Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Почему хромают малыши?

01.07.2004
Замена рентгеновского облучения на УЗИ-диагностику поможет сохранить здоровье тысячам новорожденных, но...

Лидия ПАНФИЛОВА
Челябинск

Президент международной ассоциации специалистов ультразвуковой диагностики в  ортопедии профессор Р. Граф, которого считают живым классиком в этой области, давно не делает операций по поводу осложнений дисплазии тазобедренного сустава.

Замена рентгеновского облучения на УЗИ-диагностику поможет сохранить здоровье тысячам новорожденных, но...

Лидия ПАНФИЛОВА

Челябинск

Президент международной ассоциации специалистов ультразвуковой диагностики в ортопедии профессор Р. Граф, которого считают живым классиком в этой области, давно не делает операций по поводу осложнений дисплазии тазобедренного сустава. Чтобы не утратить профессиональных навыков, профессор ездит практиковать в малоразвитые страны. Дело в том, что в Европе проблемы дисплазии тазобедренных суставов больше нет. Эта патология ушла в прошлое, как оспа, чума, тиф. А на Южном Урале число таких больных растет год от года. Почему мы не используем опыт, который уже существует в мире и за многие годы доказал свою эффективность?

Заведующий кафедрой ультразвуковой диагностики УГМАДО, доктор медицинских наук, руководитель челябинского отделения Ассоциации врачей УЗИ А. Кинзерский, постоянно сталкивающийся с проблемой распознавания и лечения дисплазии тазобедренного сустава, имеет на этот счет свое мнение:

-- Начну с эпизода, каких на моей памяти десятки, - рассказывает Александр Юрьевич. - На днях ко мне на прием принесли 11-месячного ребенка. У него заботливые, грамотные и достаточно состоятельные родители, которые уделяют физическому развитию малыша много времени. Но, сделав свой первый шаг, ребенок захромал. Для матери это было громом среди ясного неба - ведь сына своевременно осматривали врачи всех специальностей... Оказалось, у мальчика тяжелая дисплазия тазобедренного сустава. Впереди долгое и трудное лечение, не исключено оперативное вмешательство.

-- Что это за болезнь и почему она развивается?

-- Это несформированность сустава, дефект внутриутробного развития. Согласно исследованиям украинских ученых, этим заболеванием в тяжелой форме страдает 10 новорожденных из 1000. Наша кафедра в течение нескольких месяцев проводила исследования новорожденных в трех родильных отделениях Челябинска и пришла к таким выводам: с тяжелыми дисплазиями у нас рождается 35-40 детей на 1000, а общее число, включая легкие формы патологии, составляет 10 процентов популяции. То есть этим заболеванием страдает каждый 10-й ребенок. Развитие дисплазии тазобедренного сустава четко связано с неблагополучной экологической обстановкой, промышленными выбросами, радиацией. Болезнь может протекать практически бессимптомно, но первый же шаг ребенка может обернуться вывихом, который долго и трудно лечится, а при неблагоприятном течении болезни или осложнениях приводит к некрозу головки сустава, хронической ограниченности движений, инвалидности. Если же распознать дисплазию в первую неделю жизни новорожденного, то к четырем-шести месяцам ребенок полностью выздоравливает. Причем лечение предлагается несложное - систематическая зарядка, правильный режим жизни и наблюдение специалиста. при тяжелых формах заболевания - несложные ортопедические конструкции, к которым новорожденный ребенок легко привыкает.

-- То есть проблема только в ранней диагностике?

-- Совершенно верно. Когда в странах Европейского Союза подсчитали, что у них тяжелой дисплазией страдает пятеро из тысячи родившихся, там приняли государственную скрининговую программу. Она заключается в том, что каждого новорожденного обследуют на предмет наличия дисплазии в первую неделю жизни. Первой из европейских стран такую программу ввела Австрия, где из-за популярности горнолыжного спорта лечению болезней опорно-двигательного аппарата традиционно уделяется много внимания. Там подсчитали, что хирургическое лечение одного осложнения дисплазии обходится дороже, чем организация скринингового обследования в половине страны. На следующий год после нововведения осложнений дисплазии тазобедренного сустава в Австрии не стало.

-- Что представляет собой скрининг?

-- Каждого младенца обследуют на УЗИ до того, как он выпишется домой с матерью. Само обследование занимает 30 секунд на сустав и ровно минуту на весь скрининг. Я прошел этот курс обучения у профессора Р. Графа и могу свидетельствовать, что методика действительно безупречна. А главное - она прошла проверку временем. Есть страны, которые используют свои методики, повторяющие те же принципы - 100-процентный УЗИ-скрининг в первую неделю жизни.

-- А в России какая практика?

-- Вместо УЗИ наши доктора используют рентгенодиагностику, методика которой создана еще в 1922 году. Она всем неплоха, но применять ее можно только с трех-, четырехмесячного возраста. Кроме того, рентгеновские аппараты у нас в большинстве старые, а ребенку вместо одного снимка иногда приходится делать три-четыре. Поэтому во время исследования он получает чудовищные дозы облучения области таза, где располагаются жизненно важные органы. В Европе рентген-исследования тазобедренных суставов детям до года проводятся в исключительных случаях и показания к ним оговорены законодательно. А у нас если мать усомнится в справедливости назначенного рентген-исследования, ортопед ей скажет: "Тогда я вас лечить не буду". И никто не сможет сказать этому врачу, что он не прав. Поэтому у нас принято лечить дисплазию с опозданием, которое и приводит к осложнениям и запущенным случаям. Врачи нашего центра, работающие с такими детьми, сталкиваются с этим постоянно, а родители сетуют: мы ничего не знали, нам сказали, что нужно подождать, пока ребенку исполнится три месяца, и только после этого сделать рентгеновский снимок. А если в шестимесячном возрасте форма дисплазии остается тяжелой, хирургическое вмешательство чаще всего неизбежно. В Челябинской области в последние годы таких операций практически не делают, надо ехать в Курган либо Санкт-Петербург.

-- Почему, по-вашему, в России не внедряется европейская методика ранней УЗИ-диагностики дисплазии?

-- Причина в косности наших ортопедов, нежелании менять привычки. В европейской методике все очень четко и жестко определено: такая-то разновидность патологии требует такого, а не иного лечения, такая-то степень - такого, а не иного, все расписано, завязано в единый алгоритм и требует от врачей только безукоризненно точного исполнения. А нашим ортопедам не по душе роль исполнителей, они все еще экспериментируют, изобретают велосипед, хотят полагаться на свое чутье, интуицию и т.д. Возможно, в этом не было бы ничего предосудительного, если бы речь не шла о здоровье детей. Но в данной ситуации каждый просчет врача оборачивается невосполнимыми потерями.

-- Если обобщить сказанное, то проблема успешного лечения дисплазии только в изменении мировоззрения специалистов?

-- Опыт врачей Киева, Санкт-Петербурга, Волгограда и некоторых других городов, где внедряются УЗИ-исследования новорожденных, говорит о том, что по большому счету у проблемы два аспекта - изменение позиции ортопедов и хирургов (невропатологи и педиатры давно на нашей стороне) и организационная сторона дела (соответствующий приказ областного министерства здравоохранения, решение об оплате дополнительной нагрузки специалистам и пр.). Что касается оборудования, то для первого этапа оно есть. Тем более, что для этого исследования не требуется никакой эксклюзивной дорогостоящей ультразвуковой аппаратуры, подходит любая, имеющаяся в роддомах. К сожалению, сегодня в Челябинске ситуация противоречит не только мировому опыту, но порой и здравому смыслу. Мы обучили неонатолога (специалист по новорожденным) одного из роддомов, и он без всякой оплаты обследовал на аппарате УЗИ всех появившихся на свет младенцев на предмет дисплазии тазобедренных суставов. Но в один прекрасный день пришла лицензионная комиссия и запретила ему это делать. Спрашивается, кто от этого выиграл?

Л. Полляк, главный ортопед Челябинской области:

-- Я совершенно согласен с А. Кинзерским: подвергать детей рентгеновскому облучению в регионе, где и без того "светится" каждый кустик, - неоправданный риск. Справедливо и то, что главными оппонентами метода ранней УЗИ-диагностики являются ортопеды и травматологи. Но обвинять их в этом трудно, так как в вузовской программе раздел рентгенодиагностики патологии опорно-двигательного аппарата доминирует. Поэтому даже молодые врачи имеют об ультразвуке самое общее представление, не говоря уже о специалистах старой школы.

Кроме того, "картинка" при рентгенодиагностике - буквальная, что называется, один в один. А изображение, полученное при УЗИ-исследовании, еще не каждый поймет. Причем даже наличие в службе одного специалиста-ультразвуковика не будет гарантией от ошибок и осложнений - его неточность будет по цепочке ретранслироваться другими специалистами. Они просто будут подписываться под его заключением, потому что не знают УЗИ.

Выход в том, чтобы серьезно обсудить проблему на медицинском уровне, издать соответствующие документы о массовом обучении УЗИ и, конечно, повышать квалификацию самих УЗИстов. В сегодняшней ситуации их ответственность за успешную диагностику и лечение болезней опорно-двигательного аппарата, как никогда, высока.

Комментарии
Комментариев пока нет