Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Челябинцы всех времен

18.06.2004
Мы продолжаем тысячи безымянных земляков

Так устроено в нашем мире: тысячи и тысячи людей живут негромко и уходят бесследно. В лучшем случае их смутный образ недолго подержит память внуков, а на правнуках родственная нить оборвется на веки вечные. На кладбищах Челябинска, многие из которых застроены, истлевают косточки безымянных челябинцев былых времен. Молодые и старые, богатые и бедные, добрые и злые, грешные и праведные, счастливые и несчастные - они когда-то жили под этим небом, на этой земле, у этой реки, у этого бора. Теперь не различить их лиц, и если заставить себя что-то вообразить, то все равно ничего не увидеть, разве что некую размытую массу ушедших.

Мы продолжаем тысячи безымянных земляков

Так устроено в нашем мире: тысячи и тысячи людей живут негромко и уходят бесследно. В лучшем случае их смутный образ недолго подержит память внуков, а на правнуках родственная нить оборвется на веки вечные. На кладбищах Челябинска, многие из которых застроены, истлевают косточки безымянных челябинцев былых времен. Молодые и старые, богатые и бедные, добрые и злые, грешные и праведные, счастливые и несчастные - они когда-то жили под этим небом, на этой земле, у этой реки, у этого бора. Теперь не различить их лиц, и если заставить себя что-то вообразить, то все равно ничего не увидеть, разве что некую размытую массу ушедших...

Но какие-то имена (и даже отпечатки лиц) время уберегает. Чья-то известность - с перерывом или без перерыва - продолжается и после смерти, чье-то имя нечаянно сохранила бумага, а иным дана посмертная "слава" за постыдные дела. Наверное, были и такие, кто заслужил благодарную память потомков, но забыт.

Вы знаете, кто такой И. Мокшин? Не знаете. А он был в свое время самым известным печником Челябинска. Говорит ли вам о чем-нибудь фамилия Ожимков? Ваша память молчит. А в свое время город не мог не знать П. Ожимкова, владельца ресторана "Россия" на острове (две сцены, одна открытая, мужской и женский хоры, балалаечники и пр.). А поэт В. Яковлев? В свое время он был известен под псевдонимом Ветров как автор некогда нашумевшей поэмы "Кедровый дух". А Г. Моргулис, создатель симфонического оркестра? Или Ф. Катаев, фотограф, который, помимо всего прочего, снимал пушкинские торжества в Челябинске в 1899 году? Многим в свое время был знаком билетный кассир на вокзале М. Журин. Незнаком нам и присяжный поверенный Е. Снежков, и преподаватель французского языка Ю. Блаже, и первый распорядитель ломбарда И. Протасов, и популярный актер И. Сметанин-Уральский, и баянист В. Крылов, и первый шофер города З. Деньгин, водивший машину купца П. Степанова. А еще в Челябинске жили священник В. Земляницын, мещанин Н. Смолин, атаман М. Казанцев, казак А. Баландин, канцелярист Н. Попов, отставной солдат Ф. Яковлев.

Есть и другие примеры. Например, В.Гартевельд вспоминает: "Самым любопытным, для меня лично, в Челябинске осталась в памяти гостиница "Метрополь", где я остановился, и ее хозяин Поляков". Оказывается, Поляков - московский шулер, высланный за мошенничество, "которого как-то "под утро" сильно били в одном из московских игорных притонов" и который "своих постояльцев в гостинице не раз усыплял каким-то дурманом и затем грабил".

Только случай сохранил бумагу, в которой значилось, что крестьянин Чичин подрядился мещанину В.Рылееву за 450 рублей сломать старый дом и поставить на другое место - "работать на своем коште и провизии", "работу начать 1 мая и закончить в сентябре".

Среди других не потерялось и имя мальчика Газизова - крестьянского сына, с детства пристрастившегося к музыке, который на конкурсе народных музыкантов в 1927 году покорил публику игрой на скрипке собственного изготовления.

Больше известны купцы. Кто-то остался в городе своими магазинами (Яушев, Валеев), кто-то мельницами (Архипов, Чикин), кто-то храмами (Перцев, Ахматов). Cтаринные дома на улице Кирова, обретшие вторую жизнь, "подарены" нам купцами Шарловым, Семеиным, Холодовым, Злоказовым, о чем мало кто помнит. Забыто, что купец Максим Сидорович Ахматов дал 2000 рублей на богадельню, за что одну из улиц (теперь это часть улицы Свободы) назвали Ахматовской, правда, временно. На его же деньги был куплен дом для лазарета, от которого, собственно, и берет начало городская больница. Другой купец, Иван Андреевич Боровинский, пожертвовал деньги на обустройство больницы - на кровати, столики и все остальное. Доподлинно известно, что жил он на Уфимской улице, в собственном каменном доме, в семь комнат, в два этажа. В то время в городе было только три каменных дома, один из которых принадлежал И. Боровинскому, что неудивительно: он был, может быть, самым богатым человеком в городе. Его брат С. Боровинский как раз в пугачевские годы служил бургомистром, потом городским головой, его заслуги были отмечены правом именоваться "Ваше степенство", а в 1787 году он был назван именитым гражданином, что, впрочем, не помешало через год выслать его из Челябинска за какие-то прегрешения.

Между прочим, купец А. Бороздин (владелец двух домов, мыловаренного промысла, лавки в гостином дворе) прослыл в городе как борец с коррупцией и экономическими преступлениями: он пытался привлечь к ответственности собственников, которые хитростью уходили от уплаты налогов.

Достойны остаться в истории Челябинска имена врача В. Жуковского, городского головы А. Бейвеля, предпринимателя В. Покровского, купца В. Колбина, краеведов И. Горохова и Н. Чернавского, писателей А. Туркина и Ю. Либединского, художников Н. Русакова и И. Вандышева - всех, разумеется, не перечислить.

Из челябинцев ушедших лет моему сердцу более других мил Михаил Голубых. Он учился в реальном училище - в красном здании на улице Красной. Закончить университет не дала война, от книг оторвала, облачила в мундир прапорщика. В нем он и стоит на фотографии 1917 года у Народного дома, у лестницы, справа - вместе со всеми депутатами Совета, усевшимися на ступени. Невысокий (а кто тогда был высоким?), в фуражке с коротким козырьком, в выцветшей гимнастерке с погонами, в темном галифе и длинных, до колен сапогах - он стоит рядом с женой Цвиллинга и смотрит в объектив, как в вечность. Михаил Дмитриевич прожил 74 года, хотя мог не раз погибнуть в юности, при Колчаке, а потом в гражданской войне: Урал, Каховка, Перекоп... И репрессии не обошли его стороной, хотя и не сгубили. Михаил Голубых, участник партизанского рейда Блюхера, написал об этом походе книгу "Лава". Одно лето (в 20-е годы) он прожил в Тимофеевке и написал ее "портрет" - книгу "Казачья деревня". Голубых успел поработать и редактором нашей газеты. В возрасте 44 лет он закончил вечернее отделение пединститута в Челябинске, а в 57 лет защитил кандидатскую диссертацию.

Память о людях, о предках - это и есть история. Но делается она не только теми, кто не забыт, а всеми без исключения и, не боюсь ошибиться, более безымянными, чем именными и именитыми. Так что не беда, если и мы уйдем бесследно: на том свете слава не студит и не греет.

Михаил ФОНОТОВ

Комментарии
Комментариев пока нет