Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Больного - в палату...

04.11.2000

(Окончание. Начало  на 1-й стр.).
- Я спросила у заведующей отделением психоневрологической больницы Ирины Ивановны Беликовой, могу ли забрать из больницы свою сестру, - рассказывает Зинаида Голубева. - В ответ услышала: забрать могу, но только по решению суда.

(Окончание. Начало на 1-й стр.).

-- Я спросила у заведующей отделением психоневрологической больницы Ирины Ивановны Беликовой, могу ли забрать из больницы свою сестру, - рассказывает Зинаида Голубева. - В ответ услышала: забрать могу, но только по решению суда. Беликова подтвердила, что моя сестра социально неопасна и личного согласия на госпитализацию не давала. Ладно, увезли на лечение по заявлению соседей, бывает. Но на каком основании в приватизированную квартиру сестры поселили своих сотрудников?

-- Вы об этом спросили Беликову? - интересуюсь у Зинаиды Андреевны.

-- Да, я ее об этом спросила и даже сделала заявление, что с того дня, как только в квартиру вселили врачей, здоровью сестры стала угрожать опасность. Потому что с этого дня они объективно заинтересованы в длительном отсутствии хозяина квартиры. На эти доводы мне ответили, что я не знаю законов. А в Жилищном кодексе, кстати, есть специальная статья "Временные жильцы", где ясно сказано, что в освобождающееся на время жилище поселить на какое-то время людей можно только с согласия квартиросъемщика и членов его семьи. А в нашем случае сестра не просто квартиросъемщик, а ее хозяйка, так как квартира приватизирована. Не спросили ни хозяйку, ни ее ближайших родственников. Врачи допустили самый настоящий произвол: хозяйку увезли на бессрочное лечение, а в квартиру вселили своих сотрудников. Не утверждаю, но вынуждена предполагать, что эта схема уже отработана. В порыве откровенности Беликова показала мне стопку карточек своих больных, помеченных черными полосами. Сказала, что столько у них людей, которых надо отправить в дом престарелых. Есть у них в нем две палаты, в которых живут больные, а в их квартирах - сотрудники психоневрологической больницы. Пусть живут, если с согласия. Но не так, как поступили с моей сестрой.

Прожив в Магнитогорске неделю, Зинаида Андреевна Голубева объездила и обошла массу контор. Где-то ее вынужденно слушали, где-то - делали вид, что сочувствуют. Все хотела встретиться с главным врачом психоневрологической больницы А. Беликовым. В суде Орджоникидзевского района ей показали его заявление от 10 мая, в котором Александр Александрович просит "рассмотреть вопрос" о лишении дееспособности Софьи Александровны, страдающей параноидной шизофренией. Суд заявление рассмотрел и, идя навстречу администрации больницы и руководствуясь статьей 14 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", постановил: "Назначить судебно-психиатрическую экспертизу в отношении Кудрявцевой Софьи Александровны 1937 г.р., поручив ее производство врачам МПНБ:" То есть решение о дееспособности должны вынести те же врачи, что не только лечили больную, но и отдали ее квартиру своим людям. С какой стати Зинаида Андреевна и другие близкие родственники больной должны доверять врачам и администрации больницы? Возникла необходимость встретиться с главным врачом, чтобы сказать, что у больной есть еще две родные сестры, много племянников, племянница и без их согласия и участия ее нельзя лишать дееспособности и устанавливать опеку хоть и лечащего, но чужого учреждения. При необходимости опекунами готовы стать родственники. Встретиться с А. Беликовым Зинаиде Андреевне не удалось. Поговорила с его заместителем М. Колодягиной. Попросила ответить, лишили или нет сестру дееспособности. Доктор не ответила на вопрос родной сестры, сославшись на врачебную тайну. И выписать женщину из больницы тоже отказалась, мол, не моя компетенция, да и со здоровьем больной хуже стало. На порядочность врачей Голубева уже и не рассчитывала:

Передо мной заявления, которые Зинаида Голубева была вынуждена отправить, защищая права сестры и ее родственников: в прокуратуру Магнитогорска и его районные суды, помощнику председателя комитета по законодательству Государственной Думы Павла Крашенинникова Вадиму Хохлову. Ко всем одна просьба: не лишайте сестру дееспособности, верните ее домой, родственникам. Ответа на заявления нет. Правда, несколько дней назад из Магнитогорска позвонила племянница. Сказала, что из прокуратуры Орджоникидзевского района по телефону сообщили, что заявление взял на контроль прокурор области А. Брагин.

Звоню в Магнитогорск главному врачу психоневрологической больницы А. Беликову, не надеясь на откровенный разговор: по телефону врачи объяснять не любят, а психиатры тем более. Я не ошибся. Александр Александрович, отказавшись говорить о больной, строго, будто пригрозив, велел передать его слова Зинаиде Андреевне. Мол, где она потерялась, пусть немедленно приезжает за сестрой.

-- В квартире больной все еще живут врачи? - спрашиваю его.

-- Живут на основании постановления! - отвечает А. Беликов.

Этот ответ можно понять так: больную сестру забирайте, но ее квартира будет занята. Логику людей, работающих в психоневрологической больнице, без прокуратуры и суда понять невозможно: n

Комментарии
Комментариев пока нет