Новости

Парк имени Ленина приглашает в «Мурляндию».

Церемония закрытия состоялась на многофункциональной арене «Ледяной Куб».

Трехлетний мальчик умер в реанимации детской больницы Челябинска.

Можно быть в курсе всех новинок, не выходя из дома.

Чиновники сели за парты в школе управления.

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Олимпийца, многократного чемпиона СССР и чемпиона мира не стало в 69 лет.

Причиной смертельного происшествия стало взорвавшееся колесо.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Их называют "имеровские"

29.07.2004
Три эпизода из криминально-милицейской жизни Миасса

Сергей ЛИХАЧЕВ
Миасс
Мы заканчиваем серию материалов о сложившейся в Миассе криминально-милицейской ситуации. На этот раз речь вновь пойдет о действиях сотрудников контролируемого Маменджаном Имеровым частного охранного предприятия "Муниципальный центр безопасности" (ЧОП "МЦБ"). Причем эти действия, в отличие от описанного в прошлом материале, документально закреплены. По иронии судьбы, документ, положенный в основу этого материала, писался для того, чтобы избавить МЦБ от возможных проблем. Но он породил столько вопросов и сомнений, что требует более детального изучения - общественности и представителей областного УВД.

Три эпизода из криминально-милицейской жизни Миасса

Сергей ЛИХАЧЕВ

Миасс

Мы заканчиваем серию материалов о сложившейся в Миассе криминально-милицейской ситуации. На этот раз речь вновь пойдет о действиях сотрудников контролируемого Маменджаном Имеровым частного охранного предприятия "Муниципальный центр безопасности" (ЧОП "МЦБ"). Причем эти действия, в отличие от описанного в прошлом материале, документально закреплены. По иронии судьбы, документ, положенный в основу этого материала, писался для того, чтобы избавить МЦБ от возможных проблем. Но он породил столько вопросов и сомнений, что требует более детального изучения - общественности и представителей областного УВД.

Мы, наконец, можем проиллюстрировать, как миасские правоохранители относятся к заявлениям людей, посмевшим выступить против всесильного "МЦБ" и стоящего за ними Маменджана Имерова. От действий ЧОПа пострадали двое ребят-трактористов. Кроме того, сейчас над ними висит обвинение в изнасиловании.

А началась эта история так:

Версия трактористов

Сергей Федоров и Алексей Мельников снимали квартиру в Миассе. Вечером 5 февраля Мельников был дома один, когда в квартиру вошла незнакомая ему ранее женщина и обвинила его в изнасиловании. Потом ушла, чтобы вызвать милицию. Вскоре от подруги пришел Федоров. Минут через пятнадцать вернулась женщина, но не одна - ее сопровождали четверо сотрудников ЧОП "МЦБ" и кто-то в штатском, представившийся то ли мужем, то ли бывшим мужем изнасилованной. Трактористов слегка прибили, сказали, что они должны собрать по семь тысяч рублей. Посовещавшись, вывели из квартиры, сказав, что повезут в милицию.

Вместо этого их привезли в помещение "МЦБ", где занялись избиением уже всерьез. Били дубинками, пинали ногами. Достаточно будет сказать, что через сутки Мельникова госпитализировали на 21 день, Федоров лечился дома. Уже под утро избитых выкинули на улицу, предложив собрать на двоих 20 тысяч рублей.

Трактористы поставили в известность своего нанимателя Александра Ефимова. Он привез их в Центральный отдел УВД Миасса, где они были опрошены дознавателем. При этом ребята вспоминают, что дознаватель вовсе не горела желанием что-то выяснять и говорила, что "имеровские" так поступить не могли.

С этого места сюжет раздваивается. Пока трактористы лечатся, работают и отдыхают, словом, живут своей жизнью, милицейская машина раскручивает эту историю. 13 февраля, строго в процессуальные сроки, из недр дознавательского отдела выходит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Что касается женщины, обвиняющей ребят в изнасиловании, то она пишет заявление в прокуратуру. К этому вернемся ниже, пока же предлагаем насладиться сухим стилем дознавателя Центрального отдела милиции УВД лейтенанта милиции Надежды Абрамовой.

В возбуждении уголовного дела отказать

Сразу после преамбулы, описывающей суть заявления трактористов, Абрамова пишет: "В ходе дознания было установлено, что в ночь на 5.02.04 около 00 часов Мельников и Федоров в квартире : дома : по улице : изнасиловали гр. :, о чем имеется заявление в прокуратуре города:"

Итак, не приведя ни одного доказательства, лейтенант Абрамова не только установила сам факт изнасилования, но и изобличила преступников. Не хочется напоминать, что факт преступления устанавливает суд, и не абы как, а по совокупности имеющихся в деле доказательств. Впрочем, задача отдела дознания в данном случае куда более скромная, чем устанавливать, кто и кого насиловал. И то, что Абрамова что-то там установила, является не более чем черточкой, характеризующей ее процессуальную грамотность.

Поехали дальше. Абрамова пишет, что жена вызвала охранников "МЦБ" и своего мужа, работающего в ночную смену. Муж со злости ударил трактористов несколько раз "кулаками по голове". Денег при этом не вымогал, что подтверждают присутствующие охранники.

Следующий момент хотелось бы выделить особо. Дознаватель пишет: "После этого охрана МЦБ совместно с : (мужем - авт.) доставили Мельникова и Федорова в помещение ЧОП "МЦБ".

Желая или не желая того, дознаватель Абрамова документально закрепила момент: похищения людей и самоуправные действия со стороны сотрудников ЧОПа.

Создавая частные охранные структуры и лицензируя их через органы внутренних дел, государство берет на себя ответственность за деятельность сотрудников этих организаций.

В статье 12 Закона "О частной детективной и охранной деятельности" прямо указано: "Лицо, совершившее противоправное посягательство на охраняемую собственность, может быть задержано охранником на месте правонарушения и должно быть незамедлительно передано в орган внутренних дел (милицию)". По логике законодателя, у каждого частного охранника должен быть закрепленный за ним объект (пост), и лишь на этой территории деятельность его правомерна. Но если даже предположить, что сотрудники "МЦБ" относились к женщине как к охраняемой ими особе, то все, что они могли сделать, так это доставить трактористов в милицию как подозреваемых в совершении изнасилования.

Вместо этого они, незаконно лишив Мельникова и Федорова свободы, вывели их из квартиры и привезли в здание "МЦБ".

Российский законодатель уголовно преследует самоуправство, понимая под ним совершение действий, противоречащих закону или иным нормативным правовым актам, "правомерность которых оспаривается организацией или гражданином, если такими действиями причинен существенный вред". Более того, отягчающим обстоятельством в данном случае является насилие или угроза его применения.

Били или нет?

Дознаватель Абрамова полагает, что нет, и пишет - "дознанием не было добыто объективных данных, указывающих на признаки состава преступления:"

Отрицается и вымогательство денег, могущих компенсировать женщине горечь изнасилования.

Свои выводы дознаватель строит из анализа показаний охранников "МЦБ", мужа женщины и ее самой - то есть всех тех, кто и обвиняется трактористами в избиении и вымогательстве.

При этом лейтенант Абрамова не слишком акцентируется на самом главном вопросе: почему Мельникова и Федорова повезли не в милицию, а в помещение "МЦБ". В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела дознаватель пишет, что там с ними беседовал муж женщины.

Простите, о чем беседовал? Что насиловать нехорошо? В какую логику укладывается этот ночной разговор (если это, конечно, был просто разговор) в помещении "МЦБ"?

Если вспомнить тот факт, что после беседы Федоров нуждался в амбулаторном лечении, а Мельников был госпитализирован на 21 день, то хороша была беседа! Кстати, никакие медицинские документы в постановлении Абрамовой не упоминаются - когда рука дознавателя выводила "отказной", Мельников еще лежал в больнице.

И еще одно: мы помним, что трактористы были отпущены из "МЦБ". Понять логику разгневанного мужа становится все сложнее. Так чем же таким закончилась беседа? Почему Мельникова и Федорова не отдали в руки правосудия, а заявление об изнасиловании женщина написала уже после того, как трактористы заявили в УВД о собственном избиении?

Ищут пожарные, ищет милиция:

Ищут, не могут найти.

Удивительное дело - первый допрос трактористов в качестве обвиняемых в изнасиловании состоялся: 15 июля. Более пяти месяцев прошло с того момента, как женщина написала заявление.

По иронии судьбы активность прокуратуры совпала с активностью "Челябинского рабочего". Посещают грешные мысли: уж не наше ли скромное желание разобраться в действиях "МЦБ" подвигло на подвиг миасскую прокуратуру?

Следователь Игорь Балакин, ведущий сейчас это дело, опроверг такое мнение, заявив корреспонденту, что уже в апреле хотел подавать в розыск, поскольку по указанным адресам ни Мельников, ни Федоров не проживают.

Хотел, но не подал.

А что трактористы? Может, ударились в бега, может, скрывались по малинам и хазам?

Да нет, они продолжали работать в селе Устиново. Когда ребята писали заявление об избиении, то предложили дознавателю связываться с ними через своего нанимателя Александра Ефимова. Последний оставил свой сотовый телефон. Да и без этого поиск не мог занять много времени - как только следователь прокуратуры связался с Ефимовым, он доставил ему трактористов для проведения первичных следственных мероприятий.

"Челябинский рабочий" намерен взять это уголовное дело под свой контроль. Уже сейчас, когда мы не допущены к материалам дела, есть сведения, что медицинская экспертиза там присутствует. Однако наш источник сообщил, что сам факт изнасилования, если верить экспертизе, мог произойти за три-четыре дня до подачи заявления. А в уже густо цитируемом нами постановлении Абрамовой указывается, что изнасилование произошло 5 февраля, а заявление было подано шестого.

Комментарий начальника отдела по лицензионно-разрешительной работе УВД Миасса капитана милиции Александра Медведева:

-- В наш отдел этот материал не попал - видимо, раз дознание отказало в возбуждении уголовного дела, посчитали ненужным обращать на него наше внимание. В обязанности лицензионно-разрешительной службы входит контроль над деятельностью частных охранных предприятий. Но чтобы мы проводили проверку по данному факту, я не помню.

Комментарий дознавателя ЦОМ УВД Миасса лейтенанта милиции Надежды Абрамовой:

-- Считаю, что факт изнасилования установлен, я обращалась к следователю прокуратуры Береговой, и она подтвердила, что женщина написала заявление об изнасиловании, где прямо указала на Мельникова и Федорова. В действиях сотрудников ЧОП "МЦБ" я признаков преступления не усмотрела. То, что они привезли трактористов в свой офис, не является самоуправством. К показаниям Мельникова и Федорова отношусь критически, вымогательство у них денег считаю недоказуемым.

Послесловие. Заканчивая наше не претендующее на полноту расследование, мы не могли не предоставить слово самому М. Имерову. Корреспондент "Челябинского рабочего" общался с ним, и, надо сказать, это было то еще общение. Господин Имеров построил тогда целую теорию городского менеджмента.

-- В большинстве городов России, - сказал он, - бал правят бандиты. У них побелели воротнички, но сути дела это не изменило - многие предприниматели платят дань криминальным структурам. И благодаря этим деньгам преступники становятся еще опаснее для общества. Я и мои единомышленники, а в основном это бывшие сотрудники милиции, делаем все, чтобы в Миассе этого не происходило. Поэтому в меня стреляли. Но хочу сказать: меня можно убить, но не запугать.

Коснулись мы аренды - ранее наша газета рассказывала, сколь много городской собственности оказалось в управлении структур, контролируемых Маменджаном Имеровым. А его частное охранное предприятие "МЦБ" сменило вневедомственную охрану на постах в мэрии и "Водоканале". Сам он относится к этому вполне спокойно:

-- Если посмотреть, что за собственность мы арендуем, то станет ясно: это более походит на благотворительность с нашей стороны. Все в ужасном состоянии. Вкладываем свои деньги, а вот окупятся ли эти вложения, не знаем. Что же касается охраны, то мы потому и охраняем мэрию, что нам за это платят с большим опозданием.

Скандалы последнего времени Имеров связывает с действиями своих конкурентов, пользующихся моментом безвластия в городе и торопящихся повесить на него всех собак. Но "имеровские" будут продолжать работать во благо Миасса и миасцев.

Что ж, мир не раскрашен в черно-белые краски. Возможно, Имеров со товарищи действительно борется с криминалом. Единственное, что хотелось бы в этом случае, так это иметь государство в качестве арбитра.

Пока же... С начала марта тянется дело об убийстве охранником "МЦБ" человека. Первая версия, озвученная в нашей газете на следующий день после убийства, - оружие было применено правомерно, для самообороны. Но есть два момента, заставляющих сомневаться в этом, - человек был убит в затылок, совершено это было в сотне метров от охраняемого объекта.

Нам достоверно известны еще два эпизода, связанных с избиениями людей сотрудниками "МЦБ". Сейчас потерпевшие набираются смелости для общения с нашим корреспондентом...

Комментарии
Комментариев пока нет