Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Их называют "имеровские"

28.07.2004
Три эпизода из криминально-милицейской жизни Миасса

Сергей ЛИХАЧЕВ
Миасс

Очень странно было слышать вынесенное в заголовок серии прилагательное "имеровские" из уст судьи Миасского городского суда Ирины Емельянченко. Но так уж получилось, что обойтись без него в процессе, о котором пойдет речь ниже, было нельзя.
Судят Александра Казакова, парня бедового, с непогашенной судимостью за хулиганство. Судят за убийство. Судят второй раз - в марте этого года он был оправдан судьей Сафоновым, но областной суд этот приговор "поломал", указав на недостаточность судебного исследования доказательств.

Три эпизода из криминально-милицейской жизни Миасса

Сергей ЛИХАЧЕВ

Миасс

Очень странно было слышать вынесенное в заголовок серии прилагательное "имеровские" из уст судьи Миасского городского суда Ирины Емельянченко. Но так уж получилось, что обойтись без него в процессе, о котором пойдет речь ниже, было нельзя.

Судят Александра Казакова, парня бедового, с непогашенной судимостью за хулиганство. Судят за убийство. Судят второй раз - в марте этого года он был оправдан судьей Сафоновым, но областной суд этот приговор "поломал", указав на недостаточность судебного исследования доказательств. Сейчас судья Емельянченко уже закончила судебное следствие, прошли прения сторон. Приговор ожидается 30 июля.

Дело нерядовое, и не потому, что один судья уже оправдал Казакова, что случается довольно редко: по общей статистике уголовных дел, примерно в 0,7 процента случаев, а в тяжких преступлениях и того реже. А прежде всего потому, что предварительное следствие сделало все возможное, чтобы не было бесспорного доказательства вины Казакова. Постарались милиция, прокуратура и, возможно, еще одна, третья сила, которая в УПК не упоминается.

Вот уже два заседания подряд подсудимый Казаков рассказывает, как им занимались "имеровские". Толку от этого пока немного.

Из милиции - в лес

Убийство, в котором обвиняют Казакова, произошло 11 августа прошлого года. Двое молодых людей, Ермаков и Мартынов, зашли вечером к знакомой в общежитие, но ее не оказалось дома. Поскольку они громко стучали и мешали гражданам отдыхать, возникли конфликты с жильцами, в том числе с одним молодым человеком.

Ермаков и Мартынов ушли, через некоторое время вернулись, но вновь безрезультатно. Они вышли на улицу, где к ним подошел парень, попросил закурить, потом отвел Мартынова в сторону, к кустам. Менее чем через минуту Мартынов вышел и крикнул Ермакову: "Меня порезали!"

От полученного ножевого ранения Мартынов скончался.

Казакова, проживающего в том самом общежитии, куда приходили Мартынов и Ермаков, задержали через три недели после убийства, 3 сентября прошлого года, в 7 часов утра - так записано в книге учета. Протокол задержания был составлен в 16.20 того же дня. Ему предшествовала явка с повинной. Казаков признается в убийстве, рисует орудие преступления - нож, активно участвует в следственных действиях и даже своему адвокату, Алексею Маклакову, ничего по делу не рассказывает. И лишь на первом, оправдавшем его, суде он начинает излагать свою версию произошедшего. Вот она.

Его заподозрили в причастности к убийству и начали вызывать в Центральный отдел милиции (ЦОМ). После второго визита к правоохранителям Казакова встретили четыре человека, один из них был в форме сотрудника частного охранного предприятия "Муниципальный центр безопасности" ("МЦБ"), контролируемого Маменджаном Имеровым.

Из этой четверки сам Казаков доподлинно знает сейчас троих. Первый - Алексей Ермаков, друг убитого Мартынова, тот самый, что был вместе с ним в момент убийства. Позднее Ермаков станет главным свидетелем обвинения.

Второй мужчина, Вячеслав Усачев, бывший "опер", ныне - заместитель директора "МЦБ". Третьего, который был в форме охранника, зовут Тимур.

Казакова посадили в машину марки ВАЗ-2109 белого цвета и надели на глаза повязку. Что примечательно, окно оперативного дежурного ЦОМа выходит как раз на автомобильную стоянку. Казакова отвезли в район Васильевской свалки, в лес. Там его начали "убеждать" в том, что именно он является убийцей.

-- Меня только по лицу не били, - рассказал Александр Казаков "Челябинскому рабочему", - а так "метелили" от души. Приставляли к голове пистолет. Угрожали "опустить". Когда поняли, что я не "колюсь", предложили мне самому найти преступника.

При этом, если верить Казакову, Усачев пообещал ему: "Не найдем настоящего убийцу, ты присядешь. Кого-то испугаем, на кого-то новую шубу наденем, но ты на свободе не останешься".

Назначив свидание в районе фонтана на бульваре Мира, сотрудники "МЦБ" и примкнувший к ним Ермаков привезли избитого Казакова: обратно в Центральный отдел. В ЦОМе Казакова продержали еще два часа и выпустили.

Прокуратура отмахнулась

Это не более чем версия обвиняемого. Но, как нам стало известно из надежного источника, еще на похоронах Мартынова прозвучала клятва найти и покарать преступника.

Эдуард Мартынов оказался бывшим работником милиции. А его двоюродный брат Тимур Иксанов - сотрудник "МЦБ". Именно на него указывает Казаков, говоря о своем лесном приключении. Как выяснилось в суде, у Иксанова есть ВАЗ-2109 белого цвета. Допрошенный на суде в качестве свидетеля, он отрицал свою причастность к избиению Казакова, как и Усачев, заявивший, что подсудимого видит первый раз в жизни.

Нужно отметить, что прокуратура попросту отмахнулась от показаний Казакова. Еще в декабре 2003 года гражданская жена Казакова Олеся Гребенщикова написала в прокуратуру заявление, в том числе и по этому факту. Первое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было выпущено из недр прокуратуры 19 марта сего года - в аккурат под первый же приговор суда. Там даже не упоминаются фамилии тех людей, на которых указывает Казаков. Просто замечено, что в ИВС он попал без следов насилия и ни на что в это время не жаловался. Не были допрошены и сотрудники ЦОМа - привозили ли туда Казакова, увозили ли оттуда, возвращался ли он вновь.

Второе постановление, датированное 4 апреля (уже после первого, оправдательного, приговора, который вынесли 26 марта), слово в слово повторяет первое, но с некоторыми добавлениями. Так, туда включили опрос Вячеслава Усачева, который отрицал свою причастность к вывозу Казакова в лес.

Между тем вопросы, вывозили ли Казакова в лес и кто это сделал, - ключевые в данном уголовном деле. Если таковой факт имел место и если в этом участвовал Ермаков, то дело разваливается как карточный домик. И вот почему. Сразу после того как Казаков повинился перед следствием, было устроено опознание. Бывший с убитым Мартыновым Ермаков опознал в Казакове убийцу. Если принять за версию, что Ермаков встречался с Казаковым между 11 августа и 3 сентября в обстоятельствах самопального расследования, то суд не может принять свидетельские показания Ермакова на опознании - так говорит УПК.

Свидетель Жанна Хабарова

Вторым по значению свидетелем после Ермакова прокуратура назначила некую Жанну Хабарову.

Она показывает, что в ночь с 11 на 12 августа возвращалась домой, в общежитие, и на вахте ею был замечен раненый человек. Чтобы успокоиться, она вышла на общий балкон третьего этажа, где ею был замечен поднимающийся по пожарной лестнице Казаков. Она рассказала ему про порезанного парня, на что Казаков ответил ей: "Знаю, это я его зарезал". После этого он попросил Хабарову никому ничего не рассказывать и ушел в свою комнату.

Прокуратура верит Хабаровой свято. Никого не смущает отсутствие малейшей логики в описываемых действиях Казакова: совершив убийство, человек обычно редко делится этим с соседями. Следует учесть и тот факт, что Казаков не был с Хабаровой в дружеских отношениях.

Есть свидетели, утверждающие, что на Хабарову было оказано давление сотрудниками "МЦБ", что они приходили к ней несколько раз, били, намекали на дочь.

И еще один штрих. Хабарова, это следует из ее собственных показаний на суде, любит выпить и относится к жизни весьма легко. Сама она частые визиты охранников объясняет большим кругом своего общения. У нее полно друзей среди ЧОПовцев, но вот фамилий их она не знает, только имена.

А был ли мальчик?

На этом странности предварительного следствия не заканчиваются. Защите удалось найти нескольких свидетелей, указывающих на возможную причастность к убийству некого Юрия Конырева (фамилия по этическим соображениям изменена). Свидетель Сафаров утверждает, что Конырев из доверительных отношений признался ему в совершении убийства 11 августа. Свидетель Кузнецова сообщила суду, что Конырев просил у нее подтвердить его алиби на этот день, не поясняя, зачем оно ему нужно. Свидетель Согдареев также показал, что Конырев просил его говорить, "если что", что из двора, где они в вечер убийства все вместе распивали спиртные напитки, он, Конырев, ушел не пешком, а уехал на такси.

Когда эти факты были озвучены на первом процессе, прокуратура в лице представляющего государственное обвинение Сергея Сенина за-явила суду, что человек с такой фамилией в Миассе не числится. Более того, это прямо записано в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Гребенщиковой от 19 марта 2004 года: "В ходе проверки в адресном бюро ОПВС УВД г. Миасса Челябинской области были запрошены сведения на Конорева Юрия: по данным адресного бюро, Конорев Юрий в прописке и выписке г. Миасса Челябинской области не значится".

В запросе была допущена одна ошибка - фамилия его не Коно-, а Конырев. Остается только посочувствовать наивности прокуратуры, не догадавшейся запросить вариации редкой фамилии, ведь понятно, что не все так пишется, как звучит.

Но самое интересное впереди.

На втором судебном процессе допрошенный в качестве свидетеля начальник уголовного розыска Центрального отдела милиции Марат Хайрулин показал, что они так долго, три недели, не задерживали Казакова лишь потому, что: разрабатывали на причастность к преступлению Конырева. Дело в том, что, по оперативной информации, убийство совершил человек с кличкой Казак. У Конырева была именно такая кличка.

Картина получается следующая: в августе 2003 года милиция долгое время проверяет Конырева, но даже в марте 2004-го прокуратура об этом не имеет никакой информации, более того, в сем уважаемом заведении пребывают в уверенности, что Конырева не существует. И лишь через восемь дней после вынесения первого оправдательного приговора, а именно 4 апреля, прокуратура прозревает и опрашивает Конырева, чтобы сделать очередной отказной материал о причастности его к преступлению.

Правоохранители настолько заигрались, что 19 июля, во время заседания повторного суда над Казаковым, представитель прокуратуры Сенин, выступая в прениях, вновь назвал фигуру Конырева мифической. Потом, правда, поправился, что такой человек существует, но к делу непричастен.

Судейский цугцванг

"Челябинский рабочий" вовсе не готов утверждать, что Казаков невиновен, а Конырев и есть убийца.

Но во всем цивилизованном мире уголовное судопроизводство основывается на принципе толкования любого сомнения в пользу обвиняемого. Если смотреть на обвинительное заключение по Казакову, то сразу бросается в глаза отсутствие вещественных доказательств. Нет ничего. Не найдено орудие преступления - нож. Непонятно, во что был одет Казаков в момент совершения преступления, что с этой одеждой стало. Изъята она не была. Может быть, Казаков ее уничтожил? Свидетель Хабарова, видевшая, как он тайком пробирается в общежитие по пожарной лестнице, ни словом не обмолвилась об одежде, на которой, по логике, должны быть следы крови.

Эпизод с самодеятельным расследованием "МЦБ" требует особого осмысления - и с точки зрения привлечения "следователей" к уголовной ответственности, и с точки зрения правомерности обвинения Казакова в убийстве. Пока же мы не можем сказать, оговаривает Казаков "имеровских" или нет, и это тоже на совести прокуратуры, не удосужившейся провести полноценное расследование этого факта.

Да и вообще судебное следствие во многом подменило предварительное. Вместо того чтобы исследовать доказательства, судья был вынужден их собирать. Предугадать приговор сейчас невозможно. В шахматах есть такое понятие "цуг-цванг" - отсутствие хороших ходов, когда любое передвижение фигуры ведет к поражению. Примерно в таком положении находится судья Ирина Емельянченко, настоящий профессионал, с минимальным показателем отмененных приговоров, поставленная действиями прокуратуры перед нелегким выбором, когда любой шаг сомнителен.

(Окончание следует)

Комментарии
Комментариев пока нет