Новости

Инцидент произошел в Петроградском районе города минувшим вечером.

Инцидент произошел минувшим вечером на Шоссе Космонавтов.

Деньги предназначались для оплаты коммунальных услуг.

Агрессивного наркомана задержали сотрудники Росгвардии.

Учитывались разные аспекты проживания в регионе.

Молодой человек четыре месяца находился в федеральном розыске.

Девушка похитила из квартиры хозяев золотые украшения на сумму 245 тысяч рублей.

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Степная Синташта

13.07.2004
На ее берегах люди живут четыре тысячи лет

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск - Бреды

Часть третья
Синташта, как и всякая степная река, как и все в степи, умеет прятаться, будто исчезнуть. На тракте в Комсомольский и не догадаться, что река - слева, если бы она раза три не подступала к дороге своими излуками. От обочины до горизонта - голая степь. Никакой тени. Не на чем глаз остановить.

На ее берегах люди живут четыре тысячи лет

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск - Бреды

Часть третья

Синташта, как и всякая степная река, как и все в степи, умеет прятаться, будто исчезнуть. На тракте в Комсомольский и не догадаться, что река - слева, если бы она раза три не подступала к дороге своими излуками. От обочины до горизонта - голая степь. Никакой тени. Не на чем глаз остановить. Разве что стадо - далеко, под блеклым небом. А это что? Какие-то строения, прямоугольники, башенки, какой-то купол. Мусульманское кладбище? Скорее всего. Кстати, Синташта (Сынтасты) в переводе с казахского "речка с надмогильными камнями".

Уже у Комсомольского переезжаем реку, выбираем одну из полевых дорог, ведущую будто бы к мусульманскому кладбищу, распугивая сурков, набираем скорость, но вскоре тормозим перед веткой оврага. Пытаемся ее объехать - овраг еще глубже, берем выше - уже не овраг, а река с камышом и осоками. Больше часа потратили мы на то, чтобы отыскать вершину овражьего дерева, удаляясь все дальше от реки, но вынуждены были бросить поиски объезда.

Только утром следующего дня в сопровождении Амангельды Клушева, главного экономиста из Комсомольского, другой дорогой мы добрались до кладбища. Да, купол, из силикатного кирпича. Под куполом лежит Садыр, сын Сатана. Пока мы стояли у могилы, к нам подъехал всадник, спешился. Пастух. Молодой казах, высокий, до цвета бронзы загорелое лицо, в камуфляжных брюках, на ногах домашние тапочки, в руке кнут. Каирбек. Как оказалось, сын Садыра, внук Сатана. Из рода шомекей.

У другой могилы, огражденной кладкой из шлакоблока, чугунная плита. Менеш Тулуспаева, из рода кыпчак. Надпись в переводе: пожелание, чтобы ей, Менеш, всегда было хорошо здесь, среди полынных и ковыльных степей... Богатая могила в ограде, сложенной белым и красным кирпичом, с угловыми башенками и полумесяцами на них. Плита черного мрамора. Портреты мужчины и женщины, высеченные на мраморной полировке. По краям плиты - широкие полосы зеркала. Толебай, улы (сын) Махантая, и Жамал, казы (дочь) Кадырхана. Род аргын.

Может быть, на кладбище и есть древние захоронения, но время их утопило под толщей дернины. Вообще-то традиция не заботится о вечной памяти. Обложить могилу овалом камней, самый большой из них поставить у изголовья - и вся память. Как правило, без надписей. Но в последние годы у казахов появилась возможность обратиться не только к шлакоблоку и кирпичу, но и к мрамору, не только к надписям со словами из молитвы, но и к фотографиям в овале.

Мы отошли от кладбища, остановились. Почему-то не хотелось уходить. Дул сухой ветер. Он снимал с полыни ее запах, насыщал им воздух, подмешивал к нему аромат чабреца... Полынным ветром дышится легко и глубоко, не только легкими, но и всем телом. В сторонке заливался жаворонок. Ниже кладбища растянулся табун пасущихся лошадей. А еще ниже, за оврагом, угадывалась Синташта. Кучевые облака высоко занавесили небо... Время остановилось. Степь. Ветер. Кони. Река. Облака... Если отсюда, с Запада, обратиться лицом туда, где восходит солнце, можно увидеть близкий лик Востока. Мы стоим и через ветреную полынную степь в долгом прищуре смотрим друг на друга, пытаясь понять, кто мы друг другу...

Мы едем по степной дороге, а слева и справа перед нами сурки сбегаются к своим глиняным холмикам. Бегут они потешно. Жирное тело на коротких ножках трясется, а хвост дергается, пружиня. Страх гонит сурков к норам, а любопытство заставляет их в последний момент все-таки остановиться и взглянуть на пришельца. Степная жизнь скучна, и потому новое существо - всегда какое-то развлечение.

Сурки - чемпионы по спанью. Они спят не только всю зиму, но и летом - ночью и в знойные часы дня. Когда они живут-то?

Ученые выследили, что сурки столетиями не покидают полюбившиеся им места. Друг к другу в семьях они очень заботливы и в своих колониях живут дружно, во взаимопомощи.

Где сурки, там степь истинная, в чистом виде, в эталоне.

Джамбул Исентаев, глава хозяйства в Комсомольском, лидер, избранный людьми в надежде на то, что он даст целинному краю еще одно, третье дыхание. Интервью.

-- Джамбул, что для вас и вашего хозяйства река Синташта?

-- Это хорошо, что рядом река. В степи вода - предмет самой первой необходимости. Мы хорошо провели сев, появились всходы. Теперь нужны дожди, а их нет. По традиции отцов и дедов мы на берегу реки, при стечении множества односельчан, зарезали черную корову. Чтобы вызвать дождь.

-- И что, он был?

-- Был. Правда, не очень сильный. Река питает наш летний водопровод, по которому мы подаем воду для полива огородов ко всем 400 усадьбам поселка. У нашего пруда любит отдыхать молодежь. И не только она. Здесь проходят наши праздники.

-- А питьевая вода откуда?

-- Из скважин. С началом реформ групповой водопровод, по которому получали питьевую воду из Брединского водохранилища, остался, по сути, без хозяина. Кроме того, вода стала очень дорогой. Поэтому мы вернулись к старым скважинам.

-- Джамбул, насколько я знаю, в прежние времена в районе было свыше 20 тысяч гектаров орошаемых земель, в основном многолетних трав. А теперь мы видим везде, что трубы с орошаемых участков используют кто как - для ограждений, в качестве столбов и так далее.

-- Да, на поливе мы имели два укоса. А теперь скота меньше, и меньше требуется кормов. Сено на поливе очень дорогое. Насосы выключены. Трубы разбирают кто на что.

-- Значит, орошение ушло навсегда?

-- Надолго. Против полива слишком дорогое электричество. А когда оно подешевеет?

-- На Синташте много плотин и плотинок.

-- Да, многие из них весной размывает, грунт заиливает реку. Но и без них нельзя. Останемся без воды. Мы на Синташте родились, живем тут, детей растим и лучше других понимаем, что реку надо беречь. И, поверьте, мы ее, как можем, бережем.

У Комсомольского, за мостом, у дорожного полотна, покрытого желтой дресвой, четыре столбика с табличками, извещающими, что там расположено поселение Синташта-2, памятник истории ХVIII века до н.э. Но откуда ни смотри, с дороги, с моста, с берега, мудрено обнаружить следы древнего поселения.

Ия Михайловна Батанина, историк, археолог Челябинского университета:

-- Да, Синташта-2 открыта по аэрофотоснимкам 1976 года. Позже мы нашли снимки 1954 года, и на них увидели, что здесь не одно поселение. Здесь люди селились несколько раз. Самое первое, самое древнее поселение было полуовальным, к нему пристроилось второе, а с краю - третье, поселение поздней бронзы. Место выбрано не случайно, оно как бы на острове, река и два ручья окружают поселение с трех сторон. Когда мы приехали на место, увидели, что от памятника мало что осталось. По нему проложена дорога.

(Окончание следует)

Комментарии
Комментариев пока нет