Новости

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Рашников или Зюзин?

28.08.2004
Уже в этом году судьба ММК может круто измениться

Евгений КИТАЕВ
Челябинск

Недавно Владимир Путин подписал судьбоносный для Магнитки документ. Флагман черной металлургии исключен из списка предприятий, не подлежащих приватизации. Это означает, что исчезли все формальные преграды для продажи 17-процентного государственного пакета ММК, и он обязательно будет выставлен на торги. События последнего времени существенно изменили расстановку сил среди претендентов. Определились лидеры, чьи притязания на контроль над комбинатом теперь наиболее реальны.

Уже в этом году судьба ММК может круто измениться

Евгений КИТАЕВ

Челябинск

Недавно Владимир Путин подписал судьбоносный для Магнитки документ. Флагман черной металлургии исключен из списка предприятий, не подлежащих приватизации. Это означает, что исчезли все формальные преграды для продажи 17-процентного государственного пакета ММК, и он обязательно будет выставлен на торги. События последнего времени существенно изменили расстановку сил среди претендентов. Определились лидеры, чьи притязания на контроль над комбинатом теперь наиболее реальны.

Мужской сезон

Известный в России человек Виктор Шендерович несколько раз вспоминал удививший его телеэпизод. По каналу ТВ выступал российский военачальник и, видимо, не совсем попал в формат передачи. Ему попробовали деликатно напомнить о миллионах зрителей, на что генерал ответил по-солдатски прямо: у меня один зритель - министр обороны.

Этот "жизненный случай" я вспомнил в мае сего года, когда "Стальная группа "Мечел" развернула поистине беспрецедентную PR-акцию, посвященную пуску на комбинате нового агрегата - машины непрерывного литья заготовок (МНЛЗ). Были и раньше на этом предприятии публичные "смотрины", но не в пример скромнее, сдержаннее. А тут всех представителей местных СМИ предупредили заранее по нескольку раз, пообещав пресс-конференцию с "непубличным" гендиректором компании Владимиром Иорихом. Обрядили уже на месте в синие фирменные куртки, отправив удивляться переменам. Массовость была, как на первомайских демонстрациях. И слов об инвестициях и перевооружении прозвучало немало.

Однако (извиняюсь, конечно) закралась тогда в голову крамольная мысль: все это шоу также режиссировано для одного зрителя - губернатора. Чтобы сгладить возможный неприятный осадок от собрания акционеров ММК, на котором гендиректор флагмана Виктор Рашников обвинил акционеров "Стальной группы" в том, что они голосовали против любого решения, предлагаемого магнитогорцами. Героя журнала "Форбс" можно понять. У себя на "Мечеле" сибирские хозяева не первый уж год экономят на дивидендах, а тут им "невиданные" проценты мерещатся недостаточными. "Мы понимаем, что происходит, но держим ситуацию под контролем", - привело тогда слова топ-менеджера ММК одно из изданий.

Открытые слова и помыслы акционеров двух партий означали, что ситуацию нельзя уже стушевать дипломатическими улыбками. Что отношения со вторым по величине хозяином Магнитки - компанией "Южный Кузбасс", играющей первую скрипку в "Стальной группе", - накалились до неприличия. Представитель кемеровских бизнесменов Валентин Проскурня (входил в совет директоров "Мечела", когда угольщики только осматривались в Челябинске. - Авт.) миролюбиво успокаивал присутствующих, мол, "стальные" сибиряки не претендуют на госпакет Магнитки. Но вышло все равно некрасиво.

Можно предположить, что должен был подумать Петр Сумин. Ведь магнитогорский комбинат, управляемый твердой рукой первого хозяйственника области, обеспечивает бюджету Южного Урала более трети поступлений. При такой математике поднять руку на комбинат - перейти грань до-зволенного. Поэтому руководители угольно-металлургической группы от души старались рассеять осадок от годового собрания, показать власти, что эффективными собственниками могут быть и далекие географически, но близкие в помыслах люди. Для этого пришлось немного ускорить события. Собрание в Магнитке состоялось 28 мая, а 29-го господа из Кемерова уже принимали гостей, хотя, по информации достоверного источника, МНЛЗ заработала несколько позже. Просто агрегат оказался последним "сформулированным" на тот момент аргументом, зачехленным оружием сибирского капитализма.

И все действительно шло хорошо. Губернатор сказал, что власть рассматривает "Стальную группу" как одного из наиболее крупных инвесторов в экономику региона. Слова эти посланцы братской Сибири должны были ощутить как своего рода индульгенцию за небольшие шалости в Магнитке. Но тут - о, ужас! - гендиректор холдинга Владимир Иорих, вроде бы не-охотно, заявил, что не исключает участия в торгах, на которые будет выставлен госпакет ММК. Напомню: заверения Валентина Проскурни о том, что такого не будет, прозвучали всего лишь днем раньше. Что, интересно, по поводу этого "непостоянства" подумал губернатор?

Кокс как зеркало акционерной революции

Табачок порознь собственники Магнитки стали делить задолго до главного акционерного события года. Летом ряд СМИ сообщил о переговорах руководства ММК с ООО "Ровер" (Кемеровская область) о покупке его угольных активов, что помогло бы комбинату "частично снизить зависимость от поставщиков коксующихся углей и смягчить удар в связи с недавним прекращением поставок этого сырья от угольной компании "Южный Кузбасс".

Увы, собственные рудная и угольная базы флагмана оставляют желать лучшего, что в последнее время и побуждает Магнитку предпринимать шаги для достижения большей сырьевой независимости. Потребность в коксующемся угле составляет около 650 тысяч тонн. Доля же "Южного Кузбасса", по словам работников пресс-службы ММК, "значительно меньше половины". Тем не менее каждый здравомыслящий человек понимает: если у непрерывного производства, каковым является металлургический завод, отсечь поставки, которые "значительно меньше половины", мало ему при этом никак не покажется.

Впрочем, это бы еще можно было списать на технические разногласия, которые устранимы, если обсудить обстановку в тесном семейном кругу. Только публикации столичных коллег навевают мысли о более серьезных причинах взаимного непонимания. Гендиректор "Стальной группы" Владимир Иорих о претензиях к своей компании со стороны ММК узнал будто бы из СМИ. Что же касается комбината, он сам отказался от пролонгации договора закупок угля и концентрата, хотя предложенные цены ниже рыночных. Отозвавшаяся на это пресс-служба предприятия обвинила, в свою очередь, Владимира Иориха в лукавстве: "Стальная группа" диктует неприемлемые условия и цены.

Как все это понимать? Полтора года назад наблюдатели говорили о возможном акционерном союзе топ-менеджеров ММК и главных акционеров "Стальной группы", лидером которых является кемеровский "олигарх" Игорь Зюзин, допускали, что в борьбе за государственный пакет они выступят единым фронтом. Однако в свете открывшихся событий эти предположения выглядят уже не столь очевидно. Действительно, обе группы собственников заинтересованы в развитии бизнеса, но как тогда оценивать "психологическую несовместимость-2004"? А может, она как раз и вызвана тем, что поменялось отношение к стратегическому партнерству?

Второй - лишний?

По некоторым экспертным оценкам, и Рашников, и Зюзин теперь не могут не учитывать крутых перемен на фондовом рынке. Полтора года назад государственный пакет ММК (исходя из его рыночной капитализации) оценивался в 120-150, максимум 200 миллионов долларов. Сегодня рынок сильно подрос. За "магнитогор-скую" акцию дают не 0,03-0,04, а 50 центов и даже больше, что поднимает стоимость 17-процентного пакета до 1,5 миллиарда долларов. При существующем контроле и внимании общественности весьма призрачными могут быть надежды на то, что акции выставят на торги, скажем, по цене 0,01 цента, если реально должны оценить их значительно дороже.

Иначе говоря, самым главным становится вопрос: где, собственно, найти такую фантастическую уйму денег соискателям? Теоретически они есть и у Рашникова, и у Зюзина (годовой оборот Магнитки - примерно два миллиарда долларов, таков же он и у "Стальной группы"). Тем не менее, считает ряд аналитиков, шансы кемеровского "олигарха" выиграть конкурс (если тот будет проводиться в форме открытого аукциона) все же предпочтительнее, поскольку ему проще показать свой капитал - он более открытый, как говорится, на виду.

У Рашникова могут возникнуть "технические" сложности, хотя в борьбу он вступит непременно. Лучшие консультационные умы сегодня думают над тем, как подойти к конкурсу во всеоружии.

Растущий накал предпродажной борьбы убеждает: кто бы ни одержал победу, она может стать окончательной и бесповоротной. Если на коне будет Рашников, поколебать директорское кресло не сможет никто, недругам нынешнего менеджмента придется смириться с этим, оставить любые попытки расшатать корпоративную лодку. А если верх одержит Зюзин... Зная, как формируется акционерный капитал и структура управления в "Стальной группе", можно предположить, что несколько месяцев спустя его команда попытается расставить на ключевые должности своих людей. И главным вопросом тогда будет уже другой: удержатся ли на комбинате Рашников и его сторонники?

Комментарии
Комментариев пока нет