Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Недорого роллы с доставкой, подробное описание.
Разовый курьер, подробнее по ссылке.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Возрождение Гипромеза

07.09.2004
Проектировщики металлургических заводов создали инжиниринговую компанию европейского уровня

На всех 14 этажах Гипромеза идет евроремонт. Устанавливаются новые двери, пластиковые окна, одеваются мрамором ступени. Мы открываем дверь и из опутанного проводами грохочущего коридора попадаем в великолепный офис, как из глянцевого журнала: современная мебель, компьютеры, много света и зелени.
- А где же кульманы? - cпрашиваю склонившихся над распечатками проектировщиков.
- Мы уж и слово это забыли!
В соседней, такой же новенькой, прекрасно оборудованной лаборатории тоже кипит работа.

Проектировщики металлургических заводов создали инжиниринговую компанию европейского уровня

На всех 14 этажах Гипромеза идет евроремонт. Устанавливаются новые двери, пластиковые окна, одеваются мрамором ступени. Мы открываем дверь и из опутанного проводами грохочущего коридора попадаем в великолепный офис, как из глянцевого журнала: современная мебель, компьютеры, много света и зелени.

-- А где же кульманы? - cпрашиваю склонившихся над распечатками проектировщиков.

-- Мы уж и слово это забыли!

В соседней, такой же новенькой, прекрасно оборудованной лаборатории тоже кипит работа.

-- Мы очень загружены. У нас сейчас очередь из заказчиков, - радостно объясняют мне.

Огромный дом всевозможных контор и фирм вновь становится крупнейшим проектным институтом, известным не только в России, но и за рубежом. О возрождении Челябинского Гипромеза мы беседуем сегодня с его генеральным директором Сергеем Овчинниковым.

-- Сергей Геннадьевич, за десять провальных лет нашей экономики многие проектные институты попросту развалились. Как Гипромезу удалось выжить?

-- Главным образом за счет особого гипромезовского духа, его замечательного коллектива. Многие со студенческой скамьи работают здесь ни одно десятилетие. Вся жизнь нашего главного инженера Игоря Николаевича Наумовича связана с Гипромезом. Начальник металлургического отдела Владимир Сергеевич Немытов работает здесь больше 45 лет. До 92 лет трудился у нас Илья Яковлевич Хлебников, до самой смерти сохранивший удивительный ум и светлую голову. Такие люди и были основой, фундаментом Гипромеза. Они остались верны ему и в тяжелые рыночные годы, когда шел процесс перераспределения собственности, смены формаций, когда многие думали, как вообще выжить.

-- Вы пришли в институт как раз в это время, семь лет назад. И с чего начали?

-- Чудес, конечно, не бывает. Чтобы платить людям зарплату (заказов-то от металлургии не было), пришлось часть помещений сдать в аренду. Но проектировщику, как врачу, нужно постоянно работать, иначе он теряет квалификацию. Проанализировав ситуацию, мы начали расширять сферу деятельности. Ушли от чисто металлургической, начали заниматься общегражданским строительством и водным хозяйством. Эти два направления и сейчас у нас являются приоритетными. Кроме того, начали выходить на зарубежные фирмы, чтобы наш бизнес не зависел от российской конъюнктуры, чтобы в связке с иностранными партнерами была возможность работать на рынках Юго-Восточной Азии, Аравийского полуострова. И это нам удалось. Так были сохранены основной костяк коллектива и материально-техническая база. Мы не сомневались: научная мысль, проектная продукция будут востребованы, главное - дождаться того рубежа, когда начнется рост экономики. Расчет, на наш взгляд, сделали правильно, пожертвовав прибылью от сдачи в аренду нашего здания в центре города. Но зато мы работали на перспективу. После 2000 года промышленность начала возрождаться, у металлургических заводов появились собственники, и сегодня снова наука, проектные институты востребованы.

-- Это правда, что на проекты Гипромеза сейчас огромная очередь?

-- На сегодняшний день темпы роста рынка инжиниринговых услуг многократно опережают наши возможности. За последние пять лет объемы реализации Челябгипромеза увеличились в 14 раз, а темпы роста рынка аж в 80 раз. Представляете, какое поле деятельности!

-- Но, говорят, Челябгипромез - один из пока немногих проектных институтов в России, имеющих международный сертификат. Поэтому заказчики предпочитают обращаться к вам?

-- У нас в стране вообще сохранились как структурные подразделения всего 6 Гипромезов - Московский, Ленинградский, Уральский, Сибирский, Магнитогорский и наш. Вот два последних и имеют сертификаты ИСО-9000. Кроме того, у Челябгипромеза есть еще немецкий сертификат "TUF" для работы за пределами Российской Федерации. Но солидные предприятия выбирают нас прежде всего из-за репутации Челябгипромеза, его абсолютно прозрачных целей, долгосрочной политики и конкретных объектов. Мы не фирма-однодневка, которая вдруг исчезает, после выполнения проектных работ, мы инжиниринговая компания европейского уровня с более чем шестидесятилетними традициями.

-- Сергей Геннадьевич, расскажите об объектах института, которыми вы гордитесь.

-- Они разбросаны по всей России, есть и в странах СНГ. Из последних - машина непрерывной разливки стали (МНРС) на "Мечеле", аглофабрика. Очень перспективный проект - цех по производству отводов на трубопрокатном заводе, который будет выпускать фасонную арматуру для нефтяников. По нашим проектам ведется реконструкция Ашинского и Златоустовского метзаводов.

-- А вы говорили о гражданских объектах?

-- Пожалуйста, новый мост в Трехгорном, вантовый, как в Сан-Франциско. Или завод по производству бордюрного камня, плиточек, по которым сегодня ходят челябинцы, тоже мы проектировали. Мы много работаем с управлением водоснабжения и водоотведения. По нашему проекту реконструирован главпочтамт, и элитный дом за "Уральскими пельменями". У института сегодня 25 направлений проектной деятельности, так что объекты я могу перечислять очень долго.

-- Впечатляет, конечно, даже беглый их перечень. А кто их создавал? Ведь те специалисты, благодаря которым в 90-е годы выжил Гипромез, уже на пенсии.

-- В нашем бизнесе возрастной ценз не является определяющим. У нас чем специалист старше, тем богаче у него опыт, тем больше производственных и жизненных ситуаций он знает. Мы стараемся наших пенсионеров не терять. И на базе бюро экспертизы и нормоконтроля формируем технический совет из специалистов высочайшей квалификации, которые и занимаются экспертизой проектов. В оперативном режиме им работать уже тяжело, но они ведут анализ проектной документации, выявляют ошибки, обучают молодежь. Ведь для подготовки реального проектировщика необходимо от 5 до 10 лет. По его проектам должно быть построено минимум три объекта, причем он должен видеть, как строители работают с его чертежами, какие на практике возникают ошибки, сложности, затем - как эксплуатируется его объект. Скажем, какой запас прочности нужно делать для 200-тонных кранов или для работы всех заводских коммуникаций при морозе в минус 45о. Вот где проверяются грамотность специалиста, его состоятельность. И помогают нам в воспитании начинающих проектировщиков такие люди, как начальник строительного отдела Наталья Николаевна Васкевич, главный инженер проекта по ЧТПЗ Юрий Иванович Шевченко, стаж работы которого в Гипромезе более 45 лет. Со студенческой скамьи ЧПИ пришел к нам и Борис Генрихович Оттен, в прошлом начальник одного из строительных отделов института, а сегодня куратор направления работы с австрийским концерном "VOEST-ALPINE". Мы бы хотели, чтобы и для молодежи Гипромез стал родной организацией, как для этих заслуженных людей.

-- Сегодня молодые специалисты составляют уже 30 процентов вашего коллектива. Они идут к вам за хорошей зарплатой?

-- Прежде всего, мы создаем людям приличные условия труда. Раз уж получили евросертификат, значит, и условия труда сотрудников должны ему соответствовать, чтоб они не чертили в подвале на кульманах, не сидели за разваливающимися столами. Вы же видели, мы меняем все системы тепло- и водоснабжения, кондиционирования, заканчиваем евроремонт здания. Молодые специалисты должны гордиться своим институтом, действительно чувствовать себя ведущими представителями инжинирингового бизнеса.

-- Но у входа в ваше здание еще висит на стене огромный список располагающихся в нем фирм.

-- Нам очень жаль, но пришлось расторгнуть договоры с 40 арендаторами. Мы расширяемся, нам самим не хватает площадей, мы становимся стабильно работающим институтом. После того как угрозу существованию Гипромеза мы преодолели, начали определять, как будем развиваться, каковы наши планы на перспективу. Мы сформулировали их как стратегические цели на 1997-2000 годы. Они были еще шероховатыми, но в них уже ставилась задача, как сделать, чтобы от нас не уходили люди. В следующем документе до 2003 года были определены план, четкие цели. Затем мы подошли к вопросу дальнейшего развития Гипромеза более структурированно и с участием всего коллектива сформулировали его миссию, то есть определили ценностную базу, основные приоритеты и уже на их основе стратегические цели до 2010 года. Очень отрадно, что они совпали с теми планами, что ставят перед нами президент России, губернатор Челябинской области и мэр Челябинска. Увеличение внутреннего валового продукта в два раза - один из пунктов наших "стратегических целей". Мы на сегодняшний день его выполняем и не видим особых проблем с тем, чтобы к 2010 году увеличить объем наших проектных услуг более чем в два раза.

-- За счет чего вы планируете достичь таких результатов?

-- Бизнес у нас интеллектуальный, и о работе по воспитанию высокопрофессиональных кадров мы уже говорили. Четкая, грамотная, перспективная кадровая политика поможет нам догнать стремительно растущий рынок и иметь свою долю при проектировании и реконструкции объектов черной металлургии. Для этого на базе Гипромеза мы планируем создание такой логистической структуры, которая бы сдавала объекты "под ключ". Чтобы наши заказы не забирал кто-то на стороне, мы должны выстроить четкую цепочку с привлечением субподрядчиков. Заказывает нам "Мечел" строительство аглофабрики - пожалуйста. От комбината требуются четкая выдача технического задания и финансирование проекта. Все остальное, как это делается в современной мировой практике, Гипромез будет брать на себя, выступая генподрядчиком и сдавая фабрику "под ключ".

Следующее направление нашего развития - создание на базе Гипромеза научно-технического центра, прежде всего в электрометаллургии. Ведь Гипромез исторически был электрометаллургическим институтом. Но, к сожалению, НИИ сегодня находятся в сложнейшей ситуации, а передовая металлургическая научная мысль в большинстве случаев переместилась на берега Рейна, Дуная, Темзы и Адриатики. Среднее звено конструкторов разбежалось: кто-то ушел в бизнес, другие - в торговлю, третьи вообще уехали из России. И новые технологии просто некому придумывать. Вот для научного сопровождения наших проектов на первом этапе мы и выстраиваем отношения с университетами, в частности с ЮУрГУ.

Я уже говорил, у нас сейчас 25 направлений проектной деятельности, и каждое должно основываться на базе новых технологий. Научные организации будут вести нас по каждому из направлений - строительному, газовому ли, водному ли хозяйству или электротехнической части. Это наш технологический аудит.

Второй этап - создание центра электрометаллургии совместно с Московским ВНИИТО. На сегодняшний день Челябинску заниматься металлургией гораздо географически проще и понятнее, чем Москве, а вся база данных у нас есть. В перспективе же мы будем выходить на научные и технологические разработки. Но для науки необходимы производственная база и финансирование.

-- Сергей Геннадьевич, напоследок личный вопрос. Скажите, зачем вам третье высшее образование?

-- Я закончил ЧИМЭСХ и Всероссийский заочный финансово-экономический институт, защитил кандидатскую по проблемам анализа хозяйственной деятельности предприятий. Но базового менеджерского образования у меня не было. Поэтому сейчас я учусь в Школе бизнеса Открытого университета Великобритании. В своих стратегических целях Гипромез выходит на международный уровень - нужно знать правила игры на европейском рынке. Учусь, между прочим, не я один - весь высший менеджмент института проходит переподготовку в Школе бизнеса, затем мы планируем обучить и всех начальников отделов. А молодые специалисты с этого года проходят стажировку в Австрии и Германии. Как же иначе мы сможем конкурировать на европейском рынке? Необходимо, чтоб персонал был подготовлен, знал методы ведения бизнеса и европейские технологии, не был скован языковым барьером.

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Комментарии
Комментариев пока нет