Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Новый образ жизни Южного Урала

07.05.2015
Завершая проект «Эвакуация», мы попросили его участников подвести итоги тех масштабных процессов, которые происходили в нашей области в годы войны и в ранний послевоенный период.

Завершая проект «Эвакуация», мы попросили его участников подвести итоги тех масштабных процессов, которые происходили в нашей области в годы войны и в ранний послевоенный период.

Одарили край специалистами

Эвакуация доставила огромные проблемы и трудности. Но в итоге она принесла и очень много полезного как в годы войны, так и после нее.

В индустриальном секторе Южный Урал получил сплав коллективов. К примеру, эвакуированные ленинградцы привнесли на Кировский завод свой талантливый технический поиск, наши - принцип поточной организации труда. Свое умение работать дали харьковчане и сталинградцы.

Другой пример: не будь в процессе эвакуации ленинградцев, приехавших в Магнитку, наверное, еще долго бы занимались поиском выплавки броневой стали в мартеновских печах. Но в Магнитогорске появилось спецбюро, с помощью которого задача была решена в течение месяца после начала войны.

Благодаря сплаву коллективов на Южном Урале появляется много новых технологических решений, которые сохранятся здесь и после войны. В Челябинскую область было эвакуировано примерно 200 предприятий. Часть из них вернулись назад, но оставили свой фундамент традиций.

Культуру Южного Урала в период войны формировала не только научно-техническая интеллигенция. Со своим кадровым потенциалом прибывает целый ряд вузов.

Например, Киевский медицинский. В декабре 43-го года на его основе рождается Челябинский медицинский институт. В том же 1943 создается Челябинский механико-машиностроительный институт на базе сталинградского вуза. Возрождаются ликвидированные в начале войны техникумы.

Один из главных итогов - реэвакуированные после войны учебные заведения оставляют на Южном Урале подготовленные, квалифицированные кадры. Например, киевляне-медики оставили в Челябинске 138 специалистов, из них 37 докторов наук.

Как-то встретил в музее в Чебаркуле одного пожилого сотрудника. Случайно узнал, что он из Электростали. Спрашиваю: «А почему не вернулись назад?» «Вы знаете, - отвечает, - здесь такую хорошую дивчину встретил! И природа тут великолепная - так и остался». Таких - множество, кто нашел не только семью, но и работу.

Спектакли за полночь

Другая сфера, развившаяся на Южном Урале после эвакуации, - театральное искусство. Сюда прибыли Московский Малый театр, Орловский, Воронежский, Днепропетровский, ряд других. Они невольно вытесняют из Челябинска местные труппы. Но те уезжают в районы, в глубинку, приобщая ее к культуре, поддерживая духовно в тяжелую годину. А еще и те, и другие выезжали на фронт.

Много было концертов, выступлений агитбригад - почти на каждом заводе. Прибывшие из центра артисты оказывали профессиональную помощь в организации художественной самодеятельности на предприятиях Южного Урала коллективы которых принимали участие во всесоюзных конкурсах.

Еще пример. Идет заседание обкома партии, после которого артисты намерены показать премьерный спектакль «Три сестры» по пьесе А.П. Чехова. Совещание затягивается за полночь. Артисты не уходили, но было опасение: а вдруг участники встречи, уставшие, разойдутся. Ни один зритель не покинул театр до конца спектакля... Чехов победил. Это было в Челябинске в ноябре 1944 года, в пятом часу ночи.

Творческие коллективы, прибывшие к нам, показывали не только наработанные постановки. Они руководствовались принципом злободневности. Кстати, не уверен на сто процентов, но есть основания полагать, что именно Челябинск был одним из первых после Ленинграда городов, где прозвучала знаменитая Седьмая симфония Д. Шостаковича.

Театры прививали культуру, умение слушать и слышать. Не зря потом, после войны, москвичи с удовольствием приезжали к нам на гастроли. Актеры Малого театра говорили: «Мы к вам приезжаем как домой».

Наш кукольный театр тоже работал, ставил новые спектакли, в том числе на злободневные темы. Артисты ездили по детским домам, различным предприятиям. Куклы - и то сражались.

В колхозах, районах области в этот период создаются хоры, инструментальные ансамбли. В них состояли и дети, и взрослые - в возрасте от десяти до шестидесяти лет. Организовывала концерты и наша филармония.

Был образован Фонд художника только наполовину состоящий из местных талантов. Они выпускали различные плакаты, «Окна ТАСС». Те, кто не ушел на передовую, составляли фонд уральской гвардии художников.

Людей творческих было много. Они не сидели без дела. Внутренний настрой населения тыла рождал новые идеи. Показательная деталь. Представьте: в 1943 году - там, где сейчас на Кировке стоит высотное здание, к 25-летию Октябрьской революции был построен кинотеатр «Октябрь». Работали кинотеатры «Кировец», «Спартак».

Детишек учили разных

В Кыштым по эвакуации прибыл Ленинградский педагогический институт имени Герцена. Велась защита научных работ - вплоть до докторских диссертаций. Большинство защищавшихся - уральцы. Здесь создавалось огромное количество методических пособий, проводились конференции для наших учителей. А ведь число педагогов в начале войны сократилось на 25 процентов. Каждый четвертый ушел или на фронт, или на производство. В школы пришли молодые, те, кто не имел высшего образования, только-только окончив десятилетку. Некоторые - с семью классами средней школы. И эта методическая помощь была невероятно значима.

Территории школ более чем на треть были отданы под госпитали. В тех в трудных условиях и наши местные учителя, и преподаватели эвакуированных вузов пытались детей поддержать и научить.

Например, в Златоуст приехали дети начальных классов из Белоруссии. Они плохо говорили по-русски. Переводить их из-за этого на один класс ниже - обидно, особенно переросткам. Чтобы их подтянуть, учителя стали проводить дополнительные занятия во внеурочное время. В Верхнеуральском районе подобная школа работала на эстонском языке.

Приехавшие учителя из других областей подключались к решению проблем всеобуча. Допустим, ученики не ходили в школу потому, что не было обуви, одежды. В Магнитогорске школы организовали на окраинах города - чтобы ребенок не ходил в центр, не тратил сил, а учился прямо здесь. На базе санаториев открывали лесные школы, где ослабленные, обездоленные ребятишки могли поднабраться сил и одновременно учиться.

Учителя, как и артисты, несли новую культуру.

Приемник и культура быта

Эвакуация привнесла особую культуру столичных городов и в быт людей. Стали как-то больше задумываться о том, как живем, говорим. Есть красноречивая история. Девочка, эвакуированная из Москвы, в одной из южноуральских школ начала что-то рассказывать и обронила фразу: «Сегодня мы ели картофельное пюре». Поднялся хохот! На Урале не было картофельного пюре. Была картофельная толченка - все! А ведь неведомое слово несло новую культуру!

Еще один интересный эпизод. Е.П. Агарков рассказывал: «Девушки бригады часто приходили на работу неопрятные. Времени на себя нет, работают с утра до ночи. Посмотрел, так дело не пойдет. Пригласил в бригаду взрослую женщину из эвакуированных. И ведь любо дело стало: труженицы причесанные, чулки поштопанные, одежда проглаженная». Иногда ведь бывает как: одежка вроде бы простая, но если чистенькая, то и смотрится со вкусом.

Депутаты Верховных Советов Украины и Белоруссии, приехавшие с эвакуированными, включались в работу. Помогали местным руководителям, взаимно творчески и духовно обогащаясь.

Казалось бы, развитие городского транспорта требовало само время. Но ведь наверняка именно те, кто приехал из промышленно развитых городов, задумались: как это в Челябинске нет троллейбуса?! Рабочие добираются до заводов пешком за 5-8 км. И троллейбус пустили в декабре 42-го года! Катанку, провода дали наши заводы. А машины - около двадцати - Москва прислала, какое-то количество - Куйбышев. Мне рассказывали, как один профессор целый день катался на первом Челябинском троллейбусе, потому что это было чудо!

Одна бытовая деталь. Недавно в беседе со мной женщина - по национальности немка - вспоминала то время: «Мы жили в бараках дружно, все делали сообща, помогая друг другу, открывали для себя что-то новое». Правда, в Верхнеуральском районе, куда приехали жители Прибалтики, местные встретили их недружелюбно. Эвакуированные привезли радиоприемники, фотоаппараты, которые не успели у них изъять. Здесь такую технику мало кто видел. Это как с картофельным «пюре»: она сначала вызывала насмешку, недоверие, и только после войны местные жители поняли ценность новых вещей.

Владимир Павленко, кандидат исторических наук, член-корреспондент Академии военно-исторических наук, руководитель Челябинского отделения Российского военно-исторического общества

Историю творили и изучали

В 1944 году эвакуированные в Челябинскую область специалисты разных профессий, работники культуры и искусства, представители научной интеллигенции стали постепенно возвращаться в родные края. Уезжали поодиночке, семьями, целыми коллективами. Уезжали, оставляя здесь, на Урале не только свои знания, опыт, культурные традиции, но и весьма ощутимые результаты пребывания на южноуральской земле.

В результате эвакуации из прифронтовых областей промышленных предприятий Челябинская область значительно увеличила свой промышленный потенциал. Помимо традиционных для области предприятий черной и цветной металлургии в годы войны здесь были организованы новые производства. Танковая промышленность, авиационная и автомобильная, производство боеприпасов и минометного вооружения стали одной из основ тяжелой промышленности.

Пребывание в эвакуации Московского государственного академического Малого театра, Ленинградского академического театра оперы и балета, Орловского областного драматического театра, Московского театра сатиры, многочисленные гастроли лучших творческих коллективов страны на протяжении всей войны - все это, конечно, положительно сказалось на культурной жизни города и области.

Благодаря эвакуации в Челябинск ряда научных учреждений, учреждений культуры, высших учебных заведений, например, Сталинградского механического, Киевского медицинского институтов, определенный прорыв был сделан и в научных изысканиях. На базе мединститута, прибывшего из Киева, в разгар войны был организован Челябинский мединститут, кафедры которого внесли большой вклад в развитие здравоохранения на Южном Урале, помогли вылечить и вернуть в строй тысячи раненых фронтовиков.

Научная деятельность челябинских ученых в годы войны не только не прекращалась, но и выходила на новый виток развития. Естественно, что в этот период деятельность ученых была подчинена задачам военного времени, потребностям фронта и тыла. Например, тематика научных исследований ученых-историков имела ярко выраженный патриотический характер. Большое внимание стало уделяться характеристике войн, изучению военного прошлого, биографий выдающихся полководцев, военно-стратегических операций.

В годы войны штат преподавателей-историков Челябинского пединститута пополнился за счет ученых, эвакуированных из Москвы и Ленинграда. Профессор Д.Ю. Элькина из Москвы возглавила кафедру истории и начала работать над темой революционного движения на Урале и в Челябинской области. Доцент А.Ф. Лещенко работал над докторской диссертацией, посвященной происхождению славян. Другие сотрудники кафедры изучали революционное движение 1918 года в Одессе, историю украинской культуры и другое. Все они были прекрасными лекторами и, проводя большую пропагандистскую работу среди жителей города, повышали общеисторический и научно-политический уровень челябинцев.

При кафедре истории действовал научный студенческий кружок, в котором увлеченно занимались будущие ученые, крупные специалисты в разных направлениях исторической науки - М. Заборов, А. Шевеленко, И. Неманов.

Свой след в развитии исторической и педагогической науки оставили и ученые Ленинградского государственного педагогического института им. А.И. Герцена, эвакуированные в город Кыштым. Профессор В.Н. Бернадский в эвакуации не только продолжал свои традиционные исследования, но и проявил большой интерес к истории Уральского региона. В 1943 году он опубликовал научно-популярную брошюру «Грозная слава Урала», посвященную развитию в нашем крае металлургической промышленности.

Елена Турова, заведующая отделом публикации и научного использования документов Объединенного государственного архива Челябинской области

Горожан стало больше

Влияние пребывания эвакуированного населения на уральский тыл и последствия реэвакуации носили многоплановый характер. Эвакуированные трудились во всех сферах уральской экономики. Следует сразу сделать существенную оговорку. О самоотверженном труде эвакуированных людей в уральском тылу можно написать толстые тома. Мы не ставили себе целью рассказать о каждом из них, хотя, вне всякого сомнения, поколение, вынесшее все тяготы войны и принесшее нам Победу, заслуживает этого.

На некоторых предприятиях эвакуированные составляли значительную долю работников. Так, в 1942 году среди производственного персонала Магнитогорского металлургического комбината было 19,2 процента эвакуированных, на Кировском заводе - 30,8 процента. В 1943 году 31 процент всего персонала предприятия составляли рабочие и служащие с Кировского завода в Ленинграде.

Вот что писал в своих воспоминаниях Н.С. Патоличев, возглавлявший в годы войны Челябинскую областную парторганизацию: «Приезд работников Кировского завода, несомненно, сыграл решающую роль в организации производства танков на Челябинском заводе. Ленинградцами укомплектовали основные танковые цеха».

В целом пребывание эвакуированных рабочих и инженерно-технических работников на Урале оказало положительное влияние на кадровую проблему. Прибывавшие в эвакуацию с промышленными предприятиями сразу составляли костяк трудового коллектива, привнося свои традиции и культуру производства. Это сыграло большую роль в формировании индустриальных кадров Урала и способствовало взаимному профессиональному росту. В условиях, когда основная часть рабочих ушла на фронт и состав работников пополнился за счет подростков, женщин-домохозяек, зачастую именно эвакуированные рабочие и служащие образовывали на предприятиях ядро, вокруг которого складывались коллективы. Большую роль сыграли эвакуированные инженерно-технические и руководящие кадры.

В свою очередь реэвакуация рабочих и служащих промышленных предприятий, хотя и проводилась в ограниченных размерах, обострила кадровую проблему. В 1945-1946 годах с оборонных предприятий Челябинской области было уволено и выехало за пределы региона около 60 тысяч человек. В результате среди начальников отделов, заводоуправлений и цехов специалисты с высшим образованием не превышали 30 процентов, а среди мастеров имели высшее и среднее специальное образование не более пяти процентов.

С началом войны в связи с эвакуацией в городах Урала сосредоточились значительные силы работников различных отраслей науки и техники. В основном они приезжали с учебными и научно-исследовательскими институтами. Временное пребывание в тылу десятков учебных, научных и культурных заведений укрепило научный и культурный потенциал области. Большое влияние на культурную жизнь Урала оказали прибывшие в эвакуацию из Москвы, Ленинграда и других столичных центров писатели, поэты, журналисты, актеры, музыканты. В начале войны уральские писательские организации понесли серьезные качественные потери в связи с уходом литераторов на фронт. Прибытие в эвакуацию целого ряда виднейших представителей литературы СССР восполнило этот пробел и способствовало их росту. В городах области обосновались известные советские прозаики и поэты: Л.В. Никулин, М.Д. Львов. Деятельность прибывших в эвакуацию столичных театров способствовала развитию театрального мастерства местных актеров, воспитанию зрительской культуры.

Миграционные процессы в целом, а реэвакуация в частности, оказали влияние на демографическую ситуацию на Урале. Возросло количество городского населения. Приведем цифры из паспорта Челябинской области, составленного областной плановой комиссией в октябре 1944 года. По сравнению с 1939 годом городское население области увеличилось на 45,6 процента и достигло 1 миллиона 540 тысяч человек. Эта тенденция наглядно прослеживается на примере крупных городов области: если довоенный уровень населения принять за 100 процентов, то за пять лет его рост составил в Челябинске 162,9 процента, в Магнитогорске - 147 процентов, в Златоусте - 130,8 процента. В качестве главных причин такой демографической динамики облплан назвал перебазирование на восток промышленных предприятий из прифронтовой полосы, строительство новых и расширение действующих заводов, завоз в область молодежи из школ управления трудовых резервов и мобилизованных рабочих.

Война в целом и эвакуация в частности привнесли такие изменения в экономическую, социальную и духовную жизнь Урала, которые определили судьбу региона на многие десятилетия.

Марина Потемкина, доктор исторических наук, заведующая кафедрой всеобщей истории МГТУ имени Носова

Комментарии
Комментариев пока нет