Новости

О мужчине, находящемся за рулем в нетрезвом виде, стражей порядка предупредили горожане.

Автолюбилельница на Skoda Octavia сбила коляску с четырехмесячным малышом на улице Корепина.

По предварительной информации, возгорание могло стать результатом поджега.

Четырнадцатилетняя девушка два месяца назад ударилась во время катания с ледяной горки и жаловалась на боль в ушибленном суставе.

Оно сможет выпускать продукцию, которая сейчас закупается за рубежом.

Инцидент произошел в Петроградском районе города минувшим вечером.

Инцидент произошел минувшим вечером на Шоссе Космонавтов.

Деньги предназначались для оплаты коммунальных услуг.

Агрессивного наркомана задержали сотрудники Росгвардии.

Учитывались разные аспекты проживания в регионе.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Степная Синташта

09.07.2004
На ее берегах люди живут четыре тысячи лет

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск-Бреды

Часть вторая
Только весной Синташта живет полноводно. Из 25 миллионов кубометров воды, которые она проносит за год, 22 миллиона - весеннее половодье. Скромная, тихая, незаметная в межень, весной она неузнаваемо преображается, наливается неожиданной силой, доверху заливает пойму и даже долину, необузданно своевольничает, сносит все преграды на своем пути, всласть буйствует, выносит из русла старые тростники, развешивает на тальниках клочья водорослей. Но коротка ее шальная удаль. Уже в мае она опять смирная, кроткая речушка, что называется, ниже травы и тише воды.

На ее берегах люди живут четыре тысячи лет

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск-Бреды

Часть вторая

Только весной Синташта живет полноводно. Из 25 миллионов кубометров воды, которые она проносит за год, 22 миллиона - весеннее половодье. Скромная, тихая, незаметная в межень, весной она неузнаваемо преображается, наливается неожиданной силой, доверху заливает пойму и даже долину, необузданно своевольничает, сносит все преграды на своем пути, всласть буйствует, выносит из русла старые тростники, развешивает на тальниках клочья водорослей. Но коротка ее шальная удаль. Уже в мае она опять смирная, кроткая речушка, что называется, ниже травы и тише воды.

Так бывает в степи почти каждую весну: после погожих дней марта вдруг налетает неукротимый буран, который многих застает врасплох. В марте 1963 года, ближе к вечеру, внезапная метель сорвала отару Кусталбая Мулдабекова с места и погнала ее в степь. Кусталбай нагнал ее в километре от заимки, но остановить не смог. Нельзя было повернуться к ветру лицом - мокрый снег прилипал к щекам, к глазам, не давал дышать. Казалось, ничего в мире не осталось, кроме истошных криков овец и свиста ветра. Кусталбаю стоило больших трудов обгонять отару, но овцы каждый раз "протекали" мимо, у его ног. Только у стога соломы, в затишье, овцы остановились. Прикрывшись полой тулупа, Кусталбай посмотрел на часы: шел второй час ночи. Вскоре ветер переменился, и отара, редея, снова "потекла" в сугробах.

Только к вечеру следующего дня Кусталбай, облепленный снегом и льдом, едва передвигающий ноги, уже без овец, в шуме ветра уловил гул мотора. Из метели на него надвигался трактор. Он стоял, будто прирос к снегу. Трактор остановился. "Куда идешь?" - спросил его тракторист. "В Рыминку". "Нет, Кусталбай, Рыминка в другой стороне".

На следующий день я приехал к Кусталбаю. Он был черен от метельного загара, не мог пошевелить потрескавшимися губами. Пропал и голос. В моем блокноте остался его хриплый шепот.

За Рымникским Синташта выглядит прекрасно. Отчасти ее "благополучие" объясняется подпором плотины, которая перегородила реку ближе к Бредам.

Не новость, что брединская степь бедна водой. Ее мало на поверхности, не налиты ею и подземелья. А та, что есть, солоновата. Белесые пятна солончаков сопровождают реку на всех ее ста километрах. Строго говоря, со степной реки нечего взять, кроме снеговой воды весеннего половодья. Если не перехватить ее, если отдать Тоболу, Оби и океану, значит, остаться ни с чем. Потому на Синташте и ее притоках, логах и суходолах много плотин. Чтобы напоить стадо коров, чтобы оросить кормовое поле, чтобы полить огороды или мальчишкам искупаться - без плотины никак.

Брединское водохранилище - самое большое. Его 45 миллионов кубометров воды хватает, чтобы напоить районный центр, а также целинные поселки к востоку от него - Маяк, Комсомольский, Андреевский. Однако с перестроечных лет эти поселки отказались от транзитной воды и вернулись к своим скважинам: так надежнее и дешевле.

Мастер водоочистной станции Валерий Николаевич Гневанов приводит нас к четырем шлюзам плотины. Все четыре створа заперты.

-- Вы ничего не оставляете реке?

-- Получается так.

Но получается не совсем. Всю реку не удается запереть. Синташта здесь не заканчивается насухо. Из-под щитов, в углах шлюзов, вода шумно и пенно выструивается и стекает вниз. Дренаж из-под плотины тоже что-то "отпускает". Собрав все течи, в зарослях тростника, молочая, вьюнка, сопровождаемая кустами лоха, Синташта в старом русле, едва живая, уходит от плотины.

На дне Брединского водохранилища остался город бронзового века, названный археологами Синташтой. "А рядом с городом, - цитирую археолога Г.Б. Здановича, - на высокой террасе реки, среди курганных усыпальниц, стоял, господствовал над всей округой огромный храм, воздвигнутый (как можно полагать) в честь Солнца. Между нами бездна в 3700 лет".

Теперь все под водой. Даже часть могильника, который не затоплен, мы не смогли найти: на берегу набрал рост рукотворный сосновый лес, в котором не найти концов.

А что в нем, в том "бронзовом" городе, виртуально восставшем из праха?

Наша, европейская, цивилизация берет начало от ариев. Это - факт. Не факт - откуда берут начало арии. В городе Синташта археологи находили "обычные" в раскопках вещи - инструменты из камня, бронзовые топоры и наконечники стрел, медную руду и шлак, керамику и кости, украшения. Конечно, всякая находка - в строку, но когда в могильной глине археологи увидели отпечаток колеса, а рядом камеру для колесницы, черепа лошадей и костяные псалии, тут впору было дать волю эмоциям, хотя ученому сие не подобает. Археолог Н. Виноградов: "Древнейшие из когда-либо найденных на планете колесниц, запряженных конями, найдены у нас, на Южном Урале". Точнее, на реке Синташта.

Колесницы загадали историкам загадку. Они привыкли считать, что где колесницы - там арии. А это - Средиземное море, Малая Азия, Греция и прежде всего Микены. Всеми признается (пока это так), что Микены - колыбель европейской цивилизации, и если найдено сходство Микен и Синташты, то необходимо найти, кто из ариев раньше и кто откуда и куда: из Микен - в Синташту или из Синташты - в Микены. Другими словами, где придумана боевая колесница и где укрощена и запряжена лошадь - в степях Евразии или на берегах Средиземного моря? Ответа нет. Но с города Синташта достаточно того, что он его, этот вопрос, поставил перед наукой. Потому Г.Б. Зданович назвал Синташту перекрестком мировой истории.

В центре Бредов, между двумя мостами, автомобильным и железнодорожным, подпертая Синташта разлилась широко, в два рукава, с большим островом между ними. Здесь она "показушная", а истинная - под мостом железной дороги, худенькая, в каменистом руслице, в сорных травах по берегам уходит к элеватору и дальше, вдоль тракта, на восток - к Казахстану.

Здесь-то и начинаются суховейные равнины. Небо оставляет степи только низкую линию горизонта. У поселка Маяк на берегах Синташты сереет низкая полынь и ниже ее, будто подстриженная, лебеда.

И все-таки брединская степь - это еще Урал. Не Зауралье, не Сибирь, не ее осадочная низменность, а пенеплен, то есть бывшие горы, которые время разрушило и выровнило почти до "фундамента".

То два конезавода и несколько захудалых колхозов, то целинная круговерть, которая обернулась пыльной и овсюжной бедой: были ли у брединской степи времена благодатные? Пожалуй, это годы, когда райкомовским секретарем был Владимир Алексеевич Кожаров. Накануне поездки я с ним встречался и понял, что в своей жизни и он находит два пика: война (тот самый десантный батальон) и Бреды. Явно не оратор, явно не "диктатор" и явно не "толкач", но именно при нем район обзавелся "Кировцами", плоскорезами, дождевальными "Фрегатами", канадскими мясными "герефордами", при нем "боевой" единицей в поле и на ферме стала хозрасчетная бригада, при нем урожай убирали комбайновыми отрядами, у которых дежурила вся обслуга, от сварки и заправки до горячих пирожков, при нем на полевых станах появились душ и даже чистые простыни... При нем строилось и Брединское водохранилище. И 1966 год одарил урожаем, который заметила страна.

(Продолжение следует)

Комментарии
Комментариев пока нет