Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Война изменила Магнитку

12.03.2015
Обычно первое, с чем ассоциируется сочетание слов: «Великая Отечественная война - Магнитогорск», это «каждый второй танк, каждый третий снаряд…» Да, это так. Но сегодня хотелось бы напомнить о том, какую роль в этом сыграла эвакуация.

Обычно первое, с чем ассоциируется сочетание слов: «Великая Отечественная война - Магнитогорск», это «каждый второй танк, каждый третий снаряд…» Да, это так. Но сегодня хотелось бы напомнить о том, какую роль в этом сыграла эвакуация.

Во второй половине 30-х годов советское общество жило в ожидании войны, обстановка была тревожной, неспокойной. Но будущая война представлялась «недолгой и нестрашной, вроде осенних сборов приписного состава». Например, на первомайской демонстрации 1936 года в Москве на Красной площади по радио звучали такие стихи: «…Стой, враг, за границей, / да не балуйся с огнем! / Сыр-бор загорится - / от границы отшвырнем!»

22 июня 1941 года стало черным днем для каждого советского человека. Стремительное продвижение фашистских войск сделало явной для всех несостоятельность идеи советского руководства о ненужности эвакуации. Для спасения страны и укрепления тыла было необходимо успеть вывезти из угрожаемых вражеской оккупацией районов промышленное оборудование, сельскохозяйственное имущество, культурные ценности и людей, прежде всего - высококлассных специалистов.

•Дорога в неизвестность

Долог и труден был путь в эвакуацию. Вспоминает К.Ф. Воронова: «Ранее вышедший эшелон из Днепропетровска был обстрелян фашистами. Наш эшелон подобрал оставшихся в живых, все вокруг горело, люди стонали от ран». Простои эшелонов по 5-10 суток на отдельных станциях и разъездах, скорость продвижения 30-80 километров в сутки, отсутствие медицинской помощи, регулярного снабжения питанием, топливом, кипятком приводили к случаям заболеваний и смертей.

В повседневную жизнь вошли такие слова, как кубогрейки, дезкамеры, санпропускники. И все же реальность была такова: «Кормление только раз в сутки и то не всегда и в самые разнообразные часы - 2, 3, 4 часа ночи, рано утром… Часто еда была прокисшей - отсюда огромная заболеваемость… Так двигался эшелон, роняя трупы, оставляя людей на дороге, отрывая мать от ребенка…

С наступлением холодов, так как вагоны часто были необорудованными и неотапливаемыми, участились случаи обморожений. Н.С. Патоличев вспоминает: «Случалось, что в открытых полувагонах или на платформах ехали люди. Здесь же станки и материалы, кое-что из вещей эвакуированных. При более благоприятной обстановке 2-3 крытых вагона выделялись для женщин с детьми. Вместо 36 человек в них набивалось 80-100».

Перед войной в Магнитогорске проживало 146 тысяч жителей. В планах эвакуационных мероприятий в городе планировалось разместить 10 тысяч приезжих, реально же город принял гораздо большее количество людей. До сих пор из книги в книгу кочует ничем не подтвержденная цифра 100 тысяч эвакуированных. Поиски, предпринятые автором в архивах, дали следующие результаты: максимальная цифра на протяжении всей войны - на начало 1944 года в Магнитогорске проживало 2517 человек учтенного эваконаселения. Большая часть их прибыла с промышленными предприятиями.

•Победили промышленность немцев

Накануне Великой Отечественной войны почти вся военная промышленность СССР была сосредоточена в европейской части страны, на полосе между 30 и 40 градусами восточной долготы, в прямоугольнике между линиями Ленинград - Киев на западе и Ярославль - Воронеж - Донбасс на востоке. На этой территории, которую можно назвать военно-промышленным поясом СССР того времени, производилось более 80 процентов всей военной продукции страны. В первые же недели войны под оккупацией оказалась огромная территория страны, где до войны производилось 68 процентов всего выплавлявшегося в СССР чугуна и 68 процентов всей выплавлявшейся стали.

Главной оборонной базой страны стал Урал, в частности Магнитогорск. Магнитогорский комбинат в военное время стал играть исключительно важную роль. Американский историк М. Вернер в книге «Восточный фронт» писал: «Весь мир является свидетелем драматической борьбы магнитогорского металла с металлом всей Европы, мобилизованным Гитлером для ведения войны на Востоке».

И борьбу эту Магнитка выиграла. Совершив революцию в технологии выплавки броневой стали, коллектив комбината многократно увеличил за военные годы выпуск стали и довел удельный вес качественных и легированных сталей в общей их выплавке до 83 процентов, освоил производство 100 новых марок стали.

Политическая карта военной Европы - один из источников информации

Большую роль в этом сыграла эвакуация. В Магнитогорск было направлено оборудование 34 предприятий из прифронтовой зоны. В результате бомбежек и дальнего пути часть оборудования прибыла без всякой упаковки. На складе отдела технического оборудования комбината и просто вдоль железнодорожных путей лежали волочильные станы, краны и другие узлы. Были зафиксированы факты хищения ценного оборудования, из-за нехватки площадей нарушались правила хранения оборудования. Вместе с предприятиями приехали лучшие специалисты промышленности из западных районов. В основном мобилизационные потери работоспособного мужского населения на комбинате были возмещены за счет притока эвакуированных кадров.

В 1942 году доля эвакуированных рабочих и служащих среди персонала ММК составляла 22 процента. Комбинат во время войны стал одним из крупнейших арсеналов по снабжению армии боеприпасами и вооружением. В основном механическом цехе, ранее выполнявшем заказы для проведения ремонтных работ, теперь около двух третей станков изготавливали снаряды.

В фасонно-сталелитейном цехе стали отливать башни для танков, в кузнечном делали детали для мин, в электроремонтном изготовляли ручные гранаты, в бытовках мартеновских цехов разместились станки новотокарного цеха, на небольшой площадке рядом с котельно-ремонтным работал тарный цех. Часто упаковщицы боеприпасов писали на ящиках: «Дорогие бойцы! Шлем гостинцы. Бейте гадов!» Такие пустые ящики возвращались в цех и на них было написано: «Били и будем бить гадов, только побольше бы таких посылочек».

•Помощь братской Украине

Совершенно секретно. Постановление ЦК ВКП (б) и Совнаркома СССР от 2 июля 1941 года: обязать директора ММК Носова принять и разместить листопрокатный броневой стан и людей, прибывших с заводом Ильича из города Мариуполя. По данным на начало 1942 года, в город прибыло по эвакуации 3800 вагонов с грузом общей оценочной стоимостью 39 200 тысяч рублей. География городов, откуда шли эвакоэшелоны, была обширна: Москва, Ленинград, Тула, Липецк, но больше всего Украина - Днепропетровск, Днепродзержинск, Кривой Рог, Запорожье, Никополь, Мелитополь, Северо-Донецк… Бок о бок украинцы и магнитогорцы ковали победу в уральском тылу.

А когда украинская земля была освобождена от оккупации, магнитогорцы вместе со всеми помогали восстанавливать промышленные предприятия и города Украины. Коллектив Магнитогорского металлургического комбината взял шефство над макеевскими металлургическим и коксохимическим заводами.

В начале 1943 года магнитогорцы отправили в Макеевку 30 вагонов различного оборудования. Строители Магнитки отгрузили макеевцам 40 вагонов со строительными материалами и железобетонными изделиями. Уезжали также и квалифицированные специалисты.

В 1945 году ММК выплавил 2,8 миллиона тонн стали, выпустил более 2 миллионов тонн проката. Если до войны доля качественного и легированного металла на комбинате составляла 12 процентов, то после окончания войны - 83 процента.

В 1943 году за образцовое выполнение заданий ГКО по обеспечению военной промышленности качественным металлом комбинат был награжден орденом Ленина, а в марте 1945 года орденом Трудового Красного Знамени.

•Двухъярусные кровати

Граждане, оказавшиеся в эвакуации, нуждались в жилье, медико-санитарном обслуживании. Они должны были определиться на работу или учебу, обеспечить себя продуктовыми и промышленными товарами. Наиболее остро стояла проблема жилья. Решали ее разными способами. Строили бараки, землянки. Самым дешевым и распространенным способом решения жилищной проблемы было высвобождение жилой площади до санитарного минимума, который был определен тогда в 2,5 квадратных метра на человека. Уже к 1942 году город оказался переуплотнен настолько, что дальнейшее его заселение грозило возможностью эпидемических заболеваний.

Большинство рабочих проживало в общежитиях барачного типа. Несколько лет назад ученый - историк из Южной Кореи Джунсо Сонг (он тогда писал диссертацию по истории Магнитогорска) в очередном письме спросил меня, что такое «двухъярусные» кровати? Он прочитал о их существовании в годы войны и не может перевести это слово с русского языка на английский.

Многие бытовые мелочи сегодня прочно вошли в наш быт, и мы не можем представить жизнь без них. В военное время их отсутствие часто усложняло жизнь людей. Приведу такой пример. Поскольку у живущих в общежитии рабочих Ословского и Мушты не было часов, они, боясь проспать, за 2-3 часа до подъема начинали стучать в стену и спрашивать у соседей время, чем будили половину общежития. Этот эпизод не покажется смешным, если мы учтем, что люди работали без отпусков и выходных, смены продолжались по 12 часов, а за опоздание в 20 минут полагалось уголовное наказание.

•«Наши» и «чужие»

Далекий путь в эвакуацию на Урал, в Сибирь, Среднюю Азию воспринимался, с одной стороны, как спасение от фашистской неволи, а с другой - вызывал опасения. «Нам представлялось, будто жизнь на Урале едва теплится: далеко один от другого расположены города и рабочие поселки, а вокруг сплошные дремучие леса, почти круглый год снег выше человеческого роста», - вспоминал бывший директор киевского завода «Большевик» В.П. Курганов.

Прибывавшие в эвакуацию люди вызывали у местных жителей естественную реакцию любопытства и настороженности: непривычная одежда, особенный диалект. Взаимоотношения складывались непросто. Гостеприимство, бескорыстие и самоотверженность уральцев проявились в создании продовольственных и вещевых фондов для эваконаселения, шефстве над детскими домами, тимуровском движении, проведении декадников и месячников помощи. Но были и конфликты. Чаще всего они разворачивались на фоне бытовых трудностей.

Сложные ситуации возникали из-за того, что размещение прибывших людей зачастую проходило за счет ухудшения жилищных условий местного населения. К недоброжелательному, а иногда и просто враждебному отношению к эвакуированным приводили отказы отдельных из них от работы, требование дополнительных льгот, попытки местных руководителей оказать помощь прибывшим за счет местного бюджета или общественности, брезгливость и высокомерие некоторых эвакуированных жен начсостава Красной армии, руководящих партийных и советских работников по отношению к провинциалам. Действовал также фактор времени. Ведь в начале войны ни «принимающая сторона», ни приезжающие в эвакуацию не могли предположить, что «приютить и потесниться» надо будет не на месяц-два, а на несколько долгих лет.

•Научный и культурный расцвет

С началом войны в связи с эвакуацией в городах Урала сосредоточились около 100 ученых и специалистов научно-технического профиля. В декабре 1941 года для обеспечения координации и эффективности их деятельности при горкоме партии был создан «Комитет ученых помощи фронту». В первый состав комитета вошли 15 человек, среди них ученые различных научных учреждений, инженеры Магнитогорского металлургического комбината, представители войсковых частей. Председателем комитета утвердили главного инженера ММК Михалевича, заместителями - академика-рентгенолога по металлу Курдюмова и генерал-майора танковых войск Борзикова. Комитет состоял из шести секций: вооружения, горно-геологической, металлургической, физико-химической, механической и секции изобретательства.

Большое влияние на культурную жизнь Магнитки оказали прибывшие в эвакуацию из столичных центров писатели, поэты, журналисты, актеры, музыканты. Магнитогорцы любят наш драматический театр, но не все знают, что своим становлением он во многом обязан событиям военного времени. 18 января 1942 года в газете «Магнитогорский рабочий» было опубликовано письмо от руководства ММК на имя руководства области и директора Малого театра (он в это время находился в эвакуации в Челябинске) с просьбой оказать квалифицированную помощь магнитогорскому театру.

Для художественного руководства в Магнитогорск был направлен один из старейших режиссеров, заслуженный деятель искусств Л.М. Прозоровский. Он проработал в магнитогорском театре с февраля 1942 года по конец 1944-го.

Вот какое впечатление произвел на Л.М. Прозоровского наш город: «Должен признаться, за свою длинную жизнь я изъездил всю бывшую царскую Россию. После октября я познакомился почти со всеми нашими новостройками, но нигде я не испытывал такого сложного, волнующего чувства, какое овладело мною, когда я проезжал по улицам этого примечательного города… Разве не чудо: город, в котором нет и никогда не было ни одной церкви, город, улицы которого никогда не осквернял сапог жандарма и городового! Город, в котором напряженно работают сотни тысяч свободных граждан, где день и ночь куется металл для утверждения счастья человечества!» Вот, оказывается, как пафосно воспринимала Магнитогорск столичная творческая интеллигенция.

В 1943 году творческий коллектив театра насчитывал 49 человек, в том числе «москвичи» И. Супруненко, А. Пролыгина, В. Гапонцев. Зал всегда был полон, репертуар разнообразен. Интересно, что наряду с постановками современных авторов в репертуаре было много отечественной и зарубежной классики: «Правда - хорошо, а счастье лучше», «Снегурочка» А. Островского, «Вишневый сад» А. Чехова, «Трактирщица» К. Гольдони, «Много шума из ничего» В. Шекспира, «Жорж Данден» Ж. Мольера и др. Заметным явлением в культурной жизни города были также постановки эвакуированного сюда Московского театра сатиры.

Театр в городе тогда часто называли «культурным цехом магнитогорского комбината». На одном из заводских митингов, где актеры выступали в концерте, был заключен своеобразный договор со строителями: «Если домна будет закончена в срок, то театр обязуется поставить спектакль о строителях этой домны». И вот в день первой плавки на домне многие из работников комбината, вечером придя в театр, узнавали себя в героях нового спектакля «Этих дней не смолкнет слава». Вообще актеры театра очень дружили с рабочей молодежью Магнитки. Двенадцать человек творческого состава прикрепили себя к двенадцати баракам молодежных общежитий. В шутку они именовались «двенадцать апостолов».

Большинство обитателей этих общежитий были сироты, родители которых погибли на фронте. И актеры свое свободное время отдавали воспитательной работе, заменив молодым рабочим отцов и матерей.

•«С вас снята блокада!»

Эвакуированное население, как правило, рассматривало свое пребывание в тыловых районах как временное. В сознании уральцев эвакуированные тоже воспринимались как москвичи, ленинградцы, сталинградцы… Р. Олевская вспоминает о тех военных годах: «…Голос Левитана был уже ликующим - снята блокада с Ленинграда! Мы бежали в 6-ю квартиру и кричали: «С вас снята блокада!» Потом освободили Киев - кубарем катимся на первый этаж, стучим в двери и кричим: «Ваш Киев освободили!» Взрослые плакали, целовали нас».

Коренное изменение положения на фронтах и начало освобождения территории нашей страны от фашистских оккупантов способствовали эскалации «чемоданных» настроений среди эваконаселения. Известие о Победе в Великой Отечественной войне, наряду с настроением ликования, усилило желание эвакуированных уехать на прежнее местожительство. «Чемоданные настроения» проявлялись в жалобах, отказах от работы, дезертирстве с промышленных предприятий.

Реэвакуация носила организованный характер, самовольная реэвакуация граждан была официально запрещена и пресекалась властями. Оно и понятно, если бы несколько миллионов эвакуированных ринулись одновременно в западном направлении, то этой нагрузки не выдержал бы транспорт, дестабилизировалось бы экономическое и социальное положение в тылу. Разрушенные, освобожденные от фашистской оккупации области тоже не готовы были сразу принять такое количество людей.

Происходившая реэвакуация обернулась для города еще одной проблемой. Ветеран Магнитки А.М. Бигеев вспоминает, что в 1945–1946 годах на Магнитогорском металлургическом комбинате был «кадровый вакуум» из-за массовой реэвакуации специалистов с Украины. В целом в 1945-1946 годы с оборонных предприятий Челябинской области было уволено и выехало за пределы региона около 60 тысяч человек. В результате среди начальников отделов, заводоуправлений и цехов специалисты с высшим образованием не превышали 30 процентов, а среди мастеров имели высшее и среднее специальное образование не более пяти процентов.

•Поблагодарил нас за ударный труд…

Иван Васильевич Огийченко родился 26 февраля 1923 года в селе Попова Балка Днепропетровской области. Когда началась война, приехал с заводом в эвакуацию в Магнитогорск. Период привыкания к городу длился всего неделю, уже 7 сентября 1941 года Иван приступил к работе подкрановым на блюминге № 3 на ММК. Именно здесь впервые был прокатан броневой лист. Сначала за смену прокатывали 0,5 броневого листа, но, применив рационализаторские приемы (проще говоря, смекалку), стали прокатывать 1,5 листа.

Конечно, рвался на фронт. Осенью 1941 года подал заявление добровольцем, не пустили. Весной 1943 года записался в Уральский добровольческий танковый корпус. И опять по приказу директора комбината вернули обратно. За годы войны освоил несколько профессий: шофера, автоматчика, танкиста.

Работали по 12 часов в сутки. Жил Иван в бараке возле заводского забора, зимой ходил в цех по сугробам или по железнодорожным путям. Но часто оставались ночевать в цеху, некогда было отдыхать. Да и ходить было не в чем - на месяц давалась одна спецовка.

«Однажды вызвали всю бригаду в заводоуправление, - вспоминает Иван Васильевич. - Все очень сильно волновались, неизвестно было, зачем всей бригаде было приходить, да не куда-нибудь, а в кабинет к главному. Все постарались причесаться, приодеться и с волнением ожидали. Когда мы сели за стол, то увидели, что перед каждым из нас лежал конверт, как потом оказалось, по 25 рублей в каждом. Через несколько минут в кабинет зашел Носов, поздоровался со всеми за руку и поблагодарил нас за ударный труд и рационализаторские предложения. Кроме того, нам были выданы дополнительные талоны на паек».

Была еще одна значительная встреча - с наркомом черной металлургии И.Ф. Тевосяном. Раньше Иван видел его только на фотографии, но встретив, сразу узнал: среднего роста, с черными усами. Оба в кожаных пальто и папахах - Тевосян и Носов наблюдали за работой рабочих. На следующий день все члены бригады были премированы по четвертушке пачки табака.

На родном ММК Иван Васильевич проработал до 1983 года, когда и вышел на пенсию.

Марина Потемкина

Комментарии
У Вас очень хорошая статья, спасибо за отдельные подробные описания. Моя бабушка во время войны работала на ММК в новотокарном цехе, который, по ее словам, был эвакуирован из Украины. Но почему-то запись в трудовой книжке была внесена некорректно, без указания должности и наименования структурного подразделения. Мы уже не раз обращались за подтверждением трудового стажа в кадры ММК, но ответ приходит неудовлетворительный. Возможности приехать в Магнитогорск тоже нет. Не знаем, что делать. Бабушка уже очень старенькая, в период войны потеряла отца и братьев на фронте, работала на заводе. И на сегодняшний день мы никак не можем доказать, что она достойна звания "Труженик тыла".
Вы наверняка работали с архивами при написании этой статьи, может, что-то посоветуете?
Валерия
18.06.2015 19:25:48