Новости

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Их называют "имеровские"

27.07.2004
Три эпизода из криминально-милицейской жизни Миасса

Сергей ЛИХАЧЕВ
Миасс
В материале "Властный извоз" ("ЧР", 9.06.04) мы коснулись деятельности частного охранного предприятия "Муниципальный центр безопасности" (ЧОП "МЦБ"). Коснулись самым краем. Между тем эта структура достойна самого пристального внимания общественности и правоохранительных структур области.

Три эпизода из криминально-милицейской жизни Миасса

Сергей ЛИХАЧЕВ

Миасс

В материале "Властный извоз" ("ЧР", 9.06.04) мы коснулись деятельности частного охранного предприятия "Муниципальный центр безопасности" (ЧОП "МЦБ"). Коснулись самым краем. Между тем эта структура достойна самого пристального внимания общественности и правоохранительных структур области.

У этого ЧОПа несколько учредителей (вплоть, как мы уже рассказывали, до начальника УВД Владимира Морозова), но бойцов "МЦБ" в городе именуют не иначе, как "имеровские". Каждый знает, что структура эта создана Маменджаном Имеровым, ушедшим в 1997 году на заслуженный отдых с поста начальника уголовного розыска Миасского УВД.

СМИ Миасса называют его "легендарным опером" и "человеком, которому до сих пор снятся милицейские сны". Корреспондент "Челябинского рабочего" нередко слышал из высоких милицейских уст о том, что "МЦБ" всегда и охотно помогает миасской милиции в поддержании порядка. О том, что сотрудники этого ЧОПа раскрыли немало преступлений. Мы попробуем рассказать вам, как "имеровские" раскрывают преступления и какими средствами поддерживают порядок.

У читателей "Челябинского рабочего" есть уникальная возможность проследить, как произошло превращение Маменджана Имерова из милиционера в очень влиятельного пенсионера.

Первая "стрелка"

Игорь Шканов приезжает в свой родной город Миасс на разных машинах и как можно реже - один раз его при всем честном народе пытались вытащить из автомобиля с неясными последствиями. Вот уже пять лет Шканов ходит по острию ножа и настолько привык к этой ситуации, что встречи с ним корреспондента "Челябинского рабочего" по продуманности мер безопасности напоминали детектив. Они чаще срывались, чем получались.

В далеком 1997 году Игорь Шканов был другом Маменджана Имерова. И когда начальник угро подал в отставку, Шканов предложил ему место охранника в своем магазине. Понятно, что Имеров в данном случае играл роль "крыши", что было совсем не трудно с его милицейскими связями.

Но Имерову стало тесно. Чтобы развернуться, нужно было укрепить свое положение в Миассе. В один из дней Имеров сообщил Шканову, что собирается ехать на "стрелку" с одним из миасских авторитетов - Игорем Жидковым по кличке Жид.

Вот что рассказывает об этом Игорь Шканов:

-- Когда-то Имеров сказал мне, что едет на эту "стрелку", я предложил свою помощь, потому что Жидков всегда приезжает на нескольких машинах, с боевиками. Имеров взял себе револьвер, мне дал ПМ. Жидков приехал с сопровождением, на трех машинах. Я остался в машине, Жидков с Имеровым о чем-то говорили, потом Жидков ударил Имерова, тот вытащил револьвер и начал палить Жидкову под ноги. Тот спрятался в недостроенном доме, его люди отбежали на некоторое расстояние. Я вернул Имерову ПМ, и он двумя пистолетами держал всю толпу, пока я съездил в милицию, где рассказал Владимиру Морозову о случившемся. Морозов лично выехал туда с милиционерами. Жидкова и его людей избили. Позднее его увезли в милицию, где продержали несколько месяцев. В итоге он получил два года условно. Что касается оружия у Имерова, то, по официальной версии, он держал всех бандитов при помощи: газового пистолета.

Мы не зря столь подробно остановились на этом эпизоде. По мнению Шканова, с этого момента и началась новая, поистине звездная карьера Имерова. При поддержке своего старого друга Владимира Морозова - начальника криминальной милиции города, а с недавних пор и всего УВД - Маменджан Имеров превратился не просто в удачливого бизнесмена, но в человека, которому по определению можно много больше, чем другим. И это "можно" он с успехом использовал в случае со своим другом Игорем Шкановым.

Уголовное дело N 28020

Не знаю, есть ли еще уголовное дело, где потерпевший написал бы 78 жалоб. Кроме того, дело это прекращали и вновь возбуждали восемь раз. Первое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было вынесено 6 ноября 1998 года. Последнее - уже о прекращении уголовного дела - 27 октября 1999 года.

-- Теперь я уверен, что правосудие в нашей стране штука избирательная, - говорит Игорь Шканов. - Имеров и его товарищи лишили меня собственности более чем на миллион рублей. Они по-прежнему пользуются моим имуществом, они на свободе. Я боролся год, я сделал все, чтобы этого не случилось. Но победить Имерова в Миассе невозможно.

Пути предпринимателя Шканова и пенсионера Имерова разошлись не сразу. Видя активность своего приятеля, Игорь Шканов начал ограничивать свои контакты с ним. Ограничивать до такой степени, что однажды не пришел на день рождения. Он и не подозревал тогда, что все это закончится полным разрывом с весьма печальными последствиями.

1 октября 1998 года к Шканову пришли люди Имерова - Богатырев, Суслов и Радионов. Они потребовали, чтобы он написал им расписку на сумму 179 тысяч рублей, якобы занятых у них ранее.

-- Я отказался писать эту расписку, - рассказал Шканов "Челябинскому рабочему". - Тогда они стали угрожать мне, в том числе и убийством. Я воспринял угрозу весьма реально - ведь Радионов уже был как-то осужден за убийство авторитета по кличке Лух на 10 лет, но почему-то (говорят, не обошлось здесь без связей Имерова) вышел на свободу через два года. Поэтому я написал расписку.

Из последнего постановления о прекращении уголовного дела, составленного следователем Миасской прокуратуры Олегом Гариповым, следует, что Богатырев, Суслов и Радионов настаивали на том, что ничем Шканову не угрожали и расписку он написал добровольно.

Присутствует в постановлении и ссылка на свидетеля Ольшевского, сотрудника магазина, который присутствовал при получении расписки. Этот свидетель, если верить Гарипову, показал, что " : со стороны Богатырева, Суслова и Радионова никаких угроз в отношении Шканова не высказывалось".

Момент со свидетелем Ольшевским более чем странный. Дело в том, что за несколько месяцев до постановления следователя прокуратуры Гарипова Ольшевский собственноручно писал заявление на имя Генерального прокурора Скуратова, которое начиналось так: "1 октября 1998 года я стал свидетелем вымогательства расписки. Расписку на сумму 179000 рублей вымогали у моего коллеги Шканова. Участниками вымогательства были ранее мне знакомые Суслов, Богатырев и Радионов:"

Как бы то ни было, в этом эпизоде следователь не нашел признаков состава преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ (вымогательство).

Самоуправство

Обладая распиской, Имеров начал действовать решительнее. 19 октября он составляет опись продуктов в магазине "Березка" и фактически выдавливает оттуда Игоря Шканова и его брата Алексея. С этого момента дневная выручка забирается людьми Имерова.

Объясняя свои действия следователю, Имеров сказал, что вложил в магазин крупную сумму денег. Выручку же братья Шкановы забирали себе и тратили ее не на развитие бизнеса, а на свои личные нужды.

Вот выдержка из постановления: " : О том, что за защитой своих прав необходимо было обратиться в суд, он (Имеров. - С.Л.) знал, но решил, что в суде все затянется надолго и за это время Шкановы присвоят себе все деньги".

Надо признать, что ходить по судам во имя защиты своих прав Маменджан Имеров не любит и сейчас. Что же касается эпизода с захватом магазина, то следователь Гарипов усмотрел признаки преступления, предусмотренного ст. 330 ч.1 УК РФ (самоуправство). Первая часть указывает на то, что не было ни насилия, ни угроз его применения. Другими словами, в представлении следователя Гарипова, Имеров пришел в магазин и, никому и ничем не угрожая, забрал у людей бизнес, ни имея при этом ни одного правоустанавливающего документа. Абсурдность такой гипотезы очевидна. Точно так же очевидно, почему прокуратуре было необходимо натянуть первую часть: она подпадала под объявленную Государственной Думой амнистию.

Таким образом, уголовное дело против самоуправца Имерова было прекращено в связи с амнистией. Шканову ничего не вернули, и ему до сих пор остается только то утешение, что амнистия не является реабилитирующим обстоятельством.

Впрочем, на этом дело не кончилось. Кроме бизнеса у Шканова была отнята квартира.

-- Это была двухуровневая квартира, их принято называть элитными, - рассказывает Игорь Шканов. - Я купил ее в рассрочку у Сергея Соколовского за 25 тысяч долларов. Мы договорились, что документы оформим в тот момент, когда я внесу последний взнос. К октябрю 1998-го мне оставалось заплатить около четырех тысяч долларов. И тут я узнал, что люди Имерова давят на Соколовского, требуя, чтобы он оформил квартиру на них. Я взял с собой диктофон и 16 октября поехал на переговоры с Соколовским.

Корреспондент "Челябинского рабочего" прослушал запись. Из нее явно следует, что на Соколовского оказывается давление и он склонен к тому, чтобы переписать квартиру на того, кого укажет Имеров.

Имеров указал на Богатырева. Именно ему и была продана квартира за 80 тысяч рублей - по тем временам аккурат четыре тысячи долларов. А та 21 тысяча, что была выплачена Соколовскому Шкановым, была объявлены платой: за съем жилья. Получается, что Шканов снимал квартиру по цене чуть менее тысячи долларов в месяц. А потом Соколовский продает квартиру Богатыреву по цене, приравненной к четырехмесячной аренде жилплощади.

Нереальность столь высокой арендной платы и столь низкой продажной цены элитной квартиры не возбудила миасских правоохранителей. Все сделали вид, что такое возможно. На диктофонную запись, из которой явно следует, что Шканов именно покупал, а не снимал квартиру, никто внимания не обратил.

Богатырев, получив на руки договор купли-продажи, сперва заварил дверь квартиры, где проживал Шканов, а спустя несколько дней вынес оттуда всю мебель и вселился сам.

-- Они заварили дверь квартиры потому, что были уверены: там я держу документы и диктофонные записи, - пояснил Шканов "Челябинскому рабочему". - Но они просчитались. Правда, наличие документов не слишком-то мне помогло, - добавляет он, вспоминая итоги расследования.

Квартиру Шканову так и не вернули:

Возможно, Шканов чего-то недоговаривает. Возможно, причина конфликта между ним и Имеровым лежит где-то глубже и, по сути, является борьбой за место под солнцем.

Сам Шканов относится к такому предположению философски, святым себя не выставляет.

-- Если я в чем-то виновен, - говорит он, - то готов переселиться в камеру. Но по соседству со мной должен находиться Имеров.

От редакции. Дело Шканова уникально своей очевидностью. И поразительным решением правоохранительных органов, закрывших на эту очевидность глаза. Как мы увидим из дальнейших публикаций, такое поведение миасских правоохранителей войдет в норму - возбудить уголовное дело против структур, контролируемых Имеровым, невозможно в принципе. Мы увидим, как "имеровские" активно вмешиваются в правосудие, как бесшабашно ведут себя в качестве охранников, как самостоятельно пытаются раскрыть преступления. И как тем самым сами совершают преступления. Преступления, которые не спешат раскрывать ни миасская милиция, ни Миасская прокуратура.

(Продолжение следует)

Комментарии
Комментариев пока нет