Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Я объявляю вам войну!"

10.07.2004
Узнав себя в героине публикации "Как "гремели костями" живого отца...", женщина рассказала свою версию случившегося

28 апреля 2004 г. в газете "Челябинский рабочий" была опубликована статья Анатолия Столярова под заголовком "Как "гремели костями" живого отца.

Узнав себя в героине публикации "Как "гремели костями" живого отца...", женщина рассказала свою версию случившегося

28 апреля 2004 г. в газете "Челябинский рабочий" была опубликована статья Анатолия Столярова под заголовком "Как "гремели костями" живого отца...". Она получила продолжение в письме судьи Троицкого городского суда Натальи Мирзоян и отклике героини, названной корреспондентом Татьяной. Если Евгений рассказал о себе как о потерпевшей стороне, которая была подвергнута удару с "тыла", то эти два материала рисуют его совсем в другом свете.

Простит ли дочь отца?

Татьяна вернулась с похорон матери, когда зазвонил телефон.

-- А ты знаешь, что стала героиней публикации? - огорошила сообщением подруга.

Троицк - город маленький. А дурные вести не лежат на месте. И хотя автор не назвал настоящих имен своих героев, их узнали. Тем более, что фотография так называемого Евгения ни у кого не оставляла сомнений на тот счет, о ком идет речь.

Татьяна нашла газету, начала читать, и ее заколотило от несправедливых обвинений. В статье, написанной со слов ее бывшего мужа, все было перевернуто с ног на голову. "Ухожу, потому что нет воды...", - называлась одна глава.

-- Это Евгений предложил мне уйти, потому что у него появилась другая женщина, - рассказывает Татьяна.

Перед разрывом Евгений уехал в Керчь на четыре месяца, в командировку как комсомольский работник.

Два месяца только и писал: "люблю", "скучаю", а потом пропал. Татьяна ждала его, считая дни. А Евгений, вернувшись, предложил жене развестись.

Ее обида, боль, недоумение сплелись в такой запутанный клубок, что невозможно было отделить одно от другого. Она ничего не понимала. Четыре года они жили с Евгением в любви и согласии. Он хорошо относился к ней и дочке Леночке, которая появилась в семье через год после свадьбы. И вдруг все рухнуло в одночасье. Почему? Евгений высказывал ей какие-то нелепые обвинения, скрывая истинную причину развода.

Потом от людей Татьяна узнала, что в Керчи он встретил свою "звезду", которая торговала на пляже вином и шашлыками.

"Странно повела себя Татьяна, решила все делить пополам", - размышляет в статье Евгений. Сам он якобы сгорал от стыда и прилюдного позора. Но что же тут странного? С Татьяной оставалась дочь. Делить-то надо было по справедливости на троих, а не на двоих. И краснеть Евгению было, в общем-то, не перед кем. При дележе кастрюлей и сковородок понятых в квартиру не приглашают.

-- Оставим это на его совести, - говорит Татьяна. - Ведь делил-то как раз он, а не я. До того ли мне было в том состоянии шока, в котором я находилась? Но краснеть ему действительно пришлось. Во-первых, перед своими товарищами, с которыми был в командировке в Керчи. Во-вторых, когда его вызвали на суд чести. Ведь в то время за моральный облик с офицера, да еще к тому же комсомольского работника, строго спрашивали.

В августе Татьяна уехала из гарнизона, покинув квартиру, отремонтированную своими руками, а уже в сентябре ее место заняла продавщица из Керчи. Татьяна вернулась в Троицк. Прошла всего неделя, как она устроилась на работу, когда туда пришла свекровь.

-- Я с тобой буду разговаривать только в присутствии твоего руководства, - заявила невестке. - По какому праву ты забрала нашу шубку?

Татьяна опешила, не понимая, о чем она говорит. Оказалось, что речь идет о Леночкиной шубке, подаренной дедушкой и бабушкой.

Тогда, в свою очередь, возмутилась начальница Татьяны:

-- Как вам не стыдно? Я сама - свекровь, но никогда бы не стала снимать с ребенка шубу. Это же ваша внучка!

Шубку Татьяна вернула тоже при свидетелях в обмен на свидетельство о рождении Леночки. Документ требовался для оформления алиментов, а бывшая свекровь все не хотела его возвращать. Только по настоянию судьи это сделала. Вот так и расстались.

В трудную минуту, несмотря на расстояние, настоящие друзья пришли на помощь. Председатель женсовета Н. Соколюк отправила из гарнизона в Троицк по месту работы Татьяны такое письмо.

"Мы ее знали с первых дней появления в гарнизоне, - писала она. -Четыре года - достаточный срок, чтобы понять человека и дать ему оценку. Обидно, что такой порядочной женщине пришлось пройти через грязь и унижение".

Далее она сообщала, что Татьяна показала себя прекрасной хозяйкой, любящей женой и заботливой матерью. Что такой чистой, уютной квартиры, как у нее, не было даже у семей с большим достатком.

"Мы отчасти рады, что ее брак не затянулся, обман раскрылся. Татьяна еще молодая женщина, она свою жизнь устроит, - писала она дальше. - А вот у ее бывшего мужа - большие неприятности на службе. Офицерский состав выразил неприязнь и нежелание с ним служить. И сейчас решается вопрос о его пребывании в гарнизоне".

Неприятности бывшего мужа Татьяну не порадовали, но согрела мысль о том, что люди вспоминают о ней добрым словом. Письмо отчасти компенсировало нанесенную мужем и свекровью травму. А о подругах из гарнизона, поддержавших ее в трудную минуту, Татьяна до сих пор думает только с теплотой и благодарностью. Девчонки напророчили: Татьяна впоследствии устроила свою судьбу, снова вышла замуж.

В течение семи лет после развода она получала на дочь алименты. А потом деньги перестали поступать. К тому времени Леночка подросла и показывала в учебе недюжинные успехи. В ее образование нужно было вкладывать деньги, а их, конечно же, не хватало. Татьяна один за другим отсылала запросы, а ей отвечали, что по месту прописки бывший муж не живет, выехал в неизвестном направлении. А еще сообщили о том, что в связи с инвалидностью ему была установлена пенсия, но выплату приостановили, так как Евгений по истечении срока не прошел ВТЭК. За оформлением пенсии за выслугу лет он тоже не явился. Поэтому, мол, алиментов не ждите.

Теперь бывший муж говорит, что вовсе не думал скрываться. Искали, мол, плохо. А почему его кто-то должен был искать? Разве это не долг отца - заботиться о ребенке?

Но даже в такой ситуации Татьяна нашла способ защитить права своей дочери, что сумеет далеко не каждая женщина. В то время, как отец разъезжал по России и в течение почти двух лет не получал положенную по закону пенсию, чем лишил свою дочь алиментов, Татьяна решила проблему так. Раз государство не может найти отца ребенка, то пусть оно и возьмет на себя его обязанность. Она обратилась в суд с просьбой признать Евгения безвестно отсутствующим, чтобы оформить пенсию на Леночку. Безупречность ее позиции как с правовой точки зрения, так и с материнской подтвердило решение суда. Просьбу удовлетворили, и Леночке от министерства обороны назначили пенсию, которую она получала бы до 23 трех лет, если бы отец не дал о себе знать. Но он объявился, когда дочери исполнилось 18 лет. И страшно обиделся, узнав, что теперь числится "безвестно отсутствующим".

-- Откажись от пенсии на дочь за прошедшие пять лет, - стал просить Татьяну. - А я получу свою пенсию целиком и половину отдам Елене.

Человеку, предавшему однажды, веры нет. Да и с какой стати Татьяна должна возвращать деньги Министерству обороны, которому ничего не должна? Она-то ведь поступила честно и по закону.

-- На твои "утопические идеи" я никогда не соглашусь, - отказалась от предложения Татьяна.

-- Ах, так! - отреагировал Евгений. - Тогда я объявляю вам войну.

-- Видимо, эту грязь в газете, которую он вылил на нас с дочерью, и надо рассматривать, как начало "боевых действий", - говорит Татьяна.

Под грязью она имеет в виду прежде всего обвинение в мошенничестве. Мошенничество - это преступление. Никто не может быть признан виновным в нем иначе как по приговору суда. Но такого приговора нет и быть не может. По какому же праву Евгений обвиняет бывшую жену и дочь в преступлении, которого они не совершали? Еще и злорадствует, что "теперь за обучение в вузе придется платить сполна самим". Ну, а кому же еще, если отец-неудачник не в состоянии помочь получить образование своей единственной дочери?

Сегодня государство готово помогать ребенку, который учится в вузе на дневном отделении и у которого нет отца, до 23 лет. В прежнем семейном кодексе РФ существовало такое положение, которое обязывало отца платить алименты в течение всего времени (до 23 лет), когда ребенок обучается в вузе на бюджетной основе. В настоящее время действующим законодательством такая обязанность не предусмотрена. Ну и что? Многие отцы продолжают помогать своим детям добровольно. Не такие, как Евгений.

-- Мы заплатим, не в этом дело. У меня сейчас одно желание - остановить поток незаслуженной грязи, - говорит Татьяна. - По большому счету я Евгению уже давно все простила. Сама судьба его наказала сполна. В 42 года он вернулся к матери инвалидом 2-й группы. Жизнь его, как видно, не удалась. Но это ведь не дает ему права предъявлять счет за свои неудачи нам? Мы-то в чем виноваты? А Лена? Дочь с медалью окончила лицей, без проблем поступила в ЮУрГУ в бюджетную группу и учится там на "отлично". Другой отец гордился бы такой дочерью!

Статья "Как "гремели костями" живого отца" заканчивается словами: "Простит ли отец Елену?" А напрашивается другой вопрос. Простит ли Елена отца?

Светлана ЖУРАВЛЕВА

Комментарии
Комментариев пока нет