелину - самый главный витамин на Урале. Впрочем, в военные годы почему-то не простужались, не болели гриппом. И, между прочим, не ссорились, не было в их тесном общежитии ни ругани, ни склок, ни скандалов.

•Звездные профессора

В Челябинский мединститут круглую отличницу взяли без экзаменов. За парты они сели в сентябре 1944 года в четырехэтажном здании школы на улице Коммуны, 35. В только что открывшемся институте был один лечебный факультет. На первом курсе - 300 человек, из них только пять-шесть парней.

Преподавательский состав был потрясающий. В эвакуации в Челябинске собрались блистательные профессора не только из захваченной фашистами Украины, но и из Москвы, Ленинграда, Казани. Некоторые имели дипломы Сорбонны, Цюриха, были известными учеными, свободно владели несколькими языками.

Профессор Павел Лукомский станет академиком, главным терапевтом СССР, редактором журнала «Кардиология», возглавит Всесоюзное общество кардиологов.

Дина занималась у Павла Евгеньевича в терапевтическом кружке. Как-то нужно было перевести с немецкого научную статью. «Придете ко мне домой в семь вечера», - сказал ей Лукомский. Дверь ей открыла экономка. Профессор запросто, с листа перевел студентке статью.

«Я помню, как мы провожали Лукомского в Москву, - рассказывает Дина Израилевна. - Мальчишки наломали сирени. И я как староста курса преподносила ему букет. Он поцеловал меня на прощание. Все потом смеялись: не умывайся, сохрани поцелуй светила».

Лекции им читал и блестящий хирург профессор Соломон Моисеевич Калмановский. Высокий, статный, красивый, он был любимцем всех студенток. Когда он тяжело заболел, навестить знаменитого дядю из Москвы приехал композитор Эдуард Калмановский. Он был растроган отношением врачей и медсестер к умирающему и подарил им песню «Люди в белых халатах», ставшую гимном областной больницы.

Профессор от Бога, великолепный диагност Михаил Вениаминович Бургсдорф воспитал целую плеяду учеников, возглавлявших кафедры практически всех вузов Советского Союза. Он носил очки, бородку клинышком и был чрезвычайно рассеян. Как-то ушел из института в чужом плаще - другого цвета, фасона и даже не спохватился. Впрочем, хозяин плаща профессор Шиманский заметил пропажу, только не обнаружив в карманах папирос.

«Константин Владиславович Шиманский - мой Учитель, коренной ленинградец, в Челябинске заведовал кафедрой нервных болезней. В годы войны он занимался опухолями головного мозга. Был приглашен в НИИ нейрохирургии имени Поленова возглавить отдел и вернулся в Ленинград, о котором мог рассказывать бесконечно».

Дина Израилевна продолжает перечислять имена своих преподавателей, которых невозможно забыть и 70 лет спустя.

Комментарии
Комментариев пока нет