Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Министр экономики"

02.11.2000

В последние годы жизнь не раз подтверждала всем нам надоевшую истину: большинство наших проблем так или иначе сводится  к экономическим.  Во всяком случае, каждый из нас понимает, что заводы должны работать,  что должны строиться дома и дороги,  что, несмотря ни  на что, должен сеяться и убираться хлеб. Владимир Николаевич Дятлов - председатель комитета по экономике Челябинской области. По сути дела, министр экономики в правительстве области. Главный специалист по самым сложным  ее проблемам.

В последние годы жизнь не раз подтверждала всем нам надоевшую истину: большинство наших проблем так или иначе сводится к экономическим. Во всяком случае, каждый из нас понимает, что заводы должны работать, что должны строиться дома и дороги, что, несмотря ни на что, должен сеяться и убираться хлеб. Владимир Николаевич Дятлов - председатель комитета по экономике Челябинской области. По сути дела, министр экономики в правительстве области. Главный специалист по самым сложным ее проблемам. Это огромная ответственность, которая по силам не каждому. Сегодня мы беседуем с Владимиром Николаевичем Дятловым о том, каким был его путь к этой работе.

-- Владимир Николаевич, как вы сами считаете, с чего все начиналось?

-- Думаю, что с института. Я после школы поступил в наш Челябинский политехнический институт - нынешний Южно-Уральский государственный университет - на металлургический факультет. Отец у меня работал электромонтажником на заводе, так что в определенном смысле пошел я по семейной стезе. После первого курса поехал работать в стройотряд. Вот там, пожалуй, и получил первый большой опыт организационной работы. Тогда же, в студенческие годы, начал активно заниматься спортом - велогонками, легкой атлетикой. До сих пор, когда надо быстро прийти в форму, встанешь под холодный душ, голова проясняется, можно работать дальше.

-- Чему еще научили вас стройотряды?

-- Я освоил там множество профессий. Если подсчитать - около десятка точно. Работать приходилось много - строили и дороги, и телятники, и зерносушилки. Много чего. Кроме того, работа тогда помогала кормить семью, - женился я рано, на третьем курсе, вскоре дочка родилась. Ну и, конечно, именно в стройотрядах я приобрел то, что считаю самым главным, - друзей на всю жизнь. После окончания института меня пригласили остаться руководителем штаба стройотрядов. Остался, работал там четыре года. Наш Челябинский штаб стройотрядов занимал первые места по всей России. После этого меня пригласили на завод "Шлифинструмент" - сейчас это акционерное общество "Росси" - заместителем директора.

-- Справились?

-- Конечно, подарком это не было. Когда появился на заводе шлифовальных инструментов, он находился в очень сложной ситуации. Помню, как пришел на него впервые: в цехах грязь, нигде нет вентиляции. Был цех, который не могли достроить в течение 18 лет. Пришлось сразу организовывать работу, и за полгода мы завод подняли. Достроили многострадальный цех абразивного инструмента. В общем, справились.

-- А как вы стали генеральным директором абразивного завода?

-- Челябинский абразивный завод, ЧАЗ, был нашим поставщиком. И работа на нем в это время шла просто очень трудно. ЧАЗ находился на грани банкротства. Люди работали три дня в неделю, генеральный директор ушел по собственному желанию, то есть завод практически остался без руководства. Конечно, и у нас возникали проблемы. Как можно нормально работать, если основной поставщик постоянно задерживает заказы, не справляется с объемами? Короче говоря, возникло решение разработать программу восстановления ЧАЗа. Потом уже, когда мы выступили с этой программой, меня выбрали генеральным директором. Надо было оправдывать доверие, причем действовать быстро. Первое, что я сделал, - договорился с поставщиками сырья, чтобы нам дали несколько тысяч тонн в долг, буквально под честное слово. Мне поверили. Я знал, что мы людей не подведем, завод вытащим. Мы начали искать новых заказчиков, освоили несколько новых видов продукции.

-- И когда сказались первые результаты?

-- Уже через полгода завод не только покрыл все свои долги, но и заработал с прибылью. Мы сразу расплатились с поставщиками, начали наконец-то выплачивать дивиденды акционерам. Оказывается, это были первые дивиденды с того дня, как завод стал акционерным обществом. А дальше главное было не стоять на месте, развиваться. ЧАЗ был и остается единственным производителем корундов на Урале, а по некоторым видам - единственным по всей России. Тогда появился проект создания большой промышленной компании под названием "Абразивные заводы Урала". Мы ее создали. Сейчас в нее входят 5 предприятий. Наш ЧАЗ, Челябинский опытный завод, Кыштымский абразивный завод, текстильная фабрика. Сюда же входит институт УралНИИАШ.

-- Объединение оправдало ваши надежды?

-- Да. Оно позволило организовать целый комплекс с единым технологическим циклом. Если раньше, например, каждый из заводов мог производить какой-то промежуточный материал, полуфабрикат, то промышленная группа выпускает уже готовый продукт. Рассчитывая на мощности не одного завода, а целого объединения, были разработаны новые технологии, осваивались новые направления производства. Я много ездил по России, осваивал опыт других заводов. Мы на заводе перенимали и заграничный опыт.

-- Как же пришло решение уйти с завода в правительство области? И каким был путь?

-- Конечно, я не сразу пришел в областное правительство. В 1996 году я участвовал в выборах в Законодательное собрание. Решение пришло просто - буквально на каждом шагу приходилось сталкиваться с такими проблемами, которые зависели не от нас, а исключительно от бездействия властей. На каждом шагу обнаруживались какие-то пробелы и недостатки в наших законах. Одно невозможно сделать, потому что нет соответствующего закона, другое можно, но только в десять этапов, окружными путями, хотя проще все сделать в один шаг. В общем-то, внимания нашей промышленности практически не уделялось, а ведь Челябинск всегда был "городом заводов", заводы - это, если можно так выразиться, душа нашего города. Меня выбрали депутатом. Начал работать. У нас, депутатов, которые пришли в Законодательное собрание из промышленности, был подготовлен целый ряд критических замечаний. На одном из заседаний мы договорились с этими критическими замечаниями выступить. И вот сижу на заседании - все выступают, но критики ни от кого не слышно.

-- Решили выступить сами?

-- Решил. Вышел и: выступил. Может быть, даже слишком критично. Говорил о том, что нет необходимых законов, нет четкой и продуманной экономической политики. Кто-то тогда губернатору возьми да и скажи - мол, вместо того, чтобы критиковать, пусть этот Дятлов сам идет работать в областную администрацию, в комитет по экономике. Видимо, губернатору мое выступление понравилось. Потому что через полгода мне предложили возглавить комитет по экономике администрации Челябинской области.

-- И вы сразу же согласились?

-- Нет, согласился я не сразу. Для меня это было очень серьезным решением - я же был депутатом Законодательного собрания на неосвобожденной основе, то есть работы своей на абразивном заводе не прекращал. А согласиться на предложение губернатора - значило уйти с ЧАЗа. И все-таки я решился. Перешел в комитет по экономике, на меньшую зарплату, кстати сказать, чтобы не отказываться от своего слова. Перешел в самый тяжелый период: в 1998 году область была в глубоком кризисе, социальная сфера в упадке, многие предприятия на грани банкротства.

-- Вы, можно сказать, стали министром экономики в правительстве нашей области. С чего вы начали свою работу?

-- Первое, что необходимо было сделать, - это собрать команду. Людей молодых, энергичных, думающих. Многие пришли с челябинских заводов, то есть люди не понаслышке знают производственный процесс. Я считаю, команда у нас сейчас собралась хорошая. Это люди, которые работают не за зарплату - тем более, что зарплата в государственных учреждениях сейчас, сами знаете: Это те, кто действительно искренне хочет что-то сделать для города и области. Мы разработали антикризисную программу для Златоуста, Чебаркуля, Карабаша. Там была довольно сложная экономическая ситуация.

-- Созданы еще какие-то программы?

-- Очень много. Например, мы полностью воплотили в жизнь программу по внутриобластной кооперации. Что это такое? Дело в том, что еще несколько лет назад в области, в общем-то, сложилась парадоксальная ситуация. Одни наши заводы производили сырье и комплектующие в основном на экспорт. А другие вынуждены были буквально эту же продукцию в других регионах и даже за границей закупать. Программа внутриобластной кооперации состоит вот в чем: комитет по экономике смог наладить связи между заводами так, чтобы сначала сырье поступало заводам нашей области. И уже во вторую очередь - на экспорт. Был принят даже закон "О внутриобластной кооперации".

-- Я знаю, что при вашей огромной занятости вы еще успеваете преподавать в университете, который сами в свое время заканчивали?

-- Действительно, преподаю. Научной деятельности при университете я никогда не прекращал. За это время когда-то успел стать профессором на двух кафедрах в ЮУрГУ. И сейчас, честно говоря, когда встречаюсь со студентами, не устаю. Приятно, что все они такие энергичные ребята. У меня у самого дети студенты. И, по-моему, то, что я преподаю в университете, как-то укрепляет наше с ними взаимопонимание. С семьей, к сожалению, приходится проводить не так много времени, как хотелось бы, поэтому наша общность интересов очень ценна.

-- Владимир Николаевич, вы человек страшно занятой. А на отдых, на хобби остается хоть сколько-нибудь времени?

-- Совсем немного. Очень люблю рыбалку, когда есть время, мы с семьей выезжаем на озера. Люблю побродить по лесу. В свое время собирал коллекцию живописи - сейчас эта коллекция на абразивном заводе. Дома, вечером после тяжелого дня, хорошо почитать что-нибудь из классики. Успокаивает. Но долго в состоянии покоя находиться не могу: никакие проблемы сами собой не решаются, работы очень много.

Беседовала Валентина ТАНЕЕВА

Комментарии
Комментариев пока нет