Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Где место для памятника «Сестричка»?

22.01.2015
По задумке авторов скульптура должна была стоять у Теплотехнического института.

По задумке авторов скульптура должна была стоять у Теплотехнического института.

Мне позвонил В.А. Полянский с просьбой поговорить о «Сестричке». Я догадался, о чем речь, согласился. Мы встретились.

- Владимир Александрович, простите, но, пожалуйста, несколько слов о себе.

- Я - частный предприниматель. Но случилось так, что стал руководителем творческого коллектива. В Челябинске мы работаем давно. В свое время нас активно поддерживал мэр города В.М. Тарасов. На нашем счету такие проекты, как реконструкция городского сада имени Пушкина. И парка Гагарина. Много лет мы отдали Кировке. А «Сестричка» - наша последняя работа.

- Хорошо бы сказать, кто входил в ваш коллектив?

- Я пригласил известного в городе архитектора Николая Николаевича Семейкина. У нас шесть скульпторов. Ребята из Челябинска, из Каслей, из Екатеринбурга работали на Кировке. Например, Розенбаум на Кировке - работа Кокотеева из Екатеринбурга.

- Вы были спонсором коллектива или его идеологом?

- И то, и другое. Что касается «Сестрички», то идея - моя. Я рассказал Семейкину, как я ее представляю, и он набросал эскиз. Потом скульптор Саша Иванов перенес эскиз в материал. Но…

Время - перевыборы. В городе менялась власть. Я знал, что если мы не сделаем «Сестричку» до перемен, то ее не будет никогда. Гипсовую модель, форму финансировал я. Из старых запасов.

Тарасов к тому времени уже ничем помочь не мог. К тому же в коллективе пошел разброд. Настроение у всех упало. Все знали, что без Тарасова дело не пойдет. Март, апрель - нет «Сестрички». Не получалось отлить скульптуру. Но кое-как справились. Хорошо помогла Анна Шарикова - великолепный скульптор. Между прочим, ей принадлежит скульптура девушки в скверике с фонтаном на улице Тимирязева между улицами Воровского и Елькина. Ее же памятник учительнице на Кировке. Анна довела и скульптуру «Сестрички» до отливки. И встал вопрос, как отливать. За чей счет. Тарасов познакомил меня с предпринимателем Александром Сергеевичем Калининым, который сейчас возглавляет общероссийскую общественную организацию «Опора России». Калинин оплатил отливку. Отлили в Екатеринбурге. В апреле привезли скульптуру. Недели две или три она стояла во дворе на улице Карла Маркса, там была моя мастерская. Меня все спрашивали: что она, здесь и будет стоять? Вот именно: где будет стоять «Сестричка»? Мое предложение было - у теплотехнического института, на проспекте Победы. Обратились в администрацию. Мне передали слова нового мэра Юревича: мол, очередному чугунному болвану места нет.

Мы-то готовили памятник к 60-летию Победы. А он… Даже не взглянул.

Помог Калинин и в этом вопросе. У него было место у своего офиса на проспекте Победы, выше теплотехнического института. «Ну что, Володя, - предложил мне Калинин, - давай ставить здесь, больше некуда». Конечно, место не то, но выхода не было. Поставили. Калинин оплатил благоустройство. Так и стоит там «Сестричка» до сих пор.

Женщины на войне… Медсестры, связистки, пулеметчицы, снайперы… Разве они не достойны памяти? Памятник воевавшей женщине - их в России вообще мало. А в Челябинске - один из первых. Но кто о нем знает? Я спрашивал знакомых, родных - не знают. Там ведь зона не пешеходная. А из окна трамвая или автобуса едва ли взгляд уловит «Сестричку».

Понимаете, мне этот памятник очень дорог, и я буду настаивать на своем. Моя мама не воевала, в годы войны она работала на ЧМК. Ее не взяли на фронт, потому что ей было только семнадцать лет. И я считаю, что «Сестричка» - памятник и моей маме, и тысячам других женщин.

Кстати, этот памятник городу не принадлежит. Он профинансирован мной и Калининым. И само место принадлежит Калинину.

- Можно сказать, что это частный памятник?

- Можно и так сказать. Город даже место не выделил для «Сестрички». А в этом году уже 70-летие Победы. Я считаю, что «Сестричка» должна стоять у теплотехнического института.

- Конечно, памятнику необходимо другое место. Вы настаиваете именно на месте перед теплотехническим институтом?

- А какое другое? Может быть, в парке «Победа»… Но и там нет подходящей, открытой площадки.

- А если на Алее Славы поискать место?

- Может быть.

- Видите ли, «Сестричка» - памятник, можно сказать, интимный. Ему необходимо какое-то уединение. К нему надо приходить, чтобы постоять в тишине, подумать. А у теплотехнического института место суетливое, торопливое…

- Я надеюсь, что нас услышат. Смутное время после Тарасова минуло, у власти теперь люди здравые. Производственники. Надежда на них.

,b>- Владимир Александрович, а вы по профессии кто?

- Строитель. У меня была строительная фирма. Мы много в Челябинске построили. Участвовали в реконструкции кинотеатра Пушкина. Ремонтировали оперный - когда в нем с потолка упала штукатурка. Строили здание милиции. Изолятор временного содержания. Городскую прокуратуру.

- А Кировка?

- Она пришла сама собой. Когда мы привели в порядок парк Гагарина в 2003 году - кстати, меня тогда признали человеком года, - у Тарасова возникла идея пешеходной улицы. Где-то за границей он видел такие улицы, украшенные скульптурами. Ему понравилось. И он взялся за Кировку.

С чего ее начинать? Я предложил: давайте сделаем нищего. За чей счет? Тогда было решено, что предприятия, которые выходят на Кировку, будут выделять деньги на обустройство улицы. А Альфа-банк - ни в какую. И мы решили посадить у банка нищего с кепкой.

Это была первая скульптура. И дело пошло. Не буду скромничать - многие идеи рождались в моей голове. У меня есть даже бумага от моих скульпторов, что я их полноценный соавтор.

Скажу еще об одном, о наболевшем. Когда-то перед кинотеатром «Родина» был фонтан. Из бетона. Круглая чаша и сейчас на месте. Летом в ней делают клумбу. Мы предложили свой проект: чугунное основание, а на нем, по бортику вокруг, - виды Челябинска. Но и здесь - молчок: ни да, ни нет.

- Может быть, потому молчок, что идея ста фонтанов Челябинска показалась чрезмерной?

- Но фонтан на Кировке, у оперного театра, построен. Чем он плох? Хороший фонтан. Но он не работает. Когда в первый раз его включили, оказалось, что не хватает воды. Я посмотрел - там по незнанию замуровали отверстия, предусмотренные проектом. Если его запустить, как было задумано, это никого не разочаровало бы, но фонтан так и остался сухим… Кстати, к нему не подведен водопровод - по проекту его надо заправлять весной из пожарной машины. Но до ума объект не довели. А ведь там стоят немецкое насосы, другое импортное оборудование.

- И что, Владимир Александрович, десять лет вы потеряли зря?

- Не сказать, что при Юревиче мы совсем не работали. При нем в Челябинск приезжали мэры городов. В их числе был и мэр Нижнего Новгорода. Он увидел Кировку и решил перехватить идею. После встречи с ним я поехал в Нижний. Мне показали центральную улицу, Покровскую. Ее-то наш коллектив и преобразил.

- Кстати, я видел ее.

- Видели? Там полицейский стоит - да? Коза?

- Да, да. Конечно, пешеходная улица в Нижнем выглядит роскошнее Кировки. Старинные дома там - не чета нашим. Что ни дом, то архитектурный шедевр. Такие фасады…

- Мы там хорошо поработали.

- Я ходил по этой улице и гадал, кто был первым - Челябинск или Нижний. Выходит, что Нижний Новгород перенял идею у Челябинска?

- Да, тот же коллектив, который работал на Кировке, благоустраивал улицу Покровскую. Все лепили здесь, отливали в Екатеринбурге, везли в Нижний. Вспоминаю, как мы прибыли с первым грузом.

Приехал мэр: «Выгружай». Первой выгрузили козу - у них там есть общегородской праздник «Веселая коза». А среди других скульптур - старик на лавочке у театра, в котором когда-то служил известный артист Евгений Евстигнеев. Его мы и вылепили. Посадили на лавочку. Мэр: «Вроде знакомое лицо». Я: «Так это ж Евстигнеев».

Признаться, был скандал. Нижний Новгород объявил конкурс, а мы привезли свои скульптуры. Город был уязвлен - не сами сделали.

Потом мы работали в Новороссийске. В порту. А у техникума поставили «Незнакомку». Перевели в бронзу картину Крамского «Неизвестная». Аня Шарикова лепила. Карету бронзовую отлили. Посадили в нее «Незнакомку»…

Работали и в Кустанае. Но подступил 2008 год, кризис, пришлось все свернуть.

- Владимир Александрович, так вы были популярным человеком?

- В известном смысле - да. Конечно, я не забываю про родной Челябинск. Еще и на Кировке не все сделано, что задумано.

- А что еще?

- «Ариэль» - наш? Наш. Почему не выставить на Кировке барельеф, посвященный «Ариэлю»? Стоит же там трубач Игорь Бурко из «Уральского диксиленда». Но я должен сказать, что на Кировке нет главной скульптуры - сталевара. У меня в мастерской стоит в гипсе скульптура сталевара. И место для нее примечено - ближе к улице Труда. Город-то наш металлургический…

- Мы и не догадывались, что у Кировки был такой резонанс.

- Когда Лужков приезжал, мы ему показали мяч с кепкой. Я ее на свои деньги отлил. Лужков был в восторге. Он приглашал меня в Москву: «Возьмись за мою Кировку». За Арбат то есть. Он же тогда пустой стоял.

Много чего мы затевали, но не все удалось осуществить. Для парка Терешковой с Семейкиным сделали великолепный проект летней эстрады. Но проект так и остался проектом. Занимались и «Поляной сказок» на ЧМЗ, а это, можно сказать, тоже гордость Челябинска.

Мечтали мы сделать Челябинск лучшим городом России…

P.S. На территории большого города есть, по крайней мере, два пространства, первое - жилое, житейское, повседневное, бытовое и второе -общее, соборное, праздничное, мемориальное, торжественное.

Памятник «Сестричка» - не на месте. Ему предназначено другое пространство.

А пока Сестричка сидит на двух ящиках из-под снарядов, как будто ждет, что кто-то подъедет и подберет ее. Она в солдатской гимнастерке, короткой юбчонке, в кирзовых сапогах. На плечи накинута фуфаечка. На коленях - букетик тюльпанов.

Она не знает, что ее ждет. В ее глазах - и надежда, и сожаление, и грусть. На груди - медалька. Она уже побывала в окопах, в дыму атак, под огнем. А впереди - одна неизвестность.

Сестричка ждет…

Комментарии
Комментариев пока нет