Новости

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Наркомания является семейным заболеванием

31.07.2015
Наркомана нужно оторвать от маминой юбки, только тогда у него есть шанс на успешное выздоровление.

Наркомана нужно оторвать от маминой юбки, только тогда у него есть шанс на успешное выздоровление.

Так считает 34-летний Артем Лукьянченко, в прошлом героиновый наркоман, а сейчас директор челябинского реабилитационного центра «Онис» для людей, страдающих наркотической и алкогольной зависимостью.

Реабилитационный центр «Онис» еще очень молодой, ему чуть больше года. Но за это время здесь помогли уже 42 зависимым. Объяснить, как в центре из потерянного для общества человека делают вполне нормально, довольно сложно, ведь с каждым работают по индивидуальной программе.

Однако, основным в этой пошаговой методике является то, что занимаются с зависимыми такие же, как и они, то есть наркоманы. Правда, бывшие. И все начинается с истории.

История Артема

- Мой путь по дороге дурмана начался в 13 лет, когда после какого-то семейного праздника мама попросила убрать посуду со стола.

В одной рюмке увидел недопитую водку. Захотелось попробовать. Я не видел в этом ничего зазорного, ведь если взрослые выпивают, значит, это нормально. Замахнул стопку, не понравилось. Потом еще в какой-то компании выпил. Много. Мама всю ночь с тазиками вокруг меня бегала да жалела.

В 15 лет попробовал покурить марихуану. Трава - не наркотик, и с этим девизом я жил около года. Поначалу на травку тратил то, что давали родители на карманные расходы. Потом сам стал наркотой торговать.

В середине 90-х у барыг килограмм анаши покупал за 2400 рублей, продавал уже за 12 тысяч. В 16 лет у меня в спортивной сумке всегда лежал увесистый мешочек травки. К концу школы меня «познакомили» с героином. Вообще в Челябинске в конце 90-х годов был настоящий героиновый бум. Найти наркотик не составляло никакой сложности.

Я не кололся. Принципиально считал, что колются только наркоманы, а я нормальный парень, поэтому героин я нюхал. Нюхал в компаниях, когда была «движуха». Чувствовал себя Терминатором, был уверен, что со мной ничего не случится, я в любой момент могу остановиться.

Лет в 19 товарищ уговорил попробовать «пустить по вене». С этого дня я больше никогда в жизни не нюхал - только кололся. Это было нереально круто. Кололся ежедневно. О моей тайной жизни родные не догадывались. Я не «палился», синяков на венах не оставалось.

Но однажды мои сердобольные школьные товарищи пришли к отцу на работу и все ему рассказали. Мама и папа не поверили, ведь их умничка-разумничка просто не может быть наркоманом! Но, увы…

Кот с валерьянкой

За 9 лет употребления героина в моей жизни было несколько наркоцентров. Пока я находился в лечебнице, не кололся, как только выходил - сразу за иглу. Еще пил много, алкоголь помогал забыться. Я его теперь называю социально приемлемым ядом.

Был в жизни непродолжительный период трезвости. Тогда я познакомился со своей будущей женой. И все было хорошо до тех пор, пока друг не предложил мне сбыть крупную партию героина. Были нужны деньги, я согласился.

Приятель оставил у меня дома мешок порошка, взяв с меня слово, что я не буду его употреблять. Ага! Коту налили в миску валерьянку, а он должен сидеть и любоваться ею! Конечно, я сорвался. Спустя пару лет жена не выдержала и ушла.

Чтобы купить дозу, я воровал везде, где только мог. Приходил к родителям, крал у них. А если уже нечего было унести, плакал на руках у матери, и она давала мне деньги втайне от отца, ведь он всегда говорил, что я ответствен за тот путь, который выбрал. В итоге папа отстранился полностью, а мама сутками напролет лила слезы.

Но однажды знающие люди посоветовали ей кардинально изменить свое отношение ко мне. Когда я в очередной раз пришел к родителям за деньгами, увидел на двери новые замки. Мама отказалась со мной общаться, она как будто вычеркнула сына из своей жизни.

Я остался один на один со своей наркоманией. Началась великая депрессия, апатия, мысли о самоубийстве. Ко всему прочему, мои вены настолько истощились, что попасть в них иглой стало невозможно.

И вот именно в это время ко мне впервые пришло осознание существующей проблемы. Я стал себя ненавидеть. В этот же день позвонил матери, сказал, что мне нужна помощь, причем не материальная. С утра я уже был пациентом одного челябинского реабилитационного центра.

Там была хорошая программа «12 шагов», реабилитантов лечили бывшие наркоманы. Они рассказывали истории своей жизни, и до чего их довел наркотик. С тех пор я уже более восьми лет абсолютный трезвенник: ни наркотиков, ни алкоголя. И даже если увижу бесхозный мешок героина, не наброшусь на него. Счастье - в другом!

12 шагов

На сегодняшний день в «Онисе» проходят реабилитацию семь мужчин. Самому молодому 18 лет, самому взрослому - 40. Почти у всех гепатит или ВИЧ.

Все зависимы от спайса и солей. По словам Артема, с такими людьми работать намного сложнее, чем с героиновыми наркоманами. Говорит, что они совсем дурные, ведь синтетика полностью «разъела» мозг.

Находящиеся в центре не очень разговорчивы, чувствуется, что они реально стыдятся своей проблемы. Удалось пообщаться лишь с 34-летним Вовой, который уже год и 10 дней не употребляет наркотики. Каждый день трезвости он считает юбилеем.

- До центра я 16 лет был в состоянии постоянного дурмана. Началось все с амфетамина. В клубе попробовал, и понеслось... Были марихуана, анаша, героин… Последнее время сидел на спайсе и солях. Эту синтетику и пил, и курил, и колол. В итоге заработал кучу заболеваний, в том числе гепатит С. В центр принесли на руках. Я стал весить 42 килограмма, от солей отказало легкое, перестали ходить ноги, - делится реабилитант.

Директор реабилитационного центра «Онис» Артем Лукьянченко рассказывает, что работа с зависимыми строится по специально разработанной программе «12 шагов». Именно той, которая когда-то спасла его самого.

Основная цель состоит в том, чтобы помочь пациенту решить две стратегические задачи: признать свою болезнь и расстаться с ней. Несмотря на то, что человек попадает в реабилитационный центр по собственному желанию, практически все не считают себя больными. Чтобы помочь реабилитанту, на данном этапе с ним проводится большая работа. Главное - дать понять, что он не одинок в своей беде.

Выздоровление по программе «12 шагов» подразумевает полную изоляцию от социума. Поэтому мобильные телефоны – табу. Запрещен также просмотр новостей и прочих передач. По программе можно смотреть только специальные мотивационные фильмы. К примеру, «День сурка», «28 дней», «Дневники баскетболиста», «Чистый и трезвый». Эти картины связаны с употреблением запрещенных препаратов и выходом из зависимости.

Каждый день реабилитации проходит по определенному распорядку. С утра йога, потом занятия с психологом, групповые тренинги, индивидуальные и прочее. Каждое новое занятие сопровождается громким ударом в колокол. Живут реабилитанты в комнатах по нескольку человек, достаточно скромно. Готовят и убирают сами.

Центр работает на коммерческой основе по системе «all inclusive»: проживание, питание, занятия – все включено. Первый месяц пребывания стоит 40 тысяч рублей, второй - 30 тысяч, третий (амбулаторное лечение) - 20 тысяч рублей.

Мамочки

Артем Лукьянченко рассказывает, что родители реабилитантов, как бы в благодарность за то, что дети ступили на правильный путь, любят баловать своих нашкодивших сыночков. Каждый раз пытаются передать им шоколадку, конфетку, еще что-нибудь вкусненькое.

- Мы это не приветствуем! Наша задача сделать из 35-летнего мальчишки мужчину! Необходимо оторвать его от мамкиной юбки.

Вообще химическая зависимость - это семейное заболевание, но об этом мало кто знает. Семья, столкнувшись с проблемой наркомании и алкоголизма, как правило, винит во всем плохую компанию своего ребенка, общество, государство. Но никак не себя. Однако, по статистике, 80 процентов зависимых срываются после прохождения программы только потому, что отношения в семье не изменились.

Деток продолжают жалеть и во всем им потакать. Для того чтобы человек мог продуктивно выздоравливать, членам семьи необходимо знать особенности такого заболевания как химическая зависимость. В «Онисе» проводятся лекции, семинары, консультации для родных. Но, по словам Артема, с мамочками работать даже тяжелее, чем с наркоманами.

- Мамам нужно с малых лет давать детям возможность принимать решения. Если ребеночек в три года может самостоятельно надеть майку и трусики, не нужно делать все за него. Давайте детям взрослеть и учиться самим отвечать за свои поступки, - объясняет мужчина.

- В лечении наркомании нужно действовать от обратного.

Только тогда, когда моя мать закрыла передо мной все двери, я осознал свою проблему. Надо говорить: «Ты мой ребенок, я тебя люблю, но ты сам выбрал путь, по нему и иди». В этом отношении папа был прав на 100 процентов. Мать поддерживала мою детскость, несамостоятельность. Благими намерениями она прокладывала дорогу в ад. А отец позволил самому решить, что для меня будет лучше. И я решил, что лучше - жить!

Установлено, что 96 процентах случаев употребление синтетики ведет к преждевременной смерти.

Комментарии
Комментариев пока нет