Новости

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Рюдигер фон Верзен: "Хочу поработать с Батановым!"

23.06.2004
Всемирно известный немецкий врач прилетел за опытом к челябинскому коллеге

Нина ЧИСТОСЕРДОВА
Челябинск

В Челябинск приехал Вальтер Артур Рюдигер фон Верзен - личность уникальная. Больные Европы молятся за этого смелого хирурга, вернувшего их к полноценной жизни. А для ученых всего мира он - признанный авторитет в биотехнологиях, блистательный исследователь, которому еще в 70-е годы удалось успешно решить проблему консервации сердца при его пересадке.
Герр фон Верзен и в поступках своих непредсказуем. Он был директором знаменитого пластического института "Шаритэ", но ушел из него, чтобы создать свой независимый Немецкий институт клеток и тканей, которым руководит вот уже десятый год.

Всемирно известный немецкий врач прилетел за опытом к челябинскому коллеге

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Челябинск

В Челябинск приехал Вальтер Артур Рюдигер фон Верзен - личность уникальная. Больные Европы молятся за этого смелого хирурга, вернувшего их к полноценной жизни. А для ученых всего мира он - признанный авторитет в биотехнологиях, блистательный исследователь, которому еще в 70-е годы удалось успешно решить проблему консервации сердца при его пересадке.

Герр фон Верзен и в поступках своих непредсказуем. Он был директором знаменитого пластического института "Шаритэ", но ушел из него, чтобы создать свой независимый Немецкий институт клеток и тканей, которым руководит вот уже десятый год.

Трудно перечислить все звания и регалии 53-летнего профессора, возглавляющего экспертную группу ООН, члена совета Всемирной организации здравоохранения, эксперта Европейской комиссии по медицине. И это светило вдруг летит в Челябинск на один день ("Другим временем я не располагаю, меня ждут больные"), чтобы познакомиться с заведующим лабораторией провинциальной больницы, о котором у нас-то в области мало кто знает. "Челябинскому рабочему" удалось взять эксклюзивное интервью у звездного доктора Рюдигера фон Верзена.

-- Что привело вас в Челябинск?

-- Мы получили информацию по Интернету об очень интересных разработках доктора Батанова, который живет в вашем городе. Во многих вопросах он является пионером, первооткрывателем в области биотехнологий. Он идет теми же путями, что и наш институт, но у него есть много изюминок, которых нет у нас как у массового производства. Кроме того, он - практик, добился впечатляющих клинических результатов, причем очень широкого спектра. Вот я и прилетел в Челябинск, чтобы определить, возможны ли наши совместные исследования и в каких моментах это сотрудничество наиболее эффективно.

-- Наша газета полгода назад ("Челябинский рабочий" от 9.12.2003 года, "Клетки бессмертия") рассказала об успешных экспериментально-клинических исследованиях руководителя городского биомедицинского центра горбольницы N 9 кандидата медицинских наук Алексея Николаевича Батанова. С коллегами-энтузиастами ему удалось добиться удивительных результатов в лечении печени, детского церебрального паралича, сердечно-сосудистых и неврологических заболеваний, а также всевозможных ран, язв с помощью фетальных клеток. Но это, как ни странно, заинтересовало лишь больных людей. Он очень ждал поддержки ученых-медиков, власти. Но впустую. По-русски это называется: "Нет пророка в своем Отечестве".

-- Это вполне объяснимо консерватизмом вашей официальной медицины, а также необходимостью вкладывать в эти пионерские исследования немалые деньги. Я сам с этим столкнулся еще в ГДР и в СССР тоже. У нас была интереснейшая совместная работа с центром подготовки космонавтов. Мы изучали лечение переломов костей в состоянии невесомости. Результаты обещали быть потрясающими, но программа была сорвана вашей стороной (причем даже без особых объяснений).

Чтобы иметь постоянные средства для научных исследований, мы и создали свой независимый институт, который основан в 1993 году после слияния двух универсальных банков тканей Германии - Берлинского и Лейпцигского.

-- Чем же ваш институт занимается?

-- У него два отделения. Первое - тканевый банк, который обслуживает 500 больниц Европы. Второе направление - биотехнологии. Мы выращиваем собственные клетки пациентов. Поступает, например, в больницу человек с 80-процентным ожогом кожи...

-- Но ведь такие больные не выживают!

-- Раньше, действительно, они были обречены. А сейчас мы берем 5 квадратных сантиметров собственной здоровой кожи пациента и наращиваем сколько ему необходимо - вплоть до квадратного метра. Таким образом спасаем самых безнадежных больных, пострадавших в авариях, на пожарах, получивших страшные травмы. Я же вам говорил, что мы работаем в одном направлении с доктором Батановым. Он тоже ставит на ноги инвалидов.

Моя докторская диссертация посвящена лечению костей. Наши препараты спасают людей от ампутации, стимулируя образование новой кости, срастание сломанной и т.д. Только в ортопедии у нас 10 тысяч вылеченных, спасенных от инвалидности пациентов. Представляете, какая экономия средств для государства! Я уж не говорю о тысячах людей с незаживающими ранами (трофические язвы, пролежни, страшные рубцы, отсутствие кожи), которым мы помогли улучшить качество жизни.

-- Ваши методики, наверное, очень эффективны для омоложения, эстетических операций?

-- Наш институт создан не для того, чтобы делать богатых людей моложе и краше. Мы занимаемся гораздо более важными вещами.

-- Вы, по сути, научились клонировать ткани, ведете ли вы дальнейшие исследования?

-- Нет (очень сухо - Н.Ч.). Заниматься клонированием в Германии и во всей Европе нельзя, запрещено законом.

-- Но ведь вы же теперь можете выращивать целые органы! Таким образом отпадает необходимость создания искусственных почки, печени и т.д.

-- Нет, этого мы пока не можем. Но аппарат искусственной печени - это действительно уже вчерашний день. Потому что гораздо проще ввести печеночные клетки (например, от нескольких доноров), которые отлично выполняют все функции органа, пока не подойдет очередь для трансплантации печени.

-- Но все, что касается пересадки органов, в России, как правило, сопровождается скандалом и всевозможными слухами. Только что у нас было возбуждено уголовное дело против врачей, изъявших почку у якобы еще живого пациента.

-- Привлечь бы к суду хотя бы одного журналиста за ваши фантазии, погоню за сенсацией, раздувание сплетен. Понятно, что за этим стоят опять же деньги: рост тиража, газетный бум. Но как же мы, врачи всего мира, не любим иметь дело с вашим братом. Спекуляции прессы приводят к очень тяжелым последствиям. Приведу только один такой пример. Восемь лет назад в Чешской республике произошел якобы криминальный случай пересадки органов. Речь шла о единственном случае, в одной больнице, доказательств так и не оказалось. Но трансплантация органов была запрещена во всей стране на многие годы. Пострадали и погибли сотни больных людей, другие вынуждены были ехать за границу на операцию. Вот почему очень важна законодательная база, защищающая права граждан, этические принципы общества. Горжусь тем, что у нашего института уже почти десять лет статус общественно полезного. Мы прозрачны и для прессы (в Германии тоже хватает папарацци), и для государства, проверки у нас постоянны. Кроме того, наш закон о трансплантации позволяет забор тканей только с разрешения семьи.

Меня удивляет другое: почему СМИ зациклились на пересадке органов. Вы поймите: это, как правило, связано с очень большим риском для больного. Ведь до сих пор в мире процент несовместимости, неприживаемости чужого органа составляет 99,9 процента плюс масса других медицинских моментов. На всей планете в год трансплантируется 15-22 тысячи органов. Но за этот же год - ткани трансплантируются 3,5 миллионам. Видите разницу? А безопасность и качество при этом гарантируются. Во всяком случае в практике нашего института с 1985 года, когда мы начали этим заниматься на потоке, не было ни единой инфекции. Хотя мы провели более 250 тысяч трансплантаций. И у вашего доктора Батанова тоже нет ни одного отрицательного случая. (Оба врача одновременно постучали по дереву - медицина не терпит самоуверенности).

-- Вы договорились с ним о сотрудничестве?

-- А вы полагаете, я летел сюда к вам шесть часов только, чтобы познакомиться? Сотрудничество наше может быть очень эффективным. Но моя практика показывает, что 1+1 очень редко в сумме дает 2 - может быть ноль, три или пять. Эту сенсацию мы преподнесем вам в другой свой визит. А пока приглашаю доктора Батанова к нам в институт - лучше увидеть все собственными глазами.

-- Тогда скажите хотя бы: вы займетесь сугубо научными исследованиями?

-- Наука без практики пуста. Я же хирург и травматолог по специальности.

-- Но ваша первая диссертация о консервации сердца осталась лишь научной работой.

-- Разработанные мною методы замораживания без разрушения кристаллов воды (при минус 200 градусах) используются сегодня другими учеными для консервации почек при их пересадке.

-- Герр фон Верзен, у нас получился очень серьезный разговор, а вы как хирург должны быть веселым человеком. Расскажите напоследок какой-нибудь забавный случай из вашей большой практики.

-- Это было еще в институте "Шаритэ", когда мы делали первое аортокоронарное шунтирование сердца. Случай был тяжелый, мужчина буквально погибал без операции. И вот на второй день после нее представительная комиссия приходит в палату, чтобы оценить состояние пациента. А палата пуста. Признаться, мы пережили шок: неужели потеряли больного? Персонал уверяет: все было нормально. Бросились искать. Нашли в парке перед больницей. Стоит там наш "умирающий" и с наслаждением курит. На второй день после кардиологической операции! Тогда, двадцать лет назад, даже нам, хирургам, это казалось чудом.

-- А сейчас один "укол" доктора Батанова спас нашего коллегу от шунтирования, вернув ему рабочую форму. Удачи вам в совместной работе! Тем более вон в какой проливной дождь вы ее начинаете.

-- Знаю я эту вашу примету - испытал на себе. Тридцать лет назад женился в такой же вот ливень. Оказалось, удачно: до сих пор вместе.

Комментарии
Комментариев пока нет