Новости

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Выпавший ночью снег создал восьмибалльные заторы на дорогах областного центра.

Награду Анатолию Пахомову вручил замминистра обороны России Николай Панков.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Цареубийца в руках НКВД

21.07.2004
"Челябинский рабочий" впервые публикует документы из Центрального архива ФСБ,  на основании которых был расстрелян один из палачей Николая II

(Окончание. Начало  в номере за 17 июля)

Коллективизатор
В 1925 году в Республику Казахстан был назначен новый первый секретарь крайкома ВКП(б) Ф.И. Голощекин.
Он завалил республику не скотом, не зерном, а горами трупов.

"Челябинский рабочий" впервые публикует документы из Центрального архива ФСБ, на основании которых был расстрелян один из палачей Николая II

(Окончание. Начало в номере за 17 июля)

Коллективизатор

В 1925 году в Республику Казахстан был назначен новый первый секретарь крайкома ВКП(б) Ф.И. Голощекин.

Он завалил республику не скотом, не зерном, а горами трупов. Да, до сих пор годы его правления (1925-1933) в Казахстане вспоминают со смешанным чувством ненависти и ужаса.

В 1989 году в журнале "Вопросы истории" опубликована статья "Казахская трагедия", ее авторы Ж.Б. Абылхожин и М.К. Козыбаев пишут так:

"...Жестокое администрирование стало нормой.

И тон здесь задавал секретарь Казкрайкома ВКП(б) Ф.И. Голощекин (хотя вину с ним, безусловно, разделяют и другие руководители республики). Как лидер он являл собой яркий тип работника, выпестованного авторитарной системой. А потому вождистские тенденции скрытно присутствовали в его политической деятельности. В гипертрофированных формах они не проявлялись, но когда Голощекина стали называть "вождем трудящихся отсталого Казахстана", то протесты его были больше деланными и не отличались принципиальностью.

Примечательно, что под свои аргументы Голощекин стремился подвести некую теоретическую базу. Например, на одном из совещаний он поучал: "Мы - власть, у колхозников еще живут собственнические инстинкты, нужно уметь администрировать!" По поводу сокращения поголовья скота руководитель партийной организации края вы-сказался так: "Животноводство проявляет неустойчивость при переходе от натурального хозяйства к социалистическому".

"Выписка из протокола допроса Джубанова Худайбергена

от 30 ноября 1937 года.

"Джубанов Х., 1899 года рождения, уроженец Актюбинской обл., казах, с 1930 года состоял членом ВКП(б), исключен в связи с арестом по данному делу.

В момент ареста - профессор-языковед Казпединститута.

"...Вот и мы говорим, что были перегибы при Голощекине, что значат эти перегибы? Это значит смерть значительной части казахского народа, и только казахского народа. Это лишение его единственного богатства - скота, посредством непосильных поборов, так называемой скотозаготовки. Это отбирание хлеба у казахского народа на хлебозаготовки. В результате массовая гибель казахского народа. Русские не голодали и не умирали...

Мы говорим, что перегибы совершил Голощекин и вообще старое краевое руководство, но в таком случае почему же главный перегибщик Голощекин не привлекается к ответственности? Он даже в партии. За растранжиривание денег людей судят, а почему же растранжиривание нации, целого народа не считается преступлением? Конечно, это дело не одного Голощекина. Все это происходит на глазах Советской власти..."

Далее в документе идет текст, который мы восстановить не можем, но мы можем воспроизвести из него отдельные отрывки, которые дадут наглядное представление о тексте документа.

"...она не обращает на это никакого внимания. Суть такова - социализм строится и будет построен, "если неизбежно даже жертвовать отдельным народом".

В деле - три протокола до-проса Голощекина, касающиеся его деятельности в Казахстане. Два из них мы процитируем:

"...Вопрос: Помимо этого вам предъявлено обвинение и в том, что вы, будучи в Казахстане, проводили вредительскую работу, в частности в период коллективизации. А в этом вы признаете себя виновным?

Ответ: Решительно отвергаю обвинение в каком бы то ни было вредительстве и какой бы то ни было антисоветской и антипартийной работе, в течение 7,5 лет в моей работе в Казахстане в качестве секретаря Казкрайкома ВКП(б) я проводил твердо партийную большевистскую работу, правильную ленинско-сталинскую национальную политику партии, что может быть за-свидетельствовано партийными и советскими документами того времени. При сплошной коллективизации, конечно, как и в других областях Союза, в Казахстане были перегибы в виде администрирования, нарушении добровольности при коллективизации и создании колхозов в кочевых районах, где они не могли быть жизнеспособными. С этими перегибами, как и другого характера, крайком партии и я лично вел решительную борьбу, в чем можно удостовериться по партийным документам и партийной печати того периода, в частности, это имеет отражение в директивах за моей подписью, собранных в одну папку и изъ-ятых у меня при обыске"...

"Вопрос: Ваш сообщник по антисоветской деятельности Голюдов изобличает вас как одного из руководителей контрреволюционной организации правых, действовавшей в Казахстане. Подтверждаете этот факт?

Ответ: Решительно отрицаю. Показания Голюдова ложные. Никакой антипартийной и антисоветской связи я с ним и другими не имел.

Вопрос: Вы лжете. Голюдов на допросе от 27 ноября 1937 года показал, что:

"...В состав названной мною группы правых в Казахстане входили следующие известные мне лица:

1. Голощекин - первый секретарь Крайкома ВКП(б)... ...Возглавлял эту группу правых, как уже показал выше, - Голощекин..."

Вы подтверждаете эти показания?

Ответ: Заверяю следствие, что показания Голюдова абсолютно ложные и клеветнические. Повторяю, никогда не проводил антипартийной и антисоветской работы и на этой почве ни с кем не был связан, а с Голюдовым имел чисто партийные связи, как с зав. оргом Крайкома ВКП(б).

Вопрос: Лжете. Голюдов далее показал, что: в результате вашей вражеской работы "в крае создалась напряженная политическая обстановка, начались восстания, откочевка казахского населения в Западный Китай, колхозы были дезорганизованы и идея коллективизации среди казахского населения была значительно дискредитирована". Вы это тоже намерены отрицать?

Ответ: Утверждения Голюдова ни на чем не основаны и противоречат фактам моей деятельности в Казахстане, которая с партийной точки зрения может быть оценена как положительная. На самом деле обостренная политическая обстановка в Казахстане создалась в результате мероприятий по проведению правильной национальной политики партии и мероприятий, предопределивших в эти годы переход Казахстана от полуфеодализма к социализму... Компрометация коллективизации среди казахского населения, о котором говорит Голюдов, была вызвана не моими, совершенно правильными действиями, а была вызвана вражеской агитацией врагов советской власти - баями и буржуазными националистами. Вот почему я решительно отвергаю утверждения Голюдова, как вражески извращающие действительность.

Вопрос: Напрасно пытаетесь отрицать свою виновность. Ваша антисоветская деятельность следствием доказана..."

От ареста до расстрела

Ф.И. Голощекин летом 1933 года был отозван из Казахстана и вызван в Москву. Здесь его ждала жизнь партийного бонзы второй величины: квартира в центре Москвы по улице Серафимовича, казенная машина в личном распоряжении, хорошо оплачиваемые должности. Жить да радоваться. Так оно, по-видимому, и было, пока во главе НКВД находился его интимный друг Н.И. Ежов. Но все изменилось, когда на его место в 1938 году пришел Л.П. Берия.

Плавное, размеренное течение жизни Голощекина оборвалось ранним утром 15 октября 1939 года. В этот день за ним пришли. Двумя днями ранее, а именно 13 октября, Л.П. Берия подписал постановление на арест Голощекина.

"Постановление

о предъявлении обвинения.

Город Москва, 1939 год, ноября 13 дня.

Пом. начальника следственной части ГУГБ НКВД СССР ст. лейтенант Государственной безопасности Шкурин, рассмотрев следственный материал по делу N 842 и приняв во внимание, что Голощекин Филипп Исаевич... изобличается в том, что являлся участником антисоветской организации, проводил борьбу против ЦК ВКП(б), а также занимался педерастией".

Постановил:

Руководствуясь ст.ст. 128 и 129 УПК РСФСР, привлечь Голощекина Филиппа Исаевича в качестве обвиняемого по ст. 58 п. 7 и 11, 154-а УК, о чем объ-явить обвиняемому в настоящем постановлении.

Копию постановления в порядке ст. 146 УПК РСФСР направить прокурору.

"Копия.

Лично.

Вождю народов секретарю ЦК ВКП(б) И.В. Сталину.

от Филиппа Исаевича Голощекина

(подследственный Бутырской тюрьмы)

Заявление.

С полной суровой ответственностью заявляю Вам, Великий Сталин, и в Вашем лице ЦК ВКП(б) и Правительству СССР о том, казалось бы, невероятном чудовищном факте, однако совершенно верном и несомненном факте.

Несмотря на то, что я, Филипп Голощекин, в течение 36 лет (т.е. с 1903 г. моего вступления в партию до 15 октября 1939 г., когда я был арестован) был верным, честным, преданным членом великой Ленинско-Сталинской большевистской коммунистической партии; несмотря на то, что на всех этапах истории партии я был в передовых рядах в борьбе со всеми врагами рабочего класса, врагами советской власти и социализма, врагами большевизма и Ленина - Сталина; несмотря на то, что в соответствии с этим я был активным участником в строительстве большевистской партии, советской власти и социализма, несмотря на все это я, на советской, на большевистской земле 15 октября 1939 г. был арестован, сижу в тюрьме уже 22 месяца, в том числе 12 месяцев испытывал суровейший режим Сухановской тюрьмы, прошел испытание до 140-150 физически и морально мучительных допросов... За что? Ведь лживость и клеветнический характер показаний против меня врагов народа Ежова, Сафарова и Голюдова видны невооруженным глазом. К тому же полностью опровергаются документальными данными и свидетелями. Об этом можно судить хотя бы по тому факту, что в конечном счете после 21 месяца следствия НКГБ составило обвинительное заключение, которое характеризовать в данном заявлении воздержусь, но с которым я предстал перед Военной Коллегией Верховного Суда СССР, которые слушали мое дело два раза 7 и 13 июля 1941 г., никакого решения не вынесли, и я по справке администрации тюрьмы вновь очутился в распоряжении следствия НКГБ.

Как же все это могло случиться, начиная с факта ареста и т.д.?

Вот об этом я считаю своим долгом довести до Вашего, Великий Вождь и учитель, сведения и в Вашем лице до сведения ЦК ВКП(б) и Правительства СССР.

Поэтому обращаюсь к Вам с величайшей и покорнейшей просьбой поручить авторитетному члену ЦК ВКП(б) в присутствии Прокурора СССР и Наркома Госбезопасности СССР выслушать меня, дабы я имел возможность рассказать всю правду о моем деле.

Моя просьба диктуется еще и тем, что я рассматриваю свое дело не только как личное дело.

Что касается меня лично, то моя просьба диктуется желанием бороться за правду и восстановить свое честное партийное имя, чтобы иметь возможность остаток дней моих (мне 66 лет и лишение свободы, тюрьма и следствие укоротили мою физическую жизнь) совместно с великой большевистской партией под руководством ЦК ВКП(б) и Великого Сталина жить и бороться за победу дела Ленина - Сталина в нашей стране и во всем мире.

Глубоко убежденный, что большевистская правда победит.

Пишу Вам впервые лишь только потому, что за все время пребывания в тюрьме эта возможность мне представлена в первый раз.

Филипп Голощекин.

12.VIII-41 г. Бутырская тюрьма, камера 224.

Во имя того, что я не случайный человек в партии, что дело мое не имеет только личный характер, прошу Секретариат И.В. Сталина доложить мое заявление лично Сталину.

/подпись/".

Мы публикуем документ, который прекрасно рисует быт и нравы, которые тогда царили в высших эшелонах власти и особенно в органах НКВД. Жизнь человека в те далекие времена не стоила и медного гроша. Из приведенного документа читатель увидит, что судьба Голощекина, приговор к высшей мере социальной защиты - расстрелу, мог быть назначен без всякого суда по простой договоренности между НКВД и Прокуратурой СССР.

"Заключение

по следственному делу N 842 по обвинению Голощекина Филиппа Исаевича в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 17-58 п. 8, 58-10 и 58-11 УК РСФСР.

Народным Комиссариатом Внутренних Дел Союза ССР по обвинению в принадлежности к антисоветской организации 15 октября 1939 года был арестован Голощекин Филипп Исаевич - главный арбитр при Сов-наркоме СССР.

Произведенным по делу расследованием установлено, что в 1917-1918 гг. Голощекин на Урале примыкал к антипартийной группировке "левых коммунистов". Перед VII съездом партии, на областной Уральской конференции, голосовал против заключения Брестского мира...

На VIII съезде партии участвовал в оппозиции по военному вопросу и выступал с содокладом против Ленина и Сталина.

С 1925 по 1933 год Голощекин, будучи первым секретарем Казахского Крайкома ВКП(б), являлся одним из руководителей правотроцкистской организации, вовлекая в нее новых лиц. В 1931 году Голощекин завербовал в организацию секретаря Казахского Крайкома ВКП(б) Голюдова С.Т. (осужден).

Голощекин высказывал террористические намерения против руководителей Советского правительства...

В предъявленном обвинении Голощекин виновным себя не признал. Изобличается показаниями арестованных Сафарова, Ежова, Лившица и Голюдова (все осуждены).

На основании вышеизложенного Голощекин Филипп Исаевич, 1876 года рождения, уроженец г. Невель Витебской губернии, еврей, гражданин СССР, бывш. член ВКП(б) с 1905 года, до ареста - главный арбитр при Совнаркоме СССР, обвиняется в том, что он являлся участником антисоветской правотроцкистской организации, вовлекал в нее новых лиц; высказывал террористические намерения, т.е. в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 17-58-8, 58-10 и 58-11 УК РСФСР.

Считая предварительное следствие по делу Голощекина Ф.И. законченным и предъявленное ему обвинение доказанным, руководствуясь специальным указанием директивных органов Союза ССР, -

ПОЛАГАЛ БЫ:

Голощекина Филиппа Исаевича, 1876 года рождения - расстрелять.

Начальник следчасти по особо важным делам НКВД СССР - ст. майор Государственной безопасности

/подпись/ /Влодзимирский/".

Последний документ дела Голощекина выглядит так:

"Сов. секретно

Справка

Приговор о расстреле Голощекина Филиппа Исаевича приведен в исполнение 28 октября 1941 года.

Нач. 1-го спецотдела НКВД СССР /подпись/".

Такая же судьба постигла и других организаторов и участников цареубийства Белобородова и Сафарова. Их тела, как тела дохлых собак, были сброшены в общую могилу.

Публикация Игоря НЕПЕИНА

Комментарии
Комментариев пока нет